И тут в белом венчике из роз впереди идёт Ким Чен. Весь такой в чёрном, с прекрасной стрижкой. Вот вы когда последний раз были у парикмахера? А он — был. Пока вам рассказывали, что он умер. Кто рассказывал? Да буквально все, кто обожает надувать щеки, демонстрируя свои тонкие познания в политике и профессии новостника.

Также по теме
Ким Чен Ын появился на публике после 20 дней отсутствия — видео
Северокорейский лидер Ким Чен Ын впервые появился на публике после трёх недель отсутствия. На кадрах, которые были опубликованы...


Стоило корейскому диктатору (после того, как по мановению палочки западные СМИ перестали называть диктатором Лукашенко, он у нас такой один остался) перестать появляться на людях с 11 апреля, как почти месяц вся прогрессивная пресса кормила читателя навозом с лопаты. 

Вот будто читателю других проблем за это время не привалило: если вы не заметили, тут уронили буквально всё и везде, закопали весь Кони-Айленд и даже тетю Шмулю (ну, вы знаете тетю Шмулю) не выпускают погулять с собачкой в Хайфе. 



И тут какая-то очередная New York то ли Post, то ли Mail, то ли Shout взрывает информационную бомбу: «Больше в наших топках не зажечь нам Ленина потухшие зрачки». 

Ну хорошо, не Ленина, а Ким Чен Ира. Ким Ир Сена. Пол Пота и Иенг Сари. Вы не поверите, но я ещё живого Мао помню — чего мне на вашего хипсто-диктатора дивиться? Живого или мёртвого.

Меня больше заботит ментальная смерть моей профессии — вот этот весь многоканальный генератор фальшака с умными мордами: New York Shout ссылается на гонконгские СМИ, те — на «высокопоставленные источники», японские газеты рассказывают, что северокорейский лидер «находится в вегетативном состоянии».



В пекинской прессе сообщается, что операция по стентированию прошла неудачно, потому что у хирурга от волнения дрожали руки. Руки? Вы серьёзно?

Я, конечно, понимаю, что такая явная залепуха может произвести впечатление только на локальную провинциальную сцену, которая впадает в кому от восторга при виде шапки «New York чего-то там» и транслирует дальше какую-то чудовищную чушь про «восемь минут, потерянных обосравшимся от страха хирургом». Не шесть, не семь, а именно восемь. Чушь бравирует выдуманной точностью. Но зато она ширится и пучится. Для местной оппозиционной прессы эта выдуманная одинокая смерть тирана, про которого никто ничего на самом деле не знает, — ещё и повод порассуждать, каково им живётся в «почти Северной Корее» на деньги Газпрома.  

Вот это самое «никто ничего не знает» — уже приговор всей этой многоголосой экспертизе. Что западной, что нашей, домашней, которая славится тем, что с открытым ртом смотрит на западную.

И вот уже Сванидзе бубнит про культ личности Путина, а дальше уже казачий хор разговорной радиостанции разносит старинную перестроечную песню «Сталин-Берия-ГУЛАГ-Северная Корея».

Глобальные кумушки уже назначили сестру Кима в новые диктаторы Кореи, не забыв упомянуть её пристрастие к секс-вечеринкам (это, видимо, из тех же источников, которые считали восемь минут шунтирования и замеряли сейсмографом амплитуду дрожи рук молодого хирурга).  

От этого назначения уже бомбануло у феминисток, которые заподозрили нормальных людей в недооценке важности события и попытках принизить важность поста диктаторки для освобождения женщины Востока.  

Так что все праздные умы заполнили свои пустоты аж на месяц. И вот когда померший от инфаркта, коронавируса, взрыва ракеты и чтения блогов правозащитников Ким в чёрном вышел разрезать красные ленточки, словно петух прокукарекал. Словно солнце взошло — и свита Вия застряла в окнах и дверях старой корейской пагоды. Утомлённые вирусом коллеги как воды в рот набрали (или что они там обычно набирают). Раздалась тишина. Куда-то с первыми петухами делись обозреватели и аналитики, эксперты и экспертизы — всё, что простой читатель называет по-свойски «нечисть».    

Получается, что целый месяц под понимающие твиты- ухмылки Трампа всемирного читателя кормили органическими удобрениями — и никто за это даже не извинился. Кстати, были времена, когда за дезу криво-косо извинялись. 

Но уже давно дорогая пресса перешла грань добра и зла, за которой можно проводить кампании против целых стран, разжигать войну, провоцировать санкции, продавать независимость партиям и спецслужбам — и никого уже это не удивляет, никто ни за что не отвечает. Ни за одно слово. 

Даже если это слово «стентирование». 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.







X