Парад 9 мая, вокруг которого ломаются копья из-за пандемии, судя по всему, будет в Минске все-таки проведен. «Должен сказать, что мы не можем отменить парад. Просто не можем», — заявил Александр Лукашенко на совещании, которое собрал, что примечательно, в воскресенье 3 мая.

Фото из архива пресс-службы президента

 

На первом плане у белорусского руководителя, как он сам признался, идеологические соображения. Лукашенко подчеркнул, что участники войны «умирали, может быть, и от вирусов, других болезней. Но они это не ощущали порой и об этом не думали. И умирали они ради нас, как бы это пафосно ни звучало».



Второй момент: «И подумайте, что скажут люди. Может, не сразу, через день, через два после этого, — скажут, что испугались».

 

Пандемия: уже без шапкозакидательства

Говоря о ситуации с коронавирусом, Лукашенко снова употребил слова «психоз», «инфодемия», но в целом тон уже далеко не шапкозакидательский. Когда официальный лидер отмечал сегодня, что система здравоохранения, врачи в Беларуси уже получили необходимый опыт лечения заболевших и научились правильно действовать в нынешних условиях, то употребил такой образ: армия 41-го года и армия 45-го — это две разные армии.



То есть Лукашенко сравнил нынешнее сражение против COVID-19 с тяжелейшей войной. А это уже не хиханьки-хаханьки.

Показательна и другая реплика: мол, у областных начальников «посевная кампания уже проблема номер два. Главная проблема — помочь врачам, Министерству здравоохранения в этой работе». Налицо смена приоритетов. Прежде, как известно, именно посевная была проблемой номер один.

Однако остается вопрос, насколько своевременны и адекватны меры белорусских властей в отношении пандемии.



 

С прогнозами что-то не так

«На сегодняшний день удается сдерживать заболеваемость в целом. Что касается инфекционных заболеваний, то мы идем четко в том прогнозе, который был два месяца назад доложен мне», — заявил Лукашенко.

Но ведь 31 марта он говорил: «Мы сейчас — это мои ощущения, исходя из цифрового анализа заболеваемости — находимся на пике. Я уже молю бога, чтобы до Пасхи этот пик ушел вниз».

Министр здравоохранения Владимир Караник 9 апреля прогнозировал, что пик придется на конец апреля — начало мая. Сегодня 3 мая, однако рост продолжается. Лукашенко говорит теперь, что «нам надо напряженно выдержать до начала лета».

Иначе говоря, сроки предполагаемого пика снова сдвигаются. Значит, с ощущениями и прогнозами наверху что-то не то. Если же официальные прогнозы были неточными, а конкретнее — слишком оптимистичными, то можно сделать вывод, что угрозу недооценили. И, соответственно, предположить, что меры властей оказались недостаточными.

 

Рекомендации ВОЗ частично игнорируются

Насколько удается сдерживать заболеваемость, тоже вопрос спорный. На 3 мая в Беларуси зарегистрировано 16 705 человек с положительным тестом на COVID-19, умерло 99. За сутки количество инфицированных увеличилось на 877. Мы обошли по цифре заболевших Польшу, где населения в четыре раза больше. По числу выявленных зараженных на миллион жителей Беларусь опережает все соседние государства.

На днях представитель ВОЗ в нашей стране Батыр Бердыклычев в интервью TUT.by заявил, что темп прироста новых случаев COVID-19 в Беларуси является «одним из самых высоких в Европейском регионе ВОЗ». Причем одна из ведущих причин быстрого развития эпидемии — «отсутствие адекватных мер физического дистанцирования».

Ранее ВОЗ по итогам работы своей миссии, которая была у нас 7–11 апреля, рекомендовала властям страны усилить меры социального дистанцирования, отменить все массовые мероприятия и перевести обучение в онлайн. Но президент, как известно, велел возобновить занятия в школах. 25 апреля был проведен субботник с участием 2,3 млн человек, продолжается футбольный чемпионат. И наконец, судя по категоричному тону главы государства, решено не отменять парад.

 

Эхо терок с Кремлем

Говоря о параде, Лукашенко отметил, что «никого на это массовое мероприятие тащить не надо». Это можно трактовать как некое послабление, учитывая традиции «добровольно-принудительного» участия в официозных действах.

На проспекте Машерова, где пройдет парад, продолжается установка трибун.

Президент также сослался на неназванных эпидемиологов и вирусологов, с точки зрения которых парад якобы не самое опасное мероприятие (аргумент, надо сказать, так себе). И выказал готовность гостеприимно встретить тех российских депутатов и сенаторов, которые изъявили желание посетить парад в Минске.

Иными словами, белорусский руководитель не прочь утереть нос Владимиру Путину, который по причине пандемии перенес аналогичный парад в Москве на неопределенный срок.

Вообще на почве коронавируса заклятые союзники еще сильнее повздорили. Лукашенко отчихвостил Москву за одностороннее закрытие границы в марте. Посмеивался над тем, что российское руководство охватил «этот психоз». Обвинил Кремль в эгоизме на фоне коронавируса во время апрельской видеоконференции членов Высшего Евразийского экономического совета.

Вдобавок Минск и Москва в последние годы конкурируют за то, что пафосно называют наследием Великой Победы. Руководство Беларуси негласно притормозило использование георгиевских ленточек, заменив их бутоньерками в цветах официального флага своей страны. Официальный лидер не в восторге от «Бессмертного полка», эта акция здесь гасится — очевидно, власти рассматривают ее как проявление российской мягкой силы. Лукашенко подчеркивает, что у нас-де давно придуман свой формат — «Беларусь помнит».

Также он отмечал, что кому-то в России неймется приватизировать Великую Победу. Теперь вот появилась возможность взять реванш — провести парад на фоне его отмены в Москве.

 

Чем дальше война, тем больше казенного пафоса

Впрочем, дело не только в терках с Москвой. Лукашенко в принципе культивирует образ сильного лидера, который ничего не боится. Не случайно сегодня в рассуждениях о параде прозвучало опасение: «Меня очень волнует, что люди не одобрят, если мы, испугавшись, разбредемся по норам».

Кроме того, президент Беларуси — в принципе идеологизированный человек советской закалки. Он благоговеет перед ритуалами. Потому и субботник провел, хотя тут никакой конкуренции с Путиным не было.

В свое время он попытался создать в молодой стране, над которой получил почти неограниченную власть, этакий мини-ремейк Советского Союза. Да, собственно, и пришел к власти на волне ностальгии измотанных невзгодами 90-х белорусов по «светлому прошлому».

И до сих пор несменяемый, как оказалось, президент держится за атрибутику советского образца, хотя многое из этого наследия безнадежно обветшало. Похоже, вождю кажется, что если выдернуть из системы хоть один кирпичик, то все зашатается.

 

Чем дальше война, тем больше казенного пафоса

Только вот не надо обвинять критикующих идею парада на фоне разгула «короны» в том, что им не дорога память героев той войны. Мне лично дорога память деда Иосифа, пулеметчика Красной армии, погибшего в бою в августе 1944-го.

Мое детство пришлось на те времена, когда рядом жило еще немало настоящих ветеранов Отечественной — искалеченных мужиков, заглянувших в лицо свинцовой смерти. Они не любили надевать награды и рассказывать о том, что пережили на фронте или в партизанах. А когда выпивали на праздник, то характеризовали тот ад, через который прошли, в очень крепких выражениях.

Они знали настоящее лицо войны, и потому им был чужд казенный пафос. Но чем дальше та война, тем больше этого казенного пафоса и желания поспекулировать на победе у тех, кто ее не добывал.

Хотя отметить 9 мая вполне можно было бы и без помпезности, без грохота в основном устаревшего военного металла по столичным улицам.







X