Наталья Саевич и Андрей Иванов - мать и сын, оба посвятившие себя медицине. Наталья Ивановна - главный врач 3-й городской клинической больницы в Минске, куда поступают больные с пневмонией. 22-летний Андрей - студент, а сейчас медбрат в отделении реанимации 10-й городской клинической больницы - туда доставляют пациентов с положительным тестом на COVID-19.

Андрей Иванов: «Мы заходим в «очаг» как одна семья»
После дежурства. Личный архив


Сегодня Наталья Ивановна забрала сына с суточной смены - это первая встреча мамы и сына за прошедшую неделю.
- Был рад встретиться хоть ненадолго с мамой! Мы стараемся максимально снизить контакты с родными и друзьями. Отдохнул сутки дома и снова на работу. Я как студент 6-го курса вроде работаю на полставки, но в сложившейся ситуации, тружусь со всеми на равных, - рассказывает Андрей.
Молодой парень и его коллеги работают в отделении реанимации по суткам, но через каждые 3-4 часа и медперсонал, и врачи меняют друг друга. На отдых отводится около 5-6 часов.


- Получается в сутки, мы работает примерно 9 часов. И это пока ситуация под контролем, в отделении еще есть свободные койки. Да и работать больше четырех часов без перерыва в нашей нынешней экипировке – достаточно тяжело.
- Как вы себя защищаете?
- На каждый день нам выдаются респираторы, один день используем и потом выбрасываем, надеваем очки, маски, по две шапочки, два защитных комбинезона: один основной, один одноразовый, двое бахил и три пары перчаток. Стараемся соблюдать минимальный контакт с загрязненной одеждой. У нас даже есть своя схема раздевания: созданы чистые и грязные зоны. В грязную зону заходим только во всей экипировке. Там мы снимает свои комбинезоны, обрабатываем их дезинфицирующим средством, стараясь касаться только внутренней стороны. Потом вешаем наши комбинезоны, очки, защитные экраны, а потом это все кварцуется около часа.


Те 6 часов, что отведено на отдых, сотрудники проводят в комнатах отдыха. Для этого в больнице создали все условия. Выделили кушетки, пледы, подушки. А буквально на днях медперсоналу предоставили 40 номеров в одной из гостиниц Минска - там можно жить постоянно. Все это делается, чтобы медики, которые контактируют с тяжело больными пациентами, могли изолироваться от своих близких.
- Еще нас кормят как на убой! – улыбается Андрей. – Еду привозят неравнодушные компании: пиццерии, рестораны, е. Огромное им спасибо, это нужная нам поддержка.
- Андрей, понятно, что вы выбрали профессию врача, но бывает ли вам страшно, как простым людям?
- А что делать? Страх, возможно, и есть, поскольку ты видишь тяжелых пациентов в реанимационном отделении. Но тем не менее нужно стараться абстрагироваться, потому что в принципе, пока все есть… А когда мы выходим в чистую зону больницы, всегда принимаем душ, надеваем свежую одежду и даже маски, чтобы минимизировать возможное распространение вируса среди персонала.
- По сегодняшней статистике коронавирусом больше болеют мужчины, вы это замечаете?
- Скажу, что большинство наших тяжелых пациентов - это люди возраста 60+, и у которых большой индекс массы тела. Проще говоря, пациенты с лишним весом. Люди, которые умирают с положительным тестом на COVID-19, умирают от своей основной патологии – хронической болезни. А коронавирус действует на них как триггер, то есть отягощает протекание болезни и приводит организм в состояние декомпенсации (нарушение нормального функционирования отдельного органа – прим. Ред). Если бы коронавируса не было, пациент, возможно, так и жил бы со своей «хроникой».
Сейчас пациентам с коронавирусом оказывается вся необходимая медицинская помощь - дефицита в лекарствах нет, те, кто в тяжелом состоянии, подключены к ИВЛ, кто-то лежит с кислородной поддержкой. Пациентов, которым тяжело дышать, мы укладываем в прон-позицию (на живот) - так и легче дышать. Стараемся сделать все возможное, а уже все остальное зависит от везения и резервов организма пациента.
- Не смотря на то, что число заболевших растет, белорусы не спешат поголовно носить маски, ограничить контакты, самоизолироваться дома…
- Возможно, жестко прозвучит, но пока люди не увидят кого-то из своих родственников или друзей в крайне тяжелом состоянии, они не начнут двигаться в правильном направлении. Некоторые у меня до сих пор спрашивают: правда ведь, что коронавируса не существует? В реанимации лежит бабушка и говорит: «Это же все выдумка?» Мы объясняем, что нет бабуля - это не выдумка.
- Что вам помогает поддерживать моральный дух?
- У нас рука об руку работают и врачи, и медсестры, и санитарки. Иерархии нет - все равны. То есть убрать за пациентом судно и покормить его может и врач. Мы стараемся максимально помогать и поддерживать друг друга. Мы заходим в «очаг» как одна семья. Беды объединяют с одной стороны, но хочется, чтобы эта беда закончилась побыстрее. Хочется донести до людей, что стоит все же поберечь и себя, и родных и посидеть дома. Сейчас в той же России многие разделились на два лагеря: те кто устал сидеть дома и те, кто устал лечить тех, кто устал сидеть дома.

Наталья Саевич: «Наша клиника на передовой, как сортировочный пункт»
Фото: Святослав Зоркий
Наталья Ивановна и 3-я городская клиническая больница, которую она возглавляет, находятся также на передовой в борьбе с коронавирусом в Беларуси. Больницу в центре Минска перепрофилировали под пациентов с пневмониями. Сюда поступают больные со всего города.
- Наша клиника как сортировочный пункт. А в таких условия работать еще сложнее, когда ты не знаешь с чем имеешь дело. Теперь в отделении хирургии, гнойной хирургии, микрохирургии глаза лежат пациенты с пневмониями. Но это не значит, что их лечат хирурги, - находит силы пошутить Наталья Ивановна. - Каждый день пациентов осматривает врач-пульмонолог. А при поступлении у всех пациентов берут мазок на коронавирус. Если врач еще до получения результата, заподозрил по симптоматике, что у больного COVID-19, мы таких пациентов стараемся сгруппировать и изолировать.
- Как часто мазок оказывается положительным?
- Около 20 процентов поступающих имеют положительный мазок на коронавирус. Тогда мы отправляем их на лечение в 4-ую или 10-ую городские клинические больницы, или инфекционную больницу.
Главный врач признается, что сегодня больница работает в напряженном круглосуточном режиме. У всех врачей, медсестер, санитарок такая же экипировка, как и у тех, кто работает в инфекционной больнице, чтобы полностью защитить кожу и слизистые персонала. Каждый день врач-эпидемиолог проводит инструктаж, как правильно соблюдать санитарно-эпидемиологический режим. В приемном отделении и в дневное, и в вечернее время дежурит дополнительный терапевт, чтобы быстрее проходила диагностика поступивших пациентов.
- Наталья Ивановна, какое настроение у ваших сотрудников?
- Первые недели они, как и все простые люди, испытывали чувство страха. Но сейчас все вошли в рабочий режим. У всех есть все средства защиты, мы также выдаем препараты для поддержания иммунитета. Поэтому настроение стало спокойное и рабочее. У нас очень большое количество молодых медиков. Если несколько лет назад думала, что же из них может получится: все время в наушниках, на своей волне, то эта ситуации дала мне понять, что на них можно положится в трудную минуту. Они остаются на дополнительные смены, потому что у нас есть медперсонал, для которых коронавирус является фактором риска. А за счет помощи молодежи, мы может отправить сотрудников постарше в запланированный отпуск или на самоизоляцию. Никто из врачей не ушел из клиники. Но мы создаем максимально комфортные условия для работы: в больнице есть так называемые чистые зоны, где медперсонал может побыть без защитной экипировки, пообедать, отдохнуть. Каждый день к нам в больницу привозят 120 порций бесплатных обедов из ресторана неподалеку от нас. На днях посол Грузии сообщил, что один грузинский ресторан сможет привозить нам еще и ужины. Такая поддержка и помощь бесценны!
Сегодня Наталья Ивановна не только выполняет функции главного врача, но и старается помогать своим коллегам в лечении пациентов, как врач-пульмонолог.
- Скажите, тяжело сообщать людям, что у них положительный результат на COVID-19?
- Поначалу для людей это, конечно, был шок. Но, когда появилось больше информации и они стали понимать, что в целом чувствуют себе удовлетворительно, воспринимают это спокойнее. Здесь же нужно понимать, что коронавирус может не иметь клинических симптомов. У молодых он переносится как ОРВИ. В группе риска - люди с низким иммунитетом. И это касается не только коронавируса, но и обычной пневмонии. Чаще всего ей болеют пациенты с сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца, артериальной гипертензией, люди с лишним весом.
- Как ваша жизнь сейчас изменилась за стенами больницы?
- Практически не вижусь с сыном... Курсы немецкого языка перенесла в онлайн, а занятия спортом тоже проходят дома. Считаю, что эта ситуация продлится не очень долго и в конечном итоге мы вернемся к нормальному спокойному режиму жизни. Но сейчас нужно, конечно, думать о тех людях, с кем ты живешь, кого встречаешь на улице. Нужно соблюдать несложные правила.
- За сына волнуетесь?
- Как и каждая мама за своего ребенка. Но он у меня спортсмен, без вредных привычек - его иммунная система должна справится. Когда он мне сказал, что останется работать в больнице, хотя мог бы как студент спокойно уйти, я его поддержала. Очень горда тем, что мой ребенок может помочь справится с ситуацией тем врачам, с кем он работает.







X