В конце февраля планируется провести восьмой съезд Федерации профсоюзов Беларуси (ФПБ). Казалось бы, совсем рутинное событие. Но интересно то, что Лукашенко поручил главе своей администрации и правительства присоединиться к подготовке этого мероприятия. «Если нужна будет поддержка на местах, чтобы могли организовать выборы делегатов, чтобы это было демократично и прилично», - сказал он.

Фокус в том, что ФПБ - формально независимая от государства общественная организация. Так, во всяком случае, она себя представляет, особенно за рубежом. И вот теперь выясняется, что делегатов на съезд будут «выбирать» администрация Лукашенко и правительство, местная вертикаль власти. Вот и вся независимость профсоюзов.

А еще Лукашенко сказал: «Не дай Бог какие-то трудные времена, нам понадобятся и профсоюзы, и комсомол». Это вряд ли. В трудные времена государственные организации развалятся первыми. Как известно, на болото опираться нельзя, пусть оно и очень большое.

Также Лукашенко сообщил, что в 2020 году должно пройти «Всебелорусское народное собрание». Это традиционная форма политической мобилизации правителем своего электората перед президентскими выборами. Прошло уже пять таких собраний. Самое первое состоялось в 1996 году, за месяц до референдума, на который выносилась новая Конституция. Второе - в 2001 году, за четыре месяца до президентских выборов. Третье (2006 г.) и четвертое (2010 г.) ВНС проходили за две недели до выборов, а пятое (2016) - аж через восемь месяцев после президентских выборов.



В определенном смысле проведение ВНС - дань традиции. Они проводятся по аналогии со съездами КПСС в Советском Союзе, которые принимали пятилетние планы.

В целом ВНС вытекают из генезиса, природы существующего режима, они - составная часть его идеологического конструкта. В памяти Лукашенко еще жива победа на выборах 1994 года, когда простой директор совхоза собирал целые стадионы, люди шли посмотреть на борца с коррупцией и номенклатурой. Вот тогда и был создан этот идеологический конструкт.

В первые годы в борьбе за свою неограниченную власть с Верховным Советом и Конституционным судом он обращался напрямую «к народу». И механизмами такой апелляции были референдумы и ВНС.

Ведь для организации этого форума, который якобы представляет все население, не нужны никакие законы, регламенты, процедуры. Законодательно проведение ВНС никак не регулируется. Никаких ограничений, кого хочешь, того и назначай в качестве «народных представителей».

Однако по мере кризиса белорусской социальной модели, образ народного президента начал постепенно размываться. Как известно, от любви до ненависти - всего один шаг. И, кажется, этот тренд развивается.

Но не меняется психология одного человека. Он живет в своей особой реальности, которая далеко не во всем совпадает с той, в которой существует страна.

И вот с помощью ВНС правитель хочет как бы остановить время, убедить всех и самого себя, что его связь с народом по-прежнему сильна. Он стремится, пусть хотя бы по форме, восстановить ту эпоху, когда народ собирался на встречу с ним целыми стадионами. Пусть теперь это и имитация, но сердце греет.

Таким образом, ВНС - это, кроме всего прочего, еще и сеанс психотерапии, самогипноз, психологический аутотренинг. Выступая перед своими сторонниками (а на ВНС других нет), Лукашенко как бы подпитывается. Для него психологически очень важно периодически купаться в лучах славы. Пусть эти лучи и искусственные. А народ по телевизору видит очередной съезд КПСС.