А платье-то выпускное уже пошито и сто-пятьсот раз примерено. И будет ли выпускной – вопрос куда более важный для дочери, чем даже ЕГЭ или тем более какое-то падение экономики.

Чтобы разрядить напряжение, я ее успокаиваю, пытаюсь юморить: «На крайний случай сошьешь такого же цвета маску – там ведь материл от платья остался. Будете все в масках…». Юмор не оценили. Выпускной – дело серьезное. А тут еще дистанционное обучение, дистанционка…

Как снег на голову 



Понятно, что свалилось все это как снег на голову для всех – детей, родителей, учителей. И начался кошмар. Потому что у многих семей обстановка как у нас – три человека, три телефона и один компьютер.

Две удаленки и одна дистанционка. Впрочем, что я, у многих хуже - там, где два-три разновозрастных школьника. Мне-то попроще, я свои дела могу и поздно вечером посмотреть-поделать, а у жены-то рабочий день с утра и у дочери уроки тоже.

«Здравствуйте, нас зовут Skype и Zoom. Мы вам поможем». Это было первое наше знакомство с этими системами. Мы в семье сознательно избегаем излишнего пристрастия к гаджетам, но тут пришлось. 



Причем, как пел Высоцкий, «наугад, как ночью по тайге». И тут возникает вопрос преподавания информатики в школе. Предмет есть, детей учат основам программирования.

Но дистанционка показала, что лучше бы их обучали практическим премудростям – как создать видеоконференцию, настроить при этом звук, научить пользоваться облаком… Но, разумеется,  это претензии не к учителю, а к тем, кто планирует и составляет программы.

Но общими силами справились. Правда, порой, как и у всех – что-то висло, не включалось, фонило, пропадало… В общем, сами знаете.



Понятно, что в авральную ситуацию попала и наша гимназия. Не знаю, как уж там справились – но в нужное время все работало и все были на связи.

Курская гимназия № 44 считается элитным учебным заведением, но вся элитность – в уникальном коллективе, накопленном опыте и легендарном директоре.

И на Совете гимназии, который прошел недавно тоже в формате видеоконференции, Зоя Петровна Богдановская сказала, что гордится своими учителями. И есть чем -  преподаватели математики иной раз проверяли по 300 работ в день…

«В нашем доме поселился…» 

Как работают учителя, я теперь увидел сам. Кстати и как работают коллеги супруги – в нашем доме на время дистанционки-удаленки «поселилось» много замечательных людей.  

Преподаватель иностранного языка Олеся Юрьевна Колусовская иногда говорила детям: «Так, не обращайте внимания, я немного охрипла – позади уже шесть уроков…».

Кстати, очень интересно слушать, как ребята работают. 11 А – это гуманитарии, поэтому английский любят, как и преподавателя и особо не ленятся.

Впрочем, как ни старалась Олеся Юрьевна, она все же иногда замечала: «Проседаем, с грамматикой проседаем, с произношением…». Оно и понятно – преподавание языка дистанционно, да еще с прицелом на ЕГЭ – это не тот вариант, который нужен, при всем мастерстве учителя.

Литература и русский – то же самое. Людмила Богдановна Лашкова делала все, что могла. К слову сказать, как человек, в свое время учившийся на филологическом факультете, могу отметить, что уроки – на уровне вуза.

Так о языке и литературе говорят хорошие вузовские преподаватели с хорошими студентами. Дочь пояснила: «А Людмила Богдановна всегда с нами как с равными разговаривает…».

Была и химия, и астрономия, и география… Все, что надо. Даже физкультура. Один раз физрук прислал тест, потом велел сфотографировать, как ребята держат «планку»…

Знаю, что у некоторых родителей подобные задания вызывали раздражение («пусть сам пришлет свою фотографию, как он «березку» делает»), но нам было просто весело – все-таки разнообразие. Дочь кричала со смехом маме: «Скорее фоткай, больше держать не могу!..».

Родители рассказывали, что у кого-то вызвало возмущение задание по технологии, для выполнения которого пришлось идти в магазин за нитками мулине.

Не знаю, стоило ли на это сердиться – все-таки лишний повод выйти по делу из дома, да и технология – дело такое, что будь моя воля, я бы ввел ее как обязательный предмет с 1-го по 11-й включительно. Но это мы уходим в сторону.

В общем, проучились мы дистанционно до мая вполне нормально, хотя всякое было – от слез до нервного смеха.

Большинство учителей работало на платформе «Я – класс», но некоторые выбрали другие сервисы. Случалось, что дети забывали об этом, и часам к 11-ти вечера выяснялось, что срочно надо какой-то тест делать или задание.

Плохо, что закрыли все библиотеки, книжные магазины и букинистические. Ридера у нас нет, с телефона читать - не очень, а гуманитариям читать надо много. Слава Богу, дома приличная библиотека…

Вообще в будущем, если отправлять на дистанционное обучение, то государство, которое не перестает у нас повторять, что оно – социальное, должно давать ученику как минимум ноутбук со всеми настроенными «прибамбасами» и ридер со всеми нужными текстами.

Да, и еще проплаченный трафик… Наш директор на Совете гимназии сказала, что платформа «Якласс» требует оплаты – 751 рубль с человека, но гимназия на сбор денег с родителей, разумеется, не пойдет, есть иные варианты. Во всех ли учебных заведениях будет такой подход, покажет время и расскажут соцсети.

Жмых патриархальный 

Что положительного дала дистанционка, так это сплочение класса. Все помогали всем, иногда один делал все за всех, иногда все за одного. Делились щедро, все ведь в одной лодке. Проще говоря, списывали безбожно. А в параллели 11-х классов завелся как-то Жмых патриархальный.

Кто-то из ребят зарегистрировался под этим ником. Система работа просто. Жмых патриархальный делал тест. В конце подводился итог, указывались ошибки. Затем Жмых заходил уже под реальным именем, выполнял тест быстро и естественно абсолютно правильно и быстренько со всеми делился…

«Ловили» его все классные руководители вместе, в том числе классный руководитель 11А Оксана Валерьевна Дородных. Жмых далеко не ушел. Дочь прокомментировала: «От Оксаны Валерьевны мало кто уходил…».

Вначале Жмыха патриархального попросили  самоудалиться (предложение ему было сделано с тремя восклицательными знаками в конце фразы). Потом он был вычислен и, если в данном случае подходит это слово, забанен.

В принципе, этот веселый случай позабавил, но показал, что ученики и воспринимают дистанционное обучение как забавное приключение. Да и обучение ли это?

Надо сказать честно – дочь за время дистанционки, если и открывала учебник, то от силы раза два. Ну, это же наивно, давать тесты, задания школьнику, который сидит за компьютером. Ребенок сразу там все ответы и находит.

Обучение – это разговор, глаза в глаза, это интонация, это мимика, это акценты… Да что там говорить! Мне, кажется, все понимают. Так что, по большому счету, это не учеба, а профанация, но что делать – ситуация чрезвычайная, хорошо хоть так…

Что делать с ЕГЭ? 

При этом на горизонте маячит ЕГЭ. Как его будут сдавать на этот раз – пока совершенно неясно. Если как обычно, и дистанционка продлится до конца года (а она продлится), то 11-классники 2020 года окажутся в проигрыше по сравнению с 11-классниками 2019 года.

Дистанционное обучение помогло не прервать процесс учебы, что, конечно, важно, но назвать это время полноценной учебой нельзя, тем более нельзя назвать этот период активной подготовки к ЕГЭ. Я бы на месте нашего министерства просвещения это каким-либо образом учел.







X