Как говорится, по второму уходу Владимира Борисовича из сборной Беларуси никто не заплачет, БФБ наступила на те же грабли, что в сезоне-2015/16, поэтому обе стороны контрактных отношений ничуть не жалко. Если что, мы предупреждали.
С другой стороны практически ни у кого нет сомнений, что на будущий сезон свой пост старшего тренера мужской команды сохранит Олег Рыженков, и это также с нескрываемым воодушевлением воспринимается большинством белорусских болельщиков. В конце марта руководители тренерского штаба держали отчет за проведенный сезон перед заместителем министра спорта и туризма Александром Бараулей, и доклад Олега Владимировича был очень убедителен.


Кто-то может сказать — тоже мне, событие! Успешного тренера, с которым связан явный подъем мужской команды, оставят в должности. И будет не прав, поскольку в отношении Олега Рыженкова это действительно нетривиальное событие. Ранее этот наставник уже имел опыт продуктивной успешной работы, как с молодежной сборной Беларуси, так и с национальной. Только все это оказывалось перечеркнуто непродлением закончившихся контрактов.
Помните сезон-2014/15, который Юрий Лядов завершил на 36-м месте общего зачета Кубка мира, а Владимир Чепелин — на 42-м? Казалось бы, мужская команда в кои-то веки стала демонстрировать положительную динамику, глотнула воздуха, но деятельность Рыженкова на посту старшего тренера была оценена на оценку "удовлетворительно", и с нового сезона его на мостике сменил молодой Александр Сыман.


В конце концов, даже во время второго пришествия на должность старшего тренера молодежной команды Рыженков в белорусской обойме надолго не задержался, и вследствие невостребованности на родине оказался на тренерском посту в сборной Литвы. К слову, Олег Владимирович в немалой степени поспособствовал прогрессу Томаса Каукенаса, выступившего на Олимпиаде-2018 в Пхенчхане лучше всех биатлонистов сборной Беларуси (17-е место в спринте, 13-е — в пасьюте).


***
Этот лонгрид не случайно начат с объединения персон Владимира Королькевича и Олега Рыженкова. При всей отрицательной ауре вокруг белоруско-словенско-российского наставника, которую ощущали большинство болельщиков что в первый приход Королькевича в сборную, что во второй, Рыженков никогда даже полутень не бросил на своего старшего коллегу. Кто бы ему какие вопросы ни задавал, кто бы ни предлагал выразить отношение к спорным методикам, Олег Владимирович всегда в позитивном свете преподносил опыт и знания Владимира Борисовича.
Долго не мог понять, в чем тут дело, почему бы не проговорить очевидные вещи и не на ать белое белым, а черное — черным, но потом понял. На протяжении всей своей карьеры Рыженков никогда не отзывался плохо о своих наставниках. Начиная с очень строгого и где-то жесткого школьного учителя в деревне Веремейки Анатолия Романятова и заканчивая самым известным биатлонным тренером Могилевщины, балагуром Анатолием Перепечкиным. К сожалению, ныне покойным.
В этом ряду спортивных учителей был и Владимир Королькевич, к которому на подготовку в юниорскую сборную БССР после союзной динамовской команды попал молодой Олег. Рыженков считает, что даже один сезон, проведенный под руководством Королькевича, дал ему тогда больше, чем несколько лет, проведенных в союзной команде "Динамо". После этого сотрудничества на юниорском чемпионате СССР 1987 года парень из Веремеек выиграл золотую медаль в спринтерской гонке, несмотря на два круга штрафа.
***
С Рыженковым в коммуникационном плане всегда было комфортно взаимодействовать. Большую часть нулевых годов довелось часто ездить с национальной сборной по различным чемпионатам и этапам Кубка мира, так что я еще застал Олега в роли действующего биатлониста. Как бы ни сложилась дистанция, какие бы чувства его ни обуревали, Рыженков всегда шел на контакт с прессой, объясняя те или иные моменты. Даже если его коллеги пролетали через микст-зону даже быстрее, чем шли по дистанции, Олег всегда останавливался.
В принципе, это его качество осталось и в тренерской ипостаси. Если отдельные представители нашего штаба на одну только просьбу комментария для "ПБ" демонстрируют мгновенную защитную реакцию: "Для "Прессбола"?! Нет, я лучше помолчу, чем вам что-то говорить", то на Рыженкова "прессболофобия" действует в меньшей степени. Последний, кто откажет нашим корреспондентам в общении, будет Олег Владимирович, даже если ему некомфортно от некоторых наших публикаций на биатлонную тему.
Может это оттого, что за ним в биатлонной среде не тянется шлейф склочника и интригана, приверженца сепаратных переговоров и подсиживания коллег. И это довольно редкая репутация для биатлонного тренера с постсоветского пространства, на котором склока и плетение интриг — зачастую едва ли не главные побудительные мотивы в работе.
Во время довольно частых командировок в Ханты-Мансийск (да, были времена, когда российская Мекка биатлона была загружена этапами Кубка мира на много лет вперед) постоянно удивлялся: откуда на югорской земле такая мощная болельщицкая поддержка Олега Рыженкова? Почти на уровне поддержки Дарьи Домрачевой. Но с ней-то все понятно, Нягань, ее воспитавшая в лыжном плане, совсем рядом, а вот каким боком к Хантам наш биатлонист?
Оказалось, что в этот регион из Чувашии давно перебралась племянница матери нашего героя. А уж она-то собирала на все соревнования с участием родственника весьма многочисленную группу поддержки.
Про все карьерные регалии Рыженкова белорусские болельщики прекрасно осведомлены: десятикратный обладатель наград чемпионатов мира, три из которых были золотыми, трехкратный победитель этапов Кубка мира в личных гонках, двукратный чемпион Европы, заслуженный мастер спорта. Но окидывая взглядом путь его становления в спорте, невольно посещает мысль, что самым трудным этапом для него была не борьба за медали на взрослом уровне, а необходимость пробиться из глубинки на ведущие позиции юниорского союзного биатлона. Ведь без этого, без попадания в обойму хотя бы юниорских команд Советского Союза, о большом спорте можно было не мечтать. И на этом пути Олегу было точно тяжелее, чем в период первых сезонов в составе национальной команды суверенной Беларуси.
***
Кто-нибудь знает такой поселок — Найстеньярви?
Это Республика Карелия, 62-я северная широта. Именно там в 1967 году родился герой нашего рассказа. Причем к этническим народам, населявшим ту территорию, он не имел никакого отношения. Его отец, Володя Рыженков, призвался в армию из деревни Веремейки, что на Могилевщине, срочную службу провел в Карелии, где и остался после дембеля. Все-таки тогда, в шестидесятых годах XX века, северная романтика была в Советском Союзе вовсе не пустым звуком. Молодой парень устроился на работу в местный леспромхоз, занимался сбором смолы. Там он познакомился с девушкой из Чувашии, которая также, как он, подалась на "севера". Такая вот получилась молодая семья народов СССР.
Маленький Олег с лыжами, ясное дело, познакомился сразу после того, как научился ходить. Могло ли быть иначе в районе, приравненном в Советском Союзе к районам Крайнего Севера, да еще с батей — сборщиком смолы. Вставал отец на свои широкие охотничьи лыжи, а за ним на деревянной паре старался не отстать будущая гордость белорусского биатлона.
Казалось бы, с такой закалкой он должен был заткнуть за пояс хотя бы сверстников, но там его поджидало первое чувствительное фиаско. Школьная учительница устроила для класса лыжные соревнования, для чего разбила детей на пары. Олегу в соперницы досталась девочка, но праздновать досрочную победу было рано. Одноклассница оказалась большей северянкой, чем Рыженков, оставив мальчишку далеко позади. Уязвленное самолюбие Олега нашло выход в лыжной секции. Но уже на родине отца — в милых его сердцу Веремейках.
В Найстеньярви производство древесины и смолы постепенно сворачивалось, количество жителей неуклонно сокращалось, а режим пограничной зоны, наоборот, расширялся — для въезда на территорию поселка требовался уже специальный пропуск. В конце концов, глава семьи принял решение возвращаться к родным пенатам.
***
Хотя лыжная секция в Веремейках — это слишком громко сказано.
Просто как-то в группу продленного дня пришел будущий учитель физкультуры Анатолий Романятов и пообещал поставить всех желающих на настоящие лыжи. Естественно, многие восприняли это предложение с энтузиазмом, включая нашего героя, но впоследствии далеко не каждый сумел выдержать суровый нрав наставника. Как-то Романятову пришлось разнимать юных драчунов, так зачинщик получил не просто внушение, а заработал настоящий тумак. После этого некоторым расхотелось тренироваться под началом такого жесткого человека. Включая нашего героя.
Но тут же будущего биатлониста, попытавшегося уйти в сторону от предначертанного пути, судьба вновь чувствительно щелкнула по носу. Школьную кроссовую эстафету на районных соревнованиях Рыженков завалил по полной программе. Он-то полагал, что для его этапа обувь не понадобится (не в выходных туфлях же бежать), благо отрезок начинался с песчаника, а по нему можно и в носках. Но затем трасса ушла в лес, где корни деревьев, шишки и ветки настолько изранили стопы, что Олег еле добрался до финиша только предпоследним.
Вновь взыграло самолюбие, и, пользуясь тем, что один из его друзей остался в лыжной секции у сурового тренера, Олег Рыженков брал свои короткие карельские лыжи и на параллельной трассе старался не отстать от товарища. Романятов не делал никаких шагов навстречу, но, в конце концов, впечатлился упорством парнишки и предложил вернуться в группу.
Но эйфория Рыженкова была недолгой. Он, конечно, испытал восторг от просмотра Олимпиады-1980 в Лэйк-Плэсиде, который организовал тогдашний директор Веремейковской школы, и советские лыжники Николай Зимятов и Александр Завьялов стали его кумирами, но у самого Олега никак не получалось им соответствовать даже на школьном уровне. Подоспело соревнование "От значка ГТО — к олимпийской медали", и вновь поражение с проигрышем своему другу целую автобусную остановку. Понятно, что сильнейшим достались добротные лыжи с жестким креплением и специальными ботинками, а "возвращенец" бежал в обычной обуви с креплением из полоски прочной ткани. Лыжи больше выскакивали из ботинок, чем скользили. Но ведь все равно проиграл. А тут еще друг Володя подтрунивает: "Олежек, ты меня никогда в жизни не обыграешь!"
Володю он все-таки обыграл. Когда тренер, опять-таки впечатлившись упорством пацана, закрепил за ним легкие и маневренные лыжи. Несколько специальных занятий над техникой, и "классикой" Рыженков побежал быстрее всех в группе, что позволило ему чаще участвовать в районных и даже областных соревнованиях.
***
Но пора уже нашему герою перейти в его коронный вид спорта, и это случилось, когда Рыженков учился в седьмом классе. В Веремейки после армейской службы вернулся Иван Листратенко, который пообещал ученикам, что они будут не только на лыжах ходить, но и научатся из винтовки стрелять. Против такого предложения подросткам трудно было устоять. Любопытно, что новая секция затянула не только ребят, но и самого тренера. По большому счету, Листратенко не планировал надолго задерживаться в Веремейковской школе, его мечтой было уйти в загранплавание, благо, из Новороссийска ему уже пришел вызов. Но море без него обошлось, а биатлон, к счастью, нет. Наставник создал школьную секцию, взял на баланс ответственности винтовки, поэтому быстро бросить это все не было возможности, а потом — и желания. Что называется, засосало.
Рыженков очень старался, жадно впитывая в себя азы биатлона, но был он среди сверстников небольшого роста, и особого впечатления со стороны не производил. Может, поэтому его никак не хотели брать к себе областные тренеры, и вплоть до выпускного десятого класса Олег так и тренировался в поселковой секции под руководством Листратенко. Но даже при таких раскладах парень умудрялся привозить награды с областных соревнований, которые чаще всего проходили в Чаусах. Как-то Листратенко заявил Рыженкова на лыжную дистанцию, и сам решил ее пробежать. Каково же было удивление полного сил мужчины, когда на десятке ученик-девятиклассник "привез" тренеру более минуты.
Дальше — больше. Накопленный багаж работы и полученные знания стали постепенно приносить осязаемые плоды. Приехав на республиканский чемпионат спортивного общества "Динамо" Рыженков был единственным участником, кто не имел обыкновенного лыжного комбинезона. Тогда по просьбе Анатолия Перепечкина свой настоящий фирменный "Odlo" парню передал Виктор Семенов, будущий бронзовый призер ЧМ-1982, который впоследствии много помогал Олегу в его становлении.
Окрыленный вниманием, наш герой с большим отрывом выиграл чисто лыжную гонку без стрельбы, а вот на биатлонной дистанции от большого желания напортачил на рубежах. Но у парня была такая скорость, что даже при четырех штрафных кругах он завоевал серебряную медаль.
Неудивительно, что его без разговоров взяли в республиканскую сборную динамовского общества, с которой он отправился на первые свои союзные соревнования в Свердловск. Там биатлонист из белорусских Веремеек сразу произвел фурор, заняв в "индивидуалке" на 15 км пятое место! К слову, победу тогда одержал будущий двукратный олимпийский чемпион Сергей Чепиков. Но к спринту Рыженков восстановиться не успел — прежде всего, не успел погасить накатившую волну воодушевления. На следующий день его ждала катастрофа: на двух огневых рубежах белорус смог поразить лишь одну мишень!
И все же Рыженкова взяли запасным на Всесоюзные юношеские игры в составе сборной БССР. Всего нескольких контрольных тренировок было достаточно, чтобы тренеры пересмотрели заявочный лист, включив новичка в стартовый протокол "индивидуалки". Гладко было на бумаге, да забыли про овраги: перед "пятнашкой" у Олега кто-то спер лыжи. Видимо, приключения — это его реальная планида по жизни. В последний момент нашли запасную пару, естественно, неподготовленную. С ней ничего путного на дистанции не получилось. Обессиливший спортсмен едва добрался до финиша, со свистом пролетев мимо эстафетного состава. Кстати, выигравшего в итоге бронзу.
В 1985 году сразу после окончания средней школы Олегу пришел вызов в юниорскую союзную сборную "Динамо", с ней он отправился на два сбора в Свердловск, а вместо третьего Рыженков отправился в Минск поступать в Белорусский институт физкультуры. То ли его, неопытного, засосала пучина большого города, то ли были еще причины, только сроки сдачи документов парень прозевал. Для полного пакета документов ему не хватило… обязательной для поступления флюорографии. Глупейший пролет мимо ВУЗа сразу закрыл Олегу калитку в динамовскую сборную, вся карьера оказалась под угрозой, и если бы не Перепечкин…
***
Анатолий Иванович взаправду оказался ангелом-хранителем нашего героя. После непоступления в ВУЗ Рыженкова ждала обычная срочная воинская служба, после которой биатлон вряд ли вновь вернулся бы в жизнь Олега. Но Перепечкин буквально настоял, чтобы парня перевели в общество "Динамо", чтобы он мог спокойно служить, тренироваться и выступать. Главный могилевский тренер взял под опеку Рыженкова, сперва увез его в Могилев, а затем — в "Раубичи".
"Анатолий Иванович мог под настроение выдать все, что он думал о человеке, но своих никогда не давал в обиду. В домашнем кругу он мог ругнуться, дать подзатыльник, но одновременно и заботился о здоровье, об экипировке. Добротные лыжи, подходящая смазка, приличные комбинезоны, одни из лучших оружие и патроны — у нас было все. Если мы приезжали на республиканские соревнования, то сразу выделялись среди всех своей экипировкой. Он умел увлечь, пробить, достать", — вспоминал потом Олег.
В конце концов, биатлониста вернули в союзную динамовскую сборную, на одном из соревнований в Отепя он даже выполнил норматив мастера спорта СССР по лыжным гонкам. Молодой Рыженков стал стабильно входить во взрослый состав сборной БССР, получив возможность выступать на чемпионате Советского Союза. Но там на взрослом уровне по-прежнему не удавалось показывать по-настоящему серьезные результаты.
А тут еще развал Советского Союза подоспел. Лет 15 назад в интервью моей коллеге Светлане Парамыгиной Олег Рыженков признался, что в начале девяностых он всерьез намеревался завязать с биатлоном, устав от бесплодных попыток пробиться в сборную СССР. Но с созданием суверенной национальной команды Беларуси у нашего героя появился новый горизонт возможностей и тот самый шанс, которого раньше не было даже в мечтах. Парень с Могилевщины впервые попал в обойму участников розыгрыша Кубка мира по биатлону. И понеслось!
Наконец-то Олегу Рыженкову повезло.
P.S. Факты периода детства и юношества титулованного белорусского биатлониста почерпнуты в книге Михаила Дубицкого "Золотая трасса. Искусство побеждать".
 
 








X