Весна – традиционная пора активизации политической уличной активности, пишет Александр Телевич на сайте "Наше мнение". 
Разумеется, в нынешней ситуации о сколь либо массовых собраниях речь не идет. Кроме того, чуть более года назад, а именно в январе 2019, правительство РБ приняло постановление № 49, согласно которому заявители уличных акций стали обязаны оплачивать услуги по охране общественного порядка, а также расходы, связанные с медобслуживанием и уборкой территории после проведения на ней своего мероприятия. Каким образом данное постановление повлияло на специфику проведения массовых мероприятий политической направленности за время, прошедшее в момента его принятия и как это постановление может повлиять на проведение массакций в будущем?


Упомянутое постановление установило, что за возможность проведения массовой акции численностью до 10 человек организаторам нужно будет оплатить сбор за услуги милиции и иных специализированных организаций в размере 3 базовых величин, за мероприятие от 10 до 100 человек – 25 базовых, от 101 до 1000 человек – уже 150 базовых, а если в акции примет участие более тысячи человек, то счет составит уже целых 250 базовых величин.
Кроме того, постановлением было предусмотрено, что при проведении массовых мероприятий в местах, которые не отнесены местными исполнительными и распорядительными органами к постоянным местам для проведения массовых мероприятий, к размерам, указанным выше, применяется повышающий коэффициент 1,5. Правда, в постановлении сделано исключение для мероприятий, проводимых по решению государственных органов.


Глава государства своими декретами еще в 1999 и 2001 годах довольно сильно ужесточил правила проведения массовых мероприятий: были ограничены время и места для их проведения, и даже разрешил ликвидировать партии и организации за однократное нарушение закона о массовых мероприятиях. Правда, впервые требование об оплате услуг милиции, медиков и коммунальных служб было введено в закон о массовых мероприятиях еще в 2003 году, но оно исполнялось выборочно, пока в январе 2019 года это правило не сделали обязательным.


В 2011 году после серии «молчаливых» протестов в закон был введен запрет на несанкционированное массовое «бездействие», а власти белорусской столицы официально запретили протестовать на главных городских площадях. Любопытно, что президент Лукашенко при этом на протяжении нескольких лет неоднократно говорил о необходимости дать оппозиции возможность протестовать в специально отведенных для этого местах. По всей стране исполкомы стали выделять такие т.н. «гайд-парки», как правило, в удалении от центра этих населенных пунктов. В Минске, в частности, такими местами стали Киевский сквер, парк имени 50-летия Великого Октября и площадь Бангалор, название которой стало в последствии нарицательным.
Правда, незадолго до принятия упомянутого постановления для этих же площадок ввели т.н. заявительный принцип – организаторам стало достаточным просто уведомить исполком о своих планах провести акцию и оплатить услуги милиции и остальных служб. Но, как показала практика, этот ценник оказался для многих обедневших оппозиционных структур неподъемным.
И вот в январе 2019 года принимается известное постановление № 49, принятое из-за внесения изменений и дополнений в Закон «О массовых мероприятиях»: некоторые из которых вступили в силу еще летом 2018 г., некоторые – только в зимой 2019 г. В соответствии с постановлением, например, теперь организатором мероприятия не может выступать человек, имеющий неснятую или непогашенную судимость за определенные преступления. Кроме этого, заявку на проведение мероприятия нужно подавать не позднее чем за 10 дней. А в случае отказа власти должны уведомить не менее чем за 5 дней до планировавшейся массовой акции. Основанием для отказа может стать ситуация, например, если выяснится, что на это место и время уже заявлено другое событие.
А еще до получения разрешения организаторы и другие граждане теперь не могут призывать к участию в мероприятии. Последний пункт также важен, т. к. еще больше сужает возможности по информированию потенциальных участников о грядущем событии и, тем самым, делает будущее мероприятие не столь многочисленным, каким оно могло бы стать, имей организаторы 10-20 дней на информационную кампанию. Практика показала, что власти могут тянуть до последнего с разрешением на проведение акции, дав положительный ответ организаторам не ранее, чем 5 дней, остающихся до даты ее проведения. А много ли можно сделать за это время?
Стратегически постановление № 49 было принято с прицелом на грядущий электоральный цикл: парламентских выборов осени 2019 года и президентских выборов второй половины 2020 года и тактически – незадолго перед традиционным весенним увеличением уличной активности граждан, так или иначе не согласными с позицией белорусских властей.
Правозащитники и представители оппозиции сразу же раскритиковали известное постановление. По их мнению, оно ограничивает право на свободу собраний, потому что люди и так платят за услуги милиции своими налогами, и потому что теперь право провести массовое мероприятие зависит от доходов заявителей. Доводы, нужно заметить, действительно имеют под собой определенную логику. Власть теперь имеет все возможности отсечь от участия в уличном протесте т.н. «кухаркиных детей»: есть деньги – можешь организовывать пикет или даже целый митинг, нет денег – сиди дома. Или примыкай к тем, у кого есть деньги на проведение массового мероприятия, что для большинства ярких и независимых персоналий белорусской политики по ряду причин неприемлемо.
24 марта 2019 года митинг и концерт в честь Дня Воли, прошедшие на площадке у Киевского сквера в Минске и разрешенные Мингорисполкомом, собрали около двух тысяч человек. А затем каждый из четырех заявителей мероприятия был оштрафован на сумму в размере BYN 765 за отказ от оплаты услуг милиции в дополнение к обязательству оплатить еще BYN 6375 за услуги силовиков. Организаторы концерта в Минске позже долго судились со столичной милицией, отказываясь оплачивать ее услуги.
В апреле 2019 года тот же Мингорисполком разрешил проведение традиционного марша в годовщину аварии на ЧАЭС 26 апреля, но у оргкомитета мероприятия не нашлось суммы в размере BYN 5737 на оплату услуг милиции – в итоге организаторы «Чернобыльского шляха» отказались от своей заявки на проведение шествия.
По той же причине Конгресс демократических профсоюзов отказался от проведения разрешенной традиционной акции в столице 1 Мая. В то же время, судя по всему, государственные профсоюзы были избавлены от необходимости оплаты услуг милиции при организации своих первомайских акций.
Постановление № 49 ударило не только по оппозиции – под угрозой оказалось проведение городских летних праздников и даже некоторых религиозных мероприятий. В начале мая 2019 года за традиционную однодневную пилигримку из Гродно в санктуарий в 20 километрах от города власти затребовали 3825 рублей. Чтобы не идти на конфронтацию, церковные иерархи решили ее отменить – впервые за многие годы. Руководство католической церкви направило письмо властям с просьбой разрешить данную проблему, и 20 мая был получен ответ, в котором власти все же признали религиозные акции «мероприятиями, проводимыми по решению государственных органов», то есть сбор за оплату услуг милиции в данном случае с организаторов не взимался.
А вот ежегодному суточному 100-километровому спортивному марафону «Минская сотка» повезло меньше – он был отменен из-за известного постановления. Такая же участь постигла и творческий фестиваль Inspire Fest, проведение которого планировалось в Могилеве на июнь 2019 года.
Но вернемся все же к массовым акциям политической направленности. В этой связи необходимо сделать важную оговорку, что постановление № 49 затрагивает только т.н. легальный протест, организаторы которого стараются действовать в соответствии с буквой закона. В октябре-ноябре 2019 года в столице прошло несколько интересных массовых акций, специфика которых позволяет в определенной степени прогнозировать возможные направления развития уличного протеста в ближайшем будущем.
6 октября в центре Минска имел место митинг «в защиту независимости» Беларуси, организаторы которого успешно использовали разрешенный законодательством формат проведения акций в рамках кампании по выборам депутатов Палаты представителей.
29 октября 2019 года возле здания КГБ на несанкционированную акцию оппозиции в память жертв репрессий «Цепь памяти» собралось около 30 человек. В тот вечер обошлось без задержаний и даже без штрафов, арестов и счетов за охрану общественного порядка впоследствии в отношении кого-либо из участников: скорее всего власти просто не хотели обострять ситуацию с правами человека в нашей стране накануне парламентских выборов 17 ноября 2019 года.
В тот же день, 29 октября 2019 года, в Куропатах состоялась, инициированная Д. Дашкевичем акция «Ночь расстрелянных поэтов», собравшая около 400 человек. Любопытно, что организаторам мероприятия удалось профинансировать в полном объеме все издержки за счет запущенной краудфандинговой кампании: на проведение акции было собрано почти BYN 10 тысяч через Facebook, краудфандинговую платформу «Моламола» и личные пожертвования.
8 ноября на той же площади Свободы собрались около 400 сторонников кандидатов в депутаты и видеоблогеров. Юридически это мероприятие проводилось в рамках агитационной кампании зарегистрированных кандидатов в депутаты.
15 ноября 2019 года сторонники уличной активности во главе с Н. Статкевичем попытались перехватить инициативу у блогеров и провели «встречу свободных людей», в которой приняло участие более 100 человек. Участники провели пикет на площади Свободы, опять же, в рамках избирательного законодательства.
Следующим эпизодом уличных акций, причем несанкционированных, стала в декабре 2019 года череда шествий и митингов против углубленной интеграцией с Россией, а если быть точным, то – 7,8, 20, 21 и 29 декабря. В наиболее массовых мероприятиях в столице приняло участие от одной до полутора тысяч человек, протестные акции прошли также и в ряде областных центров.
Власти не препятствовали проведению данных акций.Противники интеграции с РФ, протестовавшие в декабре 2019 в центре Минска, тем самым невольно оказывали услугу Главе белорусского государства в ходе переговоров с его российским коллегой в Сочи 7 декабря и Санкт-Перербурге 20 декабря. Наличие относительно массовых протестов на минских улицах против углубленной интеграции с РФ могло явится одним из доводов белорусской стороны против подобного варианта интеграции на упомянутых переговорах.
А уже 10 января 2020 года президент Лукашенко попросил прекратить «всякие шатания по мирным, спокойным, чистым улицам» и больше не вести разговоры о том, что кто-то хочет «сдать суверенитет Беларуси». Правда тут же напомнил, что наступил острый период в существовании Беларуси. И многие участники протестов против возможного поглощения Беларуси Россией стали получать штрафы за участие в, как оказалось, несанкционированных массовых акциях в декабре 2019 года, то есть задним числом. По оценкам правозащитников общая сумма штрафов достигла довольно внушительной цифры.
Ничего удивительного не произошло – белорусская власть просто в очередной раз продемонстрировала избирательное применение закона к той или иной группе граждан: когда этого требует конъюнктура, власть не мешает уличным протестам и при необходимости даже поддерживает их, а когда конъюнктура меняется – штрафует и задерживает наиболее активных участников манифестаций.
Если говорить об уличной активности оппонентов действующей власти в настоящее время, то сейчас она полностью свернута из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции. Остается надеяться, что уже летом-осенью политическая жизнь вернется в свое обычное русло, тем более, что в конце лета должны состояться выборы президента страны. Разумеется, если до этого времени не произойдет ничего неожиданного.
В этом случае возникает резонный вопрос: как постановление № 49 в повлияет в дальнейшем на возможность проведения массовых акций оппозиции? Проводить массакции исключительно в рамках избирательного законодательства для большинства несогласных с режимом не вариант: у нас выборы (местные, парламентские и президентские) в течении пяти лет проводится в среднем не чаще, чем раз в полтора года и в лучшем случае месяц для выдвижения кандидатов и затем месяц агитации (то есть возможности провести митинг, не запрашивая для этого разрешение властей) в этот период.
Не исключено, что многие представители оппозиции в виду невозможности оплаты услуг милиции в соответствии с постановлением № 49 по традиции предпочтут участие в несанкционированных массовых акциях, надеясь на возможное выборочное применение законодательства (как это уже имело место в декабре 2019 года), либо все по той же традиции будут готовы платить штрафы и отбывать «сутки». Нередки случаи, когда средства на оплату штрафов за участие в несанкционированных массовых акциях собирали через краудфандинговые платформы.
Учитывая последнее, в будущем нельзя исключать вариант перехода уличного протеста к полному исполнению требований постановления № 49, а именно путем сбора средств на организацию мероприятия и оплату услуг милиции, медобслуживания и уборки территории через краудфандинг. Весной 2018 года для организации «БНР-100» на площади перед Оперным театром в Минске основные и довольно значительные средства, были собраны именно благодаря инструментам краудфандинга. В нашем случае желающим принять участие в уличной акции также может быть предложено поучаствовать в ее организации некой символической суммой для соблюдения требований известного постановления.
В начале марта 2020 года БДИПЧ ОБСЕ призвало белорусские власти отменить оплату за проведение массовых акций. К этому же в июне 2019 года призывали и белорусские правозащитники, запустив общественную кампанию с требованием отменить известное постановление.
Постановление не только не отменили, а, наоборот, 3 апреля 2020 года в него были внесены изменения, еще больше усложнившие порядок проведения массовых акций. Теперь перед подачей заявки на проведение мероприятия организаторы должны заключить договор с милицией, медиками и ЖКХ, который вступает в силу только после получения организаторами массовых мероприятий разрешения на их проведение либо подтверждения отсутствия запрета на их проведение.
Тем не менее, существует вероятность, что постановление № 49 изначально было принято не только с целью «закручивания гаек» перед электоральным циклом 2019-2020 годов, но и для того, чтобы официальному Минску, в случае чего, было чем торговаться с Западом. Если это действительно так и белорусские власти увидят в отношении нашей страны реальную перспективу ответных шагов со стороны Запада, то постановление № 49 вполне может быть отменено. Вопрос – какие именно это могут быть шаги?








X