Выбила ли Беларусь у России скидку на БелАЭС? - Экономика и Бизнес на N1.BY
Строительство Островецкой АЭС ведется практически полностью за российские деньги и под руководством российских специалистов. И с 2018 года позиция белорусской стороны проста: это россияне опаздывают по всем срокам, а значит, нужно менять условия кредита. В конце концов сейчас, по сообщениям целого ряда отечественных СМИ, Москва полностью согласилась на условия Минска, передает "Белсат".
Ярослав Романчук, исследовательский центр Мизеса:


«Это не только победа белорусской стороны, а такой технический вопрос. Поскольку формально Россия отвечает за проект, они его не ввели, можно подать в Стокгольм, и это будет длиться три года еще. Поэтому они и решили – здесь ссориться нечего».
По условиям кредита, развернуться в строительстве АЭС можем на $ 10,5 млрд, хотя сколько из этой суммы действительно использовано – сказать трудно. В прошлом году весной Лукашенко оценивал стоимость станции в $ 7 млрд. Но первые выплаты должны были бы начаться уже в следующем году и продлились бы 20 лет. Причем за первую половину долга начислялось бы более 5% годовых, что породило бы много вопросов к целесообразности стройки.


Сергей Чалый, экономист:
«Когда сам этот проект задумывался, были совсем другие расчеты относительно величины потребления. За это десятилетие экономика не выросла, как планировалось».
А тут еще и обвал цен на энергоносители. Очень хорошо, что Россия якобы пошла Беларуси навстречу. Платить начнем только в 2023 году и значительно меньший процент: 3,3%. Это даже лучше условий Бангладеш, где Россия тоже строит АЭС, правда, с другими условиями кредитования: только пятнадцать лет выплат и не более 4% в год.


Витис Юрконис, Институт международных отношений, Вильнюс:
«В интересах Беларуси не запускать станцию, ведь если говорить, во-первых, о кредите – это большое давление на экономику Беларуси. А во-вторых – кажется, что это не особенно выгодный проект».
В самом начале – почти двенадцать лет назад – Александр Лукашенко объяснял:
«Мы закладываем функционирование белорусского государства в условиях, когда на Земле обостряется проблема резкого исчерпывания запасов углеводородного сырья. Я думаю, будущее поколение оценит наше решение».
Прошло десять лет, планируемые сроки ввода в эксплуатацию первого реактора провалены, Евросоюз уже отказался покупать электроэнергию с АЭС, в безопасности которой сомневался, но шансы не упустить по крайней мере мощности станции были.
Татьяна Манёнок, экономический обозреватель интернет-издания «БелРынок»:
«Есть возможность экспортировать белорусскую энергию после запуска электростанции на евразийский рынок. Дело в том, что общий евразийский рынок должен заработать 1 июля следующего года».
Сейчас это достижение интеграции в рамках Евразийского пространства обещают запустить в 2025 году. Куда до этого девать электроэнергию – неизвестно. Польша с Украиной дефицита электроэнергии не имеют. А пока ЕАЭС запустит свой общий рынок, страны Балтии не то что не захотят, как сейчас, – не смогут покупать нашу электроэнергию. Потому что выйдут из синхронного режима работы энергокольца БРЭЛЛ. Это система, объединяющая энергосистемы стран Балтии, Беларуси и России. Прежде всего, она нужна для обеспечения потребностей Калининградской области.
«Поставленный срок – 24 года. И как раз по мнению ряда неких политиков и чиновников Литвы из-за этого пытаются запустить Островецкую АЭС, чтобы помешать этому окончательному отторжению Литвы и стран Балтии от энергетического кольца с Россией», – уверен Витис Юрконис.
А если некуда продать – зачем нам та станция? Столько энергии Беларуси не нужно.
»Если, к примеру, Россия отказывается, нарушая принципы ЕАЭС, покупать наше топливо, нашу электроэнергию, ну то имеем основания логические и юридические говорить: мы эту станцию запускать не будем, так как вы нарушаете принципы, на которые мы рассчитываем», – считает Ярослав Романчук.
Гитанас Науседа, президент Литвы – главной противницы Островецкой АЭС, в разговоре с Лукашенко вновь напомнил о проблемной станции.
Аста Скайсгирите, старший советник президента Литвы по вопросам внешней политики, заявила:
«Мы считаем строительство электростанции дополнительным бременем для белорусской экономики, учитывая российские кредиты. Чтобы уменьшить зависимость Беларуси от российских кредитов и инфраструктуры, решением будет реальная диверсификация энергоносителей».
Пока речь идет о диверсификации финансовой поддержки.
«Нам достаточно сильно подставит плечо Европа, особенно международные банки и фонды. Правительству я поручил, чтобы все деньги, что мы получим от МВФ, Всемирного банка, ЕБРР – пошли на здравоохранение», – заявляет Александр Лукашенко.
Если Евразийский банк развития обычно в кредитовании не отказывает, то с МВФ и Всемирным банком может быть все не так просто, полагает специалист Сергей Чалый:
«Довольно сложно претендовать на эти деньги и при этом отрицать, что у нас есть эпидемия. Мы же говорим, что у нас только паника. То есть естественно – все структуры, в которые можем обратиться, скажут: ребята, вы не в приоритете».
По крайней мере об отложении и изменении процентов кредита за АЭС известно точно… Или нет? Почему об этом не пишут российские СМИ?
Андрей Суздальцев, политолог, Высшая школа экономики, Москва:
«Мы направили запрос в три профильных федеральных ведомства, ни одно из них не подтвердило нам наличие такого соглашения. Одно из ведомств сказало, что никаких бумаг не получало. Но все три учреждения заявили, что знают о предложении белорусской стороны, которое оглашается, как уже решенный вопрос».
По словам специалиста, российская сторона готова пойти на определенные льготы по вопросам кредита за АЭС, однако в Кремле еще никто ничего не решил. То есть дальше мы имеем два сценария развития событий. Москва махнет рукой и сделает вид, что действительно – все мирно договорились. Или нас ждет очередной фронт борьбы внутри Союзного государства, если Минск будет стараться выдать желаемое за действительное и возмущаться негибкой позицией Москвы.








X