- Лукашенко уже объявил, что до президентских выборов состоится всебелорусское собрание. Очевидно, как и на всех предыдущих, на нем будет озвучена какая-то, условно говоря, стратегия развития страны. Как она может выглядеть?

Власть стремится так или иначе обеспечить себе определенную электоральную победу. Мы не знаем, сколько реально процентов голосует за Лукашенко, но мы видим, как во время каждой компании он пытается обеспечить себе определенную популярность. И, как показывала социология (если она была) - иногда это удавалось, рейтинг Лукашенко рос в предвыборные месяцы. Есть ли шансы на это в этом году?

- Что касается способов повысить рейтинг перед президентскими выборами, то - да, такие меры предпринимались относительно успешно 4 раза, кроме 2015 года. Тогда, именно конкретных обещаний, вроде «зарплата 500 долларов», не давалось, кроме общих лозунгов. К тому же тогда, в начале 2015 года, была сделана очень непопулярная вещь, девальвация, и тогда рейтинг Лукашенко сильно упал.

Как будет в этом году - сложно угадать. Неизвестно, сама команда Лукашенко определилась ли со своей тактикой на 2020 год. Мне кажется, что традиция таких конкретных обещаний уже не нравится Лукашенко. Он охотнее ставит акцент на том, что он гарант независимости и стабильности.

Что может появиться нового в этом году? Это спекуляции и предположения, но, по моему мнению, есть вероятность, что появится что-то вроде «перемен», «новизны». Не знаю, будет ли это оформлено в качестве лозунга. Но то, что там думают о конституционных реформах всерьез, и то, что эта тема, скорее всего, будет присутствовать на Всебелорусском собрании и во время президентской кампании, - это вполне реально.

- Но не будет ли это противоречить всей предыдущей философии Лукашенко, которая исходила из того, что главное - это стабильность? А перемены всегда были лозунгом оппозиции. Или попытается он забрать этот лозунг себе?

- В 1994 году Лукашенко во время своего самого большого электорального триумфа пришел к власти благодаря лозунгу перемен. Они в значительной степени означали возвращение к «доброму прошлому». Но, тем не менее, в отношении того, что было в начале 90-х, это был очень сильный посыл, что все нужно менять. Даже в отношении к коммунистической номенклатуре, которая тогда была еще сильна, в их сторону была от Лукашенко постоянная, разоблачающая критика. Конечно, когда он пришел к власти, то воцарился инстинкт самосохранения власти.

Но теперь ситуация изменилась. Лукашенко стареет, популярность его падает. Точ цифр мы не знаем, но очень высока вероятность, что вряд ли более 30 процентов. Во всяком случае, в 2016 году, когда его рейтинг последний раз фиксировался независимыми социологами, он составил 29 процентов.

Власти надо с этим что-то делать. И как раньше были «элегантные победы», то в течение ближайших 5-10 лет должно произойти элегантная передача власти. Как это сделать? Нет сомнений, что над этим работают.

- А как вы относитесь к таким размышлениям, что, мол, Лукашенко уже не так важен рейтинг, электоральный успех? Все равно ведь победа ему обеспечена, избирательные комиссии нарисуют те цифры, которые будут спущены сверху, из соответствующих структур. Может, ему следует прежде всего заботиться о методах хранения власти, а народная поддержка уже не такая и важная?

- Лукашенко заинтересован в народной популярности, но дело в том, что здесь он имеет очень ограниченные возможности. Он имеет политическую харизму, она долгое время действовала. Но сейчас кардинально другая ситуация, чем в 90-е или во второй половине нулевых, когда харизма уже меньше помогала, но зато благодаря нефтедолларам был рост благосостояния.

Популярность и рейтинг его интересуют, так как аппарат и силовые структуры пока надежны, но это до определенной степени. Но если популярность среди народа сильно падает, то система начинает шататься. Начинают рождаться сомнения у чиновников и силовиков, они начинают шептаться, кто бы мог прийти на смену. Им приходится делить судьбу непопулярного лидера, и это некомфортная ситуация для них.


- Что Лукашенко может предложить белорусскому обществу в качестве главных лозунгов своей избирательной кампании? Какие принципы или хотя бы какие материальные пряники и обещания? То, о чем вы раньше сказали - некое обещание перемен. Это можно воспринимать как приманку для электората - смотрите, я не вечен, я готовлю изменения. Но не почувствует народ здесь определенную обманку, попытку манипулировать?

- Сразу оговорюсь, что если и появится какой-то такой лозунг перемен, то не в качестве основного. Убежден, что основной будет - «Независимость, стабильность, благополучие». Не знаю, в каком порядке, но возможно, что именно Независимость будет фигурировать как основной посыл. Но в качестве чего-то нового дополнительным мотивом компании может стать что-то вроде «перемен».

Способствует ди это его популярности и электоральной поддержке? Как минимум, негативного влияния не окажет. Позитивное же влияние может быть. Во-первых, это обнадеживающий посыл для представителей системы. Во-вторых, для значительной части населения это тоже будет звучать позитивно. Большинство белорусов испытывает потребность в переменах, но и боится «варианта Украины» или варианта 90-х годов.

Но такой контролируемый, спокойный переход к чему-то новому многие могут воспринять позитивно. Если даже под контролем Лукашенко состоится усиление роли парламента, судов, появятся элементы самоуправления - и все это постепенно, эволюционно, - думаю, что значительная часть белорусов с пониманием и позитивно к этому отнесутся.

- В этой триаде - независимость, стабильность, благополучие - насколько «воинственно» будет звучать лозунг независимости? Он будет подаваться командой Лукашенко только в качестве учредительного тезиса или, возможно, будет развернута более конфликтная версия «угрозы независимости»? Насколько рискованно во время избирательной кампании актуализировать тему «угрозы независимости»?

- Воинственность либо сдержанность риторики Лукашенко очень изменчива и ситуативна. Это может зависеть от очередного телефонного разговора с Путиным и так далее. Но постоянным мотивом, скорее всего, будет момент угрозы независимости - без уточнения, кто несет угрозу. «И нам нужно быть едиными - и ясно, что единственный гарант - это как раз Лукашенко».

- В какой форме пройдет кампания-2020 с точки зрения отношения к оппонентам? Будет ли это довольно жесткое отношение, прекращение всякой реальной альтернативы, нерегистрация серьезных кандидатов? Последние парламентские выборы, вопреки ожиданию некоторых аналитиков, прошли очень жестко, и ни один оппозиционный кандидат в Палату представителей не был пропущен. После этого Лукашенко назначил на должность главы Администрации заместителя председателя КГБ Сергеенко. Говорит ли это, что президентские выборы пройдут по довольно брутальном варианте?
 
— Что касается парламентских выборов, то главным объектом для репрессий стали наблюдатели, а не собственно кандидаты. Основная тактика, которая установилась в последние 2-3 лет, - действовать мягко, но после пересечение каких границ очень четко дать понять, что нельзя так делать.

Очень интересный пример - последние акции в защиту независимости. Власти дали возможность провести несколько таких акций, чтобы дать сигнал России и людям внутри системы. Но после этого дали по рукам организаторам. Эти демонстрации были в какой-то степени на руку Лукашенко во время переговоров с Путиным, поэтому было разрешено их провести. Так что тактика - не дать возможности протестующим подумать, что здесь уже наступила хрущевская оттепель или горбачевская перестройка. Нет, не наступила.

Перевод Ex-press.by