– С весны 2016-го до января надеялся вернуться на лед в качестве хоккеиста. 
— Января какого года? 
— Да нынешнего! Надеялся до последнего и очень этого хотел. Но в итоге пришел к выводу, что все-таки не судьба. В частности, и прислушавшись к своим ощущениям при выступлении в президентской команде. 
— Тяжко даже на уровне любителей? 
— В играх — нет, а вот после них возникают вопросы. Особенно когда сразу за ними — выезд с «Динамо». Понял, что нагрузки с перелетами переношу уже не так легко, как прежде, заметно дольше восстанавливаюсь. В январе осознал: все, пора забывать об игровой карьере. И задумываться над ритуалом реинкарнации — в тренерском качестве. 
— В осеннем интервью Сергей Костицын упомянул о твоих словах в его адрес: мол, восстанавливайся быстрее, еще сыграем вместе в «Динамо». Выходит, это была не шутка? 
— На тот момент — нисколько: осенью я всерьез рассматривал такой вариант. Но к весне, видишь, поостыл. Да и Серегино восстановление затянулось: он же зимой делал повторную операцию на спине. Так что я твердо решил вживаться в тренерскую роль, – сказал Грабовский.










X