Правильно ли это, в ток-шоу «Intermarium» на телеканале "Белсат" дискутируют историки из Беларуси, Литвы и Польши.


Восстание, которое возглавил Тадеуш Костюшко, началось в 1794 году. Речь Посполитая только что пережила второй раздел и находилась под оккупацией прусских и российских войск. Король Станислав Август Понятовский был отодвинут от власти. Государством управляли пророссийские элиты.

Экономика была в критическом состоянии. Ослабленная бесконечными военными действиями, Речь Посполитая потеряла свои торговые пути, но при этом была обязана удерживать 40-тысячную оккупационную армию. На оплату своей армии, состоявшее из 15 тыс. человек, денег не было. Закрывались мануфактуры и банки. Росли цены, а вместе с ними – и недовольство населения.

К крестьянским бунтам и выступлениям православного населения, которое боролось за свои права, добавилась борьба магнатских группировок внутри страны. Большая часть общества понимала, что второй раздел Речи Посполитой – только прелюдия к полной ликвидации государства. Чтобы его сохранить, нужно было изменить политический строй, экономическую жизнь и систему обороны. Позиция короля Станислава Августа Понятовского – сохранить остатки страны под российским протекторатом – не находила поддержки.

Началось восстание. Его участники хотели восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года, вернуть Конституцию 3 мая 1791 года и продолжить реформы. Одновременно надо было противостоять трем мощным государствам: России, Австрии и Пруссии. Восстание закончилось поражением. Его подавлением с особой жестокостью командовал известный российский полководец Александр Суворов.

Из 150 тыс. человек, которые по разным оценкам приняли участие в восстании, от 30 до 40 тыс. происходили с земель Великого княжества Литовского. Руководитель Тадеуш Костюшко неоднократно подчеркивал свое литвинское происхождение. Поскольку слово «белорусский» здесь не звучит, часть ученых считает, что белорусы не вправе присоединить эту фигуру к пантеону своих национальных героев.

«Здесь традиция заложена в первые годы советской власти. Когда из белорусов делали крестьянскую нацию, без знати, без национальных героев, – говорит Светлана Куль-Сельверстова, доктор исторических наук, профессор Белостокской политехники.

Она обращает внимание, что на каждом этапе развития нации есть герои, которые могут принадлежать нескольким народам:

«Я все время провожу аналогию: Карл Великий – чей он? Немецкий, французский?».

Во времена Костюшко словом «литвин» обозначали не национальную принадлежность, а государственную – к Великому княжеству Литовскому. Так же как поляками называли себя все граждане Речи Посполитой.

Почему в Беларуси выступают против Костюшко, и кому это нужно?

«Потому что Костюшко – это воплощение государственной идеи. Калиновский – в меньшей степени. Он не столько за государство, сколько за социальное равенство. На мой взгляд, есть силы, которые не хотят, чтобы у Беларуси были национальные герои, которые вдохновляют на борьбу за государственность, – считает Светлана Куль-Сельверстова. – Если мы возьмем пантеон белорусских героев советских времен, там у нас государственников не будет. Там не будет ни Сапеги, ни Радзивиллов. А вот Евфросиния Полоцкая – пожалуйста! Скорина, Янка Купала. Калиновского даже можно – он за государство не боролся, он – за равенство».

«Здесь логика какая: если сегодня мы вычеркивали Костюшко из своей истории, мы вычеркивали и государство, которому он служил, – Речь Посполитую. То есть несколько веков своей истории. Поэтому без Костюшко – никак», – соглашается с ней в студии «Intermarium» Андрей Киштымов, кандидат исторических наук, сотрудник Республиканской лаборатории историко-культурного наследия.

Еще один участник ток-шоу, Валдас Ракуцис доктор исторических наук, профессор Клайпедского университета (Литва) обращает внимание на то, что соседи не должны отбирать героев друг у друга:

«Такие личности, как Костюшко и Адам Мицкевич нас объединяют. Мы должны найти основания для сотрудничества народов, потому что нас разделяют разные интересы, а нужны такие вещи, которые объединяют. Это люди-мосты».Потомок дворянского рода с белорусских земель Тадеуш Бонавентура Костюшко боролся за независимость Польши. Государства с названием Беларусь тогда не было. И это дает основание части историков отказывать белорусам в праве называть Костюшко своим героем.

Правильно ли это, в белсатовском ток-шоу «Intermarium» дискутируют историки из Беларуси, Литвы и Польши.

Восстание, которое возглавил Тадеуш Костюшко, началось в 1794 году. Речь Посполитая только что пережила второй раздел и находилась под оккупацией прусских и российских войск. Король Станислав Август Понятовский был отодвинут от власти. Государством управляли пророссийские элиты.

Экономика была в критическом состоянии. Ослабленная бесконечными военными действиями, Речь Посполитая потеряла свои торговые пути, но при этом была обязана удерживать 40-тысячную оккупационную армию. На оплату своей армии, состоявшее из 15 тыс. человек, денег не было. Закрывались мануфактуры и банки. Росли цены, а вместе с ними – и недовольство населения.

К крестьянским бунтам и выступлениям православного населения, которое боролось за свои права, добавилась борьба магнатских группировок внутри страны. Большая часть общества понимала, что второй раздел Речи Посполитой – только прелюдия к полной ликвидации государства. Чтобы его сохранить, нужно было изменить политический строй, экономическую жизнь и систему обороны. Позиция короля Станислава Августа Понятовского – сохранить остатки страны под российским протекторатом – не находила поддержки.

Началось восстание. Его участники хотели восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года, вернуть Конституцию 3 мая 1791 года и продолжить реформы. Одновременно надо было противостоять трем мощным государствам: России, Австрии и Пруссии. Восстание закончилось поражением. Его подавлением с особой жестокостью командовал известный российский полководец Александр Суворов.

Из 150 тыс. человек, которые по разным оценкам приняли участие в восстании, от 30 до 40 тыс. происходили с земель Великого княжества Литовского. Руководитель Тадеуш Костюшко неоднократно подчеркивал свое литвинское происхождение. Поскольку слово «белорусский» здесь не звучит, часть ученых считает, что белорусы не вправе присоединить эту фигуру к пантеону своих национальных героев.

«Здесь традиция заложена в первые годы советской власти. Когда из белорусов делали крестьянскую нацию, без знати, без национальных героев, – говорит Светлана Куль-Сельверстова, доктор исторических наук, профессор Белостокской политехники.

Она обращает внимание, что на каждом этапе развития нации есть герои, которые могут принадлежать нескольким народам:

«Я все время провожу аналогию: Карл Великий – чей он? Немецкий, французский?».

Во времена Костюшко словом «литвин» обозначали не национальную принадлежность, а государственную – к Великому княжеству Литовскому. Так же как поляками называли себя все граждане Речи Посполитой.

Почему в Беларуси выступают против Костюшко, и кому это нужно?

«Потому что Костюшко – это воплощение государственной идеи. Калиновский – в меньшей степени. Он не столько за государство, сколько за социальное равенство. На мой взгляд, есть силы, которые не хотят, чтобы у Беларуси были национальные герои, которые вдохновляют на борьбу за государственность, – считает Светлана Куль-Сельверстова. – Если мы возьмем пантеон белорусских героев советских времен, там у нас государственников не будет. Там не будет ни Сапеги, ни Радзивиллов. А вот Евфросиния Полоцкая – пожалуйста! Скорина, Янка Купала. Калиновского даже можно – он за государство не боролся, он – за равенство».

«Здесь логика какая: если сегодня мы вычеркивали Костюшко из своей истории, мы вычеркивали и государство, которому он служил, – Речь Посполитую. То есть несколько веков своей истории. Поэтому без Костюшко – никак», – соглашается с ней в студии «Intermarium» Андрей Киштымов, кандидат исторических наук, сотрудник Республиканской лаборатории историко-культурного наследия.

Еще один участник ток-шоу, Валдас Ракуцис доктор исторических наук, профессор Клайпедского университета (Литва) обращает внимание на то, что соседи не должны отбирать героев друг у друга:

«Такие личности, как Костюшко и Адам Мицкевич нас объединяют. Мы должны найти основания для сотрудничества народов, потому что нас разделяют разные интересы, а нужны такие вещи, которые объединяют. Это люди-мосты».