Насколько сложно играть характерные роли и как соединить на сцене голос, интонацию и жесты, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала солистка Белорусского государственного академического музыкального театра, лауреат международных конкурсов Екатерина Дегтяренко.

— Ваш путь на сцену был осознанным?

— По натуре я творческий человек: в детстве любила заниматься цветами, моделировала кукольные платья, вышивала, очень нравилось петь. Об актерской карьере не мечтала, хотя понимала: будущее будет связано с искусством. Постоянно выступала на школьных концертах. Мои родственники из Черниговской области, все они пели и играли на музыкальных инструментах: дедушки — на гармошке, мамин брат — на гитаре, кто-то — на скрипке. Я не мечтала быть актрисой, мне просто нравилось петь и танцевать. Привлекало, что через пение и танец могу выразить свои чувства. Училась и в музыкальной школе, в которую захотела пойти сама. Судьба распорядилась так, что в СШ № 12 в Гомеле набирали экспериментальный класс, по окончании которого я могла поступить в музыкальное училище на хоровое отделение.

— Видимо, солистом быть интереснее…

— Ко всякому делу отношусь уважительно. Понимаю, не всегда бывают в жизни пряники. Просто люблю трудиться, мне нравится то, чем занимаюсь. Удивительно, но поступать в музыкальное училище не хотела, боялась, что не потяну. В какой-то момент у меня пропало желание учиться. Тем не менее в школе постоянно приглашали: «Катя, спой. Катя, выступи». Я не отказывалась. Снова села за пианино, и пришло понимание, что музыка — это мое. Лариса Кузьменок вела в музыкальной школе хор. Она наблюдала за мной и предложила попробовать поступить в училище на вокальное отделение. Так я и сделала. Окончила его с красным дипломом, меня зачислили в академию искусств. Здесь получилось соединить то, что любила больше всего — петь и танцевать.

— На первый взгляд, спектакли в Музыкальном театре более легкие и игривые, нежели в драматическом. Тем не менее страсти иногда разгораются нешуточные. Тяжело входить в роль?

— Мне тяжело. Не хочется, чтобы роли были похожи на сыгранные ранее. Когда работается со сложностями, приходится менять себя. В итоге получается лучший результат. Становится увлекательно, а значит, и зрителю будет интересно. Особенно когда находишь что-то новое. Я играю характерные роли. Не хочется на себя надевать маску и изображать героиню. Чтобы раскрыть такую роль, надо ее прожить.

— Каково молодой женщине играть бабулек?

— Непросто. Даже после завершения спектакля продолжаю жить в образе, чувствую в себе присутствие героини. Конечно же наблюдаю в реальной жизни за поведением пожилых женщин, стараюсь подметить их привычки. Как-то попала в больницу, в палате со мной были 4 бабушки и все разные. Интересно было запоминать их жесты, мимику, поведение. С удовольствием играю в «Бабьем бунте». Все эти женщины прожили жизнь, но по сути остались детьми.

— Артисту постоянно приходится перевоплощаться в самых разных героев: добрых и злых, молодых и возрастных, эмоциональных и подавленных. Влияют ли сыгранные образы на вашу жизнь?

— Я, как и все актеры, очень эмоциональна. После спектакля какое-то время роль владеет мной. Порой это вредит отношениям с детьми, мужем. Домашние иногда делают замечания: опять включила актрису. Поэтому стараюсь расставлять четкие акценты, где работа, а где дом.

— Вам нравится играть женщин возрастных или молодых?

— Молодых, потому что переживания их мне понятны, но чаще предлагают роли пожилых.

— Есть роли, наиболее близкие сердцу?

— Пожалуй, Доброжанская в «Женихах». Есть героини, которые особенно близки по духу. Но все роли хороши, особенно когда занимаешься любимой работой.

— Что еще не сыграли?

— Когда только пришла в театр, хотелось примерить на себя субреток, таких веселых, плутоватых горничных («Сильва», «Принцесса цирка»). Не получилось, а сейчас уже поздновато в силу возраста. 

— Не жалеете, что не стали оперной певицей?

— Со мной в академии учились замечательные артисты Дмитрий Губович, Анастасия Гриненко, Илона Казакевич, Алексей Гриненко. Из нас получилась отличная команда, которую Арнольд Ранцанц пригласил участвовать в своем бенефисе. Со студенчества мы были одержимы идеей мюзиклов, ведь в них серьезные вещи передаются через музыку и танец, поэтому в роли оперной певицы я себя не видела.

Фото Сергея Лукашова