Будут ли допрашивать тех, чьи фамилии назвал в своем интервью экс-сотрудник СОБРа Юрий Гаравский в интервью «Немецкой Волне», и возбудят ли в Евросоюзе уголовное дело о громких исчезновениях, которые 20 лет назад случились в Беларуси?

Эти вопрос «Белорусский партизан» обсудил с бывшим судьей, в прошлом – известным адвокатом Гарри Погоняйло

– Гарри Петрович, объясните, почему Следственный комитет отказался возобновить расследование дела Дмитрия Завадского?

– Дело Завадского они рассматривают отдельно, там был приговор в отношении Малика и Игнатовича, которых обвинили в его похищении Димы и лишении его свободы.

– Но дело в отношении неустановленных лиц, которые убили Завадского, было выделено в отдельное производство. И Юрий Гаравский называет имена конкретных людей, которые по его мнению могли иметь отношение к похищению и устранению Дмитрия Завадского. Почему их не допросить?

– По идее, расследование дела Завадского должны были возобновить, как и дела других исчезнувших. Потому что по приговору не только Игнатович и Малик совершили это преступление, всего в нем участвовало шесть человек. И четверо из них не установлены. 

И если Гаравский говорит о людях, которые совершили это преступление, называет известные ему обстоятельства и детали, ранее не известные следствию, конечно, расследование должно быть возобновлено.

А то, что Следственный комитет не возобновляет расследование уголовного дела Дмитрия Завадского, говорит лишь о том, что следствие прекрасно знает: ни Малик, ни Игнатович не совершали этого преступления, они не имеют отношения к убийству Завадского, преступление совершено иными лицами. 

Малику и Игнатовичу вменили это, потому что в то время глава государства требовал срочного расследования, грозил поотрывать всем головы и так далее. А эти парни не признали своей вины. Они обвинялись и в совершении других преступлений – убийстве семьи Насимовых, там пять человек было, предводителя РНЕ Глеба Самойлова и других. 

Но ни одно из этих дел до сих пор так и не расследовано до конца, и никто из виновных не привлечен к уголовной ответственности. Получается, что ни Игнатович, ни группа Дмитрия Павличенко не совершали этих преступлений? Так, а кто их тогда совершил?!

– В постановлении о превентивном задержании Дмитрия Павличенко за подписью экс-председателя КГБ Владимира Мацкевича говорится, что преступная группа под руководством Дмитрия Павличенко как раз причастна к устранению руководителя белорусской региональной организации РНЕ Глеба Самойлова.

– Но Павличенко до сих пор на свободе.

Для меня лично понятно, что идет игра, что следствие фальсифицировало все эти дела, что другие преступления, которые совершали эти лица, также остались не раскрытыми, потому что их совершали одни и те же лица.


– Если есть признания Юрия Гаравского, значит, нужно допросить тех, чьи фамилии он называет.

– Если следствие серьезно возьмется за это дело, то, ясное дело, никто из исполнителей молчать не будет. И сам Павличенко, и другие фигуранты этой истории с потрохами сдадут своих начальников! Они не пойдут под расстрельные дела. 

У нас ведь смертная казнь не отменена, а убийства двух и более лиц – это расстрел! Поэтому они шкуру свою спасают. И самый главный начальник в стране – он сегодня является гарантом их безопасности, и пока он при власти, никого из этих лиц, подозреваемых в убийствах, не привлекут к ответственности.

– Но если дела Захаренко, Гончара и Красовского возобновили, значит, свидетелей, о которых идет речь, будут допрашивать. И значит, они будут что-то говорить.

– Я уверен, что плясать будут вокруг персоны самого Гаравского. И вокруг того, что этого преступника Запад не выдает нам. А его реально не выдадут – на сегодня он основной свидетель и подозреваемый одновременно. И наши следователи по поводу этой невыдачи нагородят такого, что показания Гаравского и его версия будут забыты раз и навсегда.

– Вы уверены, что тех, о ком ведет речь Гаравский, не пригласят на допрос?

– Наши следователи не будут их допрашивать – я уверен. Потому что если реально и объективно вести расследование, то будет доказана вина Дмитрия Павличенко и тех, кто организовывал и участвовал в этих преступлениях. А это сегодня здесь никому не надо. 

Я считаю, что в Беларуси эти преступления не могут быть объективно расследованы. Их нужно расследовать на Западе. И уголовное дело нужно возбуждать там, где сегодня находится Гаравский и некоторые другие фигуранты этих дел. 

Нужно привлекать к ответственности, собирать материалы (а их очень много!), в том числе запрашивать официальные материалы наших следователей, оценивать все.

И даже если Республика Беларусь не выдаст тех, кто участвовал в этих преступлениях в Германию или другие страны, нужно осудить Юрия Гаравского, создать прецедент, выдать международные ордера на аресты тех, кто повинен в этих преступлениях, и таким образом потихоньку раскручивать это дело.

В международном праве по делам об универсальной уголовной юрисдикции – речь идет о преступлениях, совершенных против человечества (а политически мотивированные преступления, применение пыток, внесудебные казни – это все подпадает под эту статью) есть принцип – или осудите сами или выдайте этих преступников, чтобы дело можно было довести до суда.


Все участники этих преступлений должны сесть на скамью подсудимых – начиная от Виктора Шеймана и заканчивая последним пехотинцем, который яму копал, стоял в охране. Все должны ответить.