В октябре 2013 г. на пресс-конференции для российских СМИ он с гордостью признался, что в начале своего президентства «радикально» уничтожил на трассе Москва-Берлин разбой и грабеж со стороны преступников.

 Для этого туда было послано несколько специальных групп, которые «всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы такие уничтожили. И до сих пор – тихо и спокойно».

24 апреля 2018г., во время послания к народу и Национальному собранию, он снова похвастался, что в первые годы своей президентской жизни, «я посылал горстку надежных людей с автоматами, которые перестреляли там половину и навели порядок в течение месяца». Такие зверства он оправдал тем, что «бандит понимает только тогда, когда с ним разговариваешь на его языке».

На встрече в новоизбранным и старым Национальным Собранием 5 декабря 2019 г. г-н Лукашенко предельно просто объяснил свою миссию президента – «Нужно было  спасти народ, нужно было спасти страну и навести порядок мгновенно. Мы его навели в течение одного месяца, разобравшись с бандформированиями». Как ни крутились некоторые начальники МВД, когда я требовал от них уничтожить бандгруппы в Минске. Их было 32, до сих пор помню. И мы с ними справились в течение года».


Итак, г-н Лукашенко неоднократно признался, что в начале своего президентства хотел «спасти» белорусов и «мгновенно навести в стране порядок» путем расстрелов на месте. Он сам признается, что расправился с бандитами их же языком, т.е. языком силы, бандитским способом, как ни сопротивлялись такому способу мгновенной расправы в милиции.

Расстреливают людей на месте, без суда и следствия обычно в условиях войны, но в первые годы президентства г-на Лукашенко в стране не вводилось военного, ни чрезвычайного положения, ни комендантского часа, тем более в связи с угрозой криминалитета. 

В 1996 г. на оперативном учете МВД Беларуси состояло около 300 групп бандформирований численностью до 3 тысяч человек. На 1 банду приходилось в среднем 10 человек, а в крупных городах – около 100 человек. Получается, что по приказу А. Лукашенко было уничтожено около 15 человек на центральной трассе и до 300 человек в г. Минске. То есть совершено массовое убийство.

Президент ни разу не сказал, что он поручал своим лично ему преданным автоматчикам захват главарей банд, чтобы парализовать страхом всю остальную криминальную братву.

Президент ни разу не сказал, что он требовал захватить всех участников старых бандформирований, чтобы судить их принародно с соблюдением норм уголовного законодательства, с формированием доказательной базы, с установлением степени и тяжести вины каждого злоумышленника. 

Президент говорит гласно, открыто и с гордостью за содеянное, что он создал по правилам уголовного мира обыкновенные бандитские группы, что он лично преднамеренно и систематически рассылал этих вооруженных убийц для уничтожения неугодных лиц без суда и следствия, вне закона, прямо на месте. 

Президент не называет ни места массовых расстрелов, ни имена убитых, ни имен их убийц, членов секретных истребительных групп или эскадронов смерти.

Г-н Лукашенко не признается в своих откровениях, что он нарушил при этом Конституцию в редакции 15.03.1994 г. которую он клялся соблюдать при вступлении в должность президента. 

А статья 24 этой Конституции обязывает все государственные институты и должностные лица защищать «жизнь человека от любых противоправных посягательств» и применять смертную казнь «только согласно приговору суда». 

Г-н Лукашенко также пренебрег ст. 25 Конституции, которая разрешает лишать личной свободы каждого только в порядке, установленном законом и которая требует проверять законность задержаний и арестов. 


Статья 26 той же Конституции относит правосудие исключительно к компетенции суда и признает виновным в преступлении лишь того, чья вина будет доказана «в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Лукашенко не внедрял порядок, а нарушил общественный порядок, установленный Конституцией, которую он присягал неукоснительно исполнять. Он не обеспечивал порядок, а дестабилизировал законный порядок в стране, прописанный в Конституции и других законах. 

Какой именно порядок ? Ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса РБ (УПК РБ) в редакции 19.07.1999 г. требует от всех государственных органов и должностных лиц всего только выявлять преступников и привлекать их к ответственности для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора, а уж тем более в процессе гласно-публичного разбирательства.

Г-н Лукашенко совершал, таким образом, преднамеренно антиконституционные, противоправные деяния с присвоением функций суда, без соблюдения прописанных норм правосудия. 

Это должностное преступление именуется в УК РБ в редакции 1961-1999 гг. как самоуправство (ст. 196), т. е самосуд, произвол, как самовольное присвоение звания и власти должностного лица (ст. 190), которое занималось и руководило заведомо незаконным арестом при задержании (ст. 171), которое умышленно и неоднократно выносило «заведомо неправосудное решение или приговор» (ст. 173 ч. 2) «на предположениях» или досужих домыслах (ст. 16 УПК). 

УК РБ, подписанный самим же г. Лукашенко, однозначно трактует совершенные им и его автоматчиками деяния как «бандитизм» (ст.74), как «умышленное убийство» (ст. 100 и 101), сопряженное с похищением (ст. 123) и захватом людей (ст. 124) в составе «преступной организации» (ст. 74 ч.2) по предварительному сговору с соучастниками такой преступной организации (ст. 17 ч.1-2), как посягательство на жизнь (ст. 189), а в сумме как тяжелые преступления против человечества (ст. 7).

Руководитель такой преступной организации убийц, согласно ст. 17 ч. 1 УК, «несет ответственность за все совершенные группой преступления». 

УК РБ в редакции 9.07.1999 г. в ст. 128 наказывает смертью (расстрелом) «массовое или систематическое осуществление казней без суда» – именно то, что совершал Лукашенко со своими автоматчиками в начале своего воцарения. 

Он сам признается, что решительно отклонил колебания и возражения некоторых милицейских начальников против необходимости внесудебного террора. Сейчас не утешает наличие даже мизерного сопротивления в рядах охранителей законного порядка. 

Все 20 лет вся эта правоохранительная система с Конституционным судом, Следственным комитетом, судами и пр. солидарно демонстрирует тишину и спокойствие в своих рядах по адресу массового беззакония, бандитизма, садизма, возведенного в ранг государственной политики, построения системы управления и власти, основанной на страхе, вседозволенности и безнаказанности. 

Почему только одному М. Гладкому эта машина сверху вниз пояснила, что признание своей вины «достаточно для разрешения уголовного дела»?

Целью любого террориста является запугивание, устрашение, нагнетание страха в обществе. И в данном блестящем случае новый глава страны продемонстрировал, кто отныне хозяин территории и без всяких колебаний, церемоний показал, что он будет править самодержавно, «жестко, жесточайшим образом», как подобает сатрапу и деспоту, при котором «пощады никому не будет» (15 декабря 2010 года на совещании в Минске). 


В 1996 и 1997 гг. он заявил, что не будет «искать массы доказательств» для расправы с неугодными лицами, а просто и без автоматов «поотрывает головы». Он гласно представляет общественную тишину и спокойствие в виде кладбищенского безмолвия, куда отправляют принудительно, а не по старости.

Президент в своих признательных показаниях оправдывает убийства людей необходимостью «наведения порядка», для «обеспечения общей безопасности». 

И это не звучит абсурдно, поскольку председатель постоянного комитета Палаты представителей Л. Михалькова не так давно заявила, что места захоронения смертников засекречены «для обеспечения общественного спокойствия и безопасности». 

Если их убийцы - это народные спасители, тогда почему им не установили Аллею славы и не выбили на ней золотыми буквами все их имена поименно, почему им не отвели зал в музее истории современной Беларуси, почему их славными именами не названы до сих пор улицы и фермы, почему их имена не зачитывают после каждого гимна страны, во имя которой они совершали свои "подвиги"?

Если с криминалитетом было покончено за год тайными расстрелами эскадронов смерти, тогда почему за 20 лет с тех пор не опустели тюрьмы? 

Г-н Лукашенко в своих самовосхвалениях связывает развал страны, голод и нищету белорусов именно с действиями бандформирований. Тогда почему в результате их радикальной ликвидации белорусская экономика не стала общемировой моделью процветания, а коррупция неистребимой? 

Если внесудебная ликвидация людей столь полезна при внедрении общественного порядка, тогда почему этот блестящий опыт не тиражируется в качества образца государственного управления?

До какого изуверства нужно дойти, чтобы называть благом кладбищенское спокойствие и тишину в обществе, безымянные кладбища невинно убитых демонстрацией стабильности и тишины в обществе.

А разве Вас не должны поразить бурные аплодисменты зала, который 10 января 2020 г. в Минске рукоплескал словам правителя о том, что он «без крови» построил с божьей помощью независимое государство. 


Неужели все они и дальше будут прикрываться именем Бога?