Первоначальная версия иранских следователей о том, что у украинского «Боинга» могли загореться двигатели, не подтвердилась, а количество версий произошедшего резко пошла на убыль после опубликования сначала фото частей ракеты с установки «ТОР-М1», а потом и видео с фиксацией самого ее попадания в «Боинг» с последующим его падением, пишет Ритас Витаутас на сайте UDF.BY

Кроме Bellingcat соответствующий отчет опубликовала исследовательская группа HIS Markit, в котором она прямо указала, что «Боинг» был сбит подразделением Корпуса стражей исламской революции (КСИР) из произведенного в России зенитно-ракетного комплекса.

Причем, фото и видео в интернете это как бы «сверхмалая толика» того, что есть, а заявления многих мировых лидеров о причастности Ирана к трагедии - это как бы «приглашение к сотрудничеству»: признайтесь сами, вам же легче потом будет.

В связи с этим, у иранского руководства возникла «вилка возможностей»: признаваться или нет, а события могли развиваться по двум возможным сценариям.

При развитии ситуации по сценарию Light, Иран, по аналогии с любой страной цивилизованного мира, мог признать сам факт сбития иранскими ПВО украинского «Боинга», особенно упирая на то, что это было сделано неумышленно, в силу непреодолимых обстоятельств ввиду существенного обострения обстановки.

С учетом имевшихся ранее в мире прецедентов, дальше следуют официальные извинения, выплата положенных компенсаций и все, вопрос «закрыт».

Примеры такого развития событий есть, да еще и с учетом прямо сейчас «задействованных» стран.

3 июля 1988 года. Авиалайнер Airbus A300B2-203 авиакомпании Iran Air через 7 минут после вылета из Бендер-Аббаса, пролетая над Персидским заливом, был сбит ракетой «земля-воздух», выпущенной с ракетного крейсера «Vincennes» ВМС США.

Что произошло именно так, Белый дом объявил в тот же день. Проведенное в дальнейшем всестороннее расследование установило фактическую обоюдную вину обеих сторон. Действия экипажа «Vincennes» были признаны оправданной обороной, а он действовал согласно уставу и инструкциям, как результат - наказан никто не был.

Соединенные Штаты выплатили соответствующую компенсацию всем пострадавшим сторонам, а в феврале 1996 года между США и Ираном было подписано мировое соглашение, после чего инцидент был исчерпан.


4 октября 2001 года. Авиалайнер Ту-154М авиакомпании «Сибирь» выполнял плановый рейс SBI1812 по маршруту Тель-Авив - Новосибирск, но через 1 час и 45 минут после взлёта, согласно заключению Межгосударственного авиационного комитета, был непреднамеренно сбит зенитной ракетой 5В28 комплекса С-200В, запущенной 96-й зенитно-ракетной бригадой ПВО Украины в ходе проводившихся учений.

Украина поначалу немного поупиралась, но впоследствии, и достаточно быстро, призналась в совершенном.

Дальше все так же, как и с иранским «Боингом»: компенсации, мировое соглашение и инцидент исчерпан.

При развитии ситуации по сценарию Hard, Иран мог пойти по пути России в деле катастрофы МН-17, с одним единственным, но важным отличием: возможности Тегерана по влиянию на международные структуры все же явно не те, что не позволило бы организовывать такие же массированные информационные кампании или, например, проводить операции спецслужб по «вбросу» в парламент Нидерландов идеи о необходимости дополнительного расследования катастрофы малазийского «Боинга», или формировать мнение официальных лиц Малайзии о том, что результаты расследования вызывают сомнение.

Судя по всему, вначале иранское руководство склонялось именно к данному сценарию. Например, Иран отказался выдать «черные ящики» самолета МАУ, хотя должен был, и заявил об их повреждении. Возникли даже подозрения, что чем дольше они находятся в Тегеране, тем вероятнее попытки внесения в записи каких-либо изменений, ведь такой опыт есть: вспомним ситуацию с манипуляциями Россией записей с разбившегося самолета Леха Качиньского.

Более того, всего через два дня после крушения самолета на месте его падения появились бульдозеры, которые проводили «расчистку» обломков вместе с верхним слоем земли, больше похожую на сокрытие следов преступления.

В принципе все к этому и шло, Тегеран, как в свое время Москва в деле МН-17, на фактическое предложение Запада «во всем признаться самим» вначале отреагировал неадекватно, но «что-то пошло не так» и, хотя понять логику людей такого типа невозможно, возникли некие причины, которые привели к выбору варианта Light. Причем, дело явно не в возможных санкциях.

Здесь необходимо немного остановиться и понять сегодняшнюю обстановку в регионе.

После ликвидации США одного из ключевых звеньев при создании на Ближнем Востоке «шиитского пояса» - генерала Сулеймани, Иран объявил «кровную месть», которая тут же была исполнена довольно странным образом: кроме погибших и раненных на его похоронах иранцев, иракцев в результате обстрела американских баз в Ираке и, косвенно, сбитого украинского «Боинга», других пострадавших нет.

Объявленная Америке война закончилась, так, по сути, и не начавшись. Иными словами, Аятоллы лицо сохранили, собственный народ на битву «взбодрили», а вот реально воевать с Америкой, судя по всему, большого желания у них нет.

США против такого развития событий также особенно не возражают. Война в Заливе им совершенно ни к чему.

Именно поэтому сбитый украинский «Боинг» в таком контексте для Ирана, как, кстати, и для США, оказался совершенно не ко времени. Тегеран, в случае непризнания вины за содеянное, как бы подсаживается на «долговременный крючок» расследования с непредсказуемыми результатами.

Это факт важный, но долговременный и далеко не самый главный, ведь, судя по всему, в самом Иране происходит ярко выраженная схватка за власть. И несмотря на то, что никто толком не знает, что реально происходит в полностью закрытом от всего иранском руководстве, некоторые признаки этого все же просочились наружу.

Погибший генерал Сулеймани, не просто был главным архитектором, организатором и реализатором внешней военной тактики Ирана в регионе, по сути, кроме военной и разведывательной составляющих, он являлся неформальным «министром иностранных дел в странах Ближнего Востока».

Например, известны случаи, когда командующий силами «Кудс» давал советы Верховному лидеру режима Али Хамени относительно того, как вести переговоры с региональными странами и лично выбирал послов Ирана в странах, дружественных правящему режиму.

Кроме того, Корпус стражей исламской революции контролировал практически весь экспорт страны. Все настолько серьезно, что веришь: когда на похоронах Сулеймани некоторые высшие должностные лица и государственные СМИ Ирана описывали его кончину как «смерть сердца режима» они, возможно, были искренни и говорили правду.


Все это влияние, как и «вертикаль личной власти», разом исчезли с его смертью. Уже только это в любой стране такого типа приводит к междоусобному конфликту от передела сфер влияния до гражданской войны.

Следует учитывать, что даже и без этого «неожиданного фактора» режим Аятолл в Иране весьма хрупок, главным образом из-за того, что иранцы не забыли, как Хаменеи, якобы, приказал убить, а Корпус стражей исламской революции "исполнил", по неподтвержденным данным, по меньшей мере 1500 гражданских лиц во время общенациональных протестов в ноябре 2019 года.

Об уровне общественной ненависти в Иране к КСИР говорит тот факт, что даже признание в ракетной атаке на «Боинг» не привело к успокоению ситуации. В Тегеране начались протесты напротив университета Амир Кабир с лозунгами: «признания вины в авиакатастрофе недостаточно», «КСИР - стыд» и даже «смерть диктатору».

В такой ситуации сбитый украинский «Боинг» для Аятолл также весьма некстати, отрицание факта его сбития это – новые санкции и дальнейшее ухудшение экономической ситуации в стране, которая и так похожа на пороховую бочку, может закончиться массовыми народными выступлениями.

В пользу данной версии говорит и то, что, по сообщениям СМИ, «Верховный лидер Ирана» аятолла Али Хаменеи, которому сообщили о случайном сбитии самолета МАУ, заявил, что информация должна быть обнародована после заседания высшего органа безопасности Ирана.

Более того, по тем же данным, именно Хаменеи настоял, чтобы причины трагедии и результаты расследования были опубликованы «честно и прозрачно по итогам заседания Высшего совета нацбезопасности».

Похоже, взвесив все «за» и «против», глава Ирана принял решение, которое дает ему максимальную возможность сохранить власть в стране.

В Иране сейчас начнутся «разборки» и основным пострадавшим, возможно, окажется КСИР, ПВО которого «Боинг» МАУ и сбило, но причины вовсе не в самолете.

Став при Сулеймани «государством в государстве», Корпус стражей стал иметь возможность претендовать на власть Аятоллы, а такое не прощают.

Исходя из этого, не удивлюсь, если наказание за сбитый «Боинг» будет гораздо больше заслуживающего, и не только среди конкретных виновников, но и затронет «кого-то гораздо выше».

Тут дело не в мировом сообществе, Украине или желании многих рядовых иранцев расправиться с КСИР, все проще – ничего личного, но сама возможность претензий на власть должна быть устранена.

Сможет ли все это остановить начавшиеся народные протесты в Иране, и устоит ли режим Хаменеи сложно сказать. В ближайшей перспективе, скорее всего в среднесрочной, вряд ли.

А вот кто в данной ситуации потерял больше всего, так это Россия.

Во-первых, военный конфликт в Персидском Заливе, на который Кремль подталкивал Иран, окончательно закончился, так и не начавшись.

Гибель Сулеймани, возможно, и есть не устранение США «известного государственного террориста», а именно человека-фактора, который своими личными действиями в связке с Москвой мог привести к этой войне.

Если так, то для России потеря генерала даже больший минус, чем для Ирана, да и сверхмягкая реальная реакция Тегерана на гибель «второго человека» в государстве в таком контексте объяснима.

Во-вторых, для многих на Ближнем Востоке Россия окончательно превратилась в «страну-бензоколонку», мнение которой на глазах из решающего превращается в совещательное по очень многим вопросам.

Как ни крути, США и Трамп переиграли в данной ситуации РФ и Путина вчистую, а проигравших на Востоке не любят.

В-третьих, СМИ России понесли существенные репутационные убытки. Но тут сами виноваты. Раскрученный в «духе дела МН-17» информационный шторм даже сейчас по инерции «работает», доказывая, что в сбитии украинского «Боинга» виноваты все, кроме Ирана.

Можно констатировать, что события в принципе окончились. Как с «третьей мировой» так и «Боинг».


В связи с этим интересно, поняли ли в России, что признание Ирана для нее очень плохой прецедент в преддверии начала 9 марта 2020 года суда в Нидерландах по МН-17, а аятолла, чтобы ни говорили, поумнее некоторых оказался...