Виталий родом из Гомеля, поэтому он без труда сравнил два беларуских кризиса: 1986-го и 2020-го. Цитируем: 
«Чтение свежих статей о недоверчивой реакции президента Беларуси на угрозу  Covid-19, который посоветовал своим гражданам просто почаще мыть руки и регулярно питаться, вернуло меня к другому кризису, который я пережил – ядерная катастрофа в Чернобыле. В то время беларусам раздавали аналогичные советы. 
Я родился и вырос в Гомеле (Беларусь), примерно в 120 милях от города Припять в современной Украине, которая была частью Советского Союза. 26 апреля 1986 года в Припяти взорвался злополучный 4-й реактор на Чернобыльской АЭС. Из 50-120 миллионов кюри (единица измерения радиоактивного мусора), выброшенных в воздух за 10 дней, 70% упало на территорию Беларуси. 


Мои родители, родственники, и другие взрослые люди потом рассказывали, что единственный совет, который они получили от властей спустя несколько дней после взрыва – почаще мыться. Тогда, как и сейчас, у людей был страх неизвестности – все знали, что что-то случилось, но не понимали, что им делать. Как сегодня мы скупаем маски, в то время люди скупали дозиметры. Многие женщины, и моя мама тоже, ходили с собственным дозиметром в магазины, чтобы измерить уровень радиации продуктов. При этом остальная жизнь была прежней: бизнес работал, школы были открыты, хотя я хорошо помню, как каждое утро там мне давали таблетку йода. Но сам факт, что в то время я ходил в школу, очень удивляет в ретроспективе.


Только через месяц после взрыва страна начала всерьез воспринимать последствия взрыва на АЭС – на государственном телевидении, наконец, появился Михаил Горбачев и после нескольких недель молчания рассказал о катастрофе (но мне сложно смириться с фактом, что беларусы несколько дней вообще не знали о том, что случился взрыв). 
Я не могу вспомнить точную дату, когда нам сказали правду о взрыве, но я хорошо помню, как 1 мая мои родители без каких-либо колебаний пошли на парад рабочих.  Значит, о взрыве мы узнали уже после этого дня. <...> Но сейчас важно не то, что произошло в Чернобыле, а то, что мы вынесли из этой трагедии (если вынесли). Как мы могли бы применить эти знания в ответ на похожий пугающий террор коронавируса. Ведь у Чернобыля и Covid-19 много общего: например, радиация была ужасающей в своей невидимости, и сейчас мы сталкиваемся с тем, что коронавирус тоже многие «не видят». 


Казалось бы, Беларусь – уникальная страна, которая может сегодня применять на практике уроки, полученные во время взрыва в Чернобыле. Так почему беларусы получают те же советы, что и раньше? Выучили ли что-то лидеры этой нации из уроков Чернобыля? Кажется, нет – в отличие от почти всех других стран Земли, Беларусь смеется над угрозой коронавируса. Президент Александр Лукашенко зашел слишком далеко – сказал, что вирус, или беспокойство вокруг него, – это «психоз», который можно вылечить водкой и походом в сауну. Беларусь – единственная страна в мире, где продолжается чемпионат по футболу.  Также там работают школы и предприятия (Лукашенко пригрозил и потребовал не увольнять сотрудников) – как я и мои родители во время взрыва в Чернобыле, сейчас беларусы также ходят на работу, хотя некоторые школы самостоятельно перешли на дистанционное обучение. <...> 
При этом старшее поколение беларусов не испытывает шок или гнев, когда спрашиваешь у него про реакцию советского правительства на трагедию в Чернобыле. Большинство говорит, что прошлое лучше оставить в прошлом. Когда же спрашиваешь у старшего поколения беларусов про реакцию нынешнего президента на Covid-19, слышишь в ответ, что не стоит плохо говорить о их стране во время кризиса. <...> 
Сейчас есть надежда на беларускую молодежь. Молодые беларусы смотрели проект «Чернобыль» от HBO, а сейчас видят, как власть реагирует на настоящий кризис. И в отличие от советского поколения, они скептически относятся к тому, что им велят пить водку каждый день, чтобы убить Covid-19. Мои друзья-беларусы моего возраста и люди, моложе меня, чаще самоизолируются, дистанцируются и моют руки чем мои родители. Пришло время считаться с реальностью, не только с событиями сегодняшнего дня, но и с событиями прошлого – во имя будущего».








X