В 2017 году ежемесячный доход 30% российских семей с детьми в возрасте до 3 лет и почти 20% семей с детьми в возрасте до 18 лет был ниже прожиточного минимума. Между тем трудное материальное положение в детстве не проходит для человека бесследно. Исследование психолога ВШЭ показывает — бедное детство снижает самооценку и веру в свои силы, даже если повзрослев, человек добился финансового благополучия, пишет IQ.

Продолжительность пребывания в бедности имеет значение и по-разному сказывается на человеке. Так, ситуационная (недолгая) бедность — например, задержка зарплаты за несколько месяцев — не отражается на статусе человека в обществе, в то время как хроническая (от четырех лет) существенно изменяет его образ жизни и круг общения, влияет на систему ценностей. 

Предыдущие независимые исследования показывают, что бедность в детском и подростковом возрасте оказывает воздействие на личность и поведение уже взрослого человека. Однако из-за разрозненности подходов к формированию выборок и способов измерения бедности (по доходу, по субъективной оценке, по уровню депривации), в комплексе ее эффекты на личность не рассматривались. 

Этот пробел и взялись восполнить Мария Ефремова из Центра социокультурных исследований ВШЭ и Ольга Полуэктова, аспирантка Бременской международной высшей школы социальных наук.


Ученые измерили уровень мотивации, субъективное благополучие, ценности личности и сопоставили их с финансовым достатком человека во взрослом и в детском возрасте. В исследовании приняли участие 350 человек. Их текущее материальное положение оценивалось по доходу за последний месяц и уровню депривации — степени удовлетворенности основных потребностей. 

Если доход участника был ниже МРОТ (на момент исследования — менее 7500 руб.), то его относили к категории бедных. Детский социально-экономический статус определялся по воспоминаниям опрошенных: им нужно было указать степень своего согласия с утверждениями типа «У моей семьи обычно было достаточно денег, когда я рос».

Среди психологических показателей измерялось доверие, потому что базовая установка на доверие формируется в детстве и влияет на способ взаимодействия человека с миром на протяжении всей жизни. 

Помимо него, ученые оценивали и индивидуальные ценности, которые движут поведением человека. Среди них: открытость изменениям — насколько человек восприимчив ко всему новому; самоутверждение — насколько человеку важны его статус в обществе и власть; самопреодоление — насколько человек чувствует в себе потребность помогать другим и заботиться об окружающем мире; и сохранение — бережет ли человек традиции и насколько для него важна личная безопасность.

Также психологи проанализировали, как сказалась бедность в детстве и зрелости на самооценке человека, его удовлетворенности жизнью и самоэффективности — вере в свой успех при решении проблем. Все эти характеристики формируются в детстве и медленно меняются в течение жизни.

Результаты показали, что удовлетворенность жизнью во взрослом возрасте связана с достатком независимо от того, насколько обеспеченным было у человека детство. Чем больше денег — тем удовлетворенность жизнью выше. Однако у тех участников, кто провел детство в бедности, в среднем уровень этого показателя был ниже, чем у тех, кто рос в достатке.

Финансовые трудности также снижают уровень доверия человека, сколько лет бы ему ни было. В то же время если детство человека было бедное, то даже несмотря на финансовое благополучие во взрослом возрасте, уровень его доверия остается невысоким.

У малоимущих участников исследования психологи не обнаружили связи между их финансовым положением и готовностью помогать другим людям, заботиться об окружающей среде, а также быть открытым ко всему новому. 

Такой результат подтверждает теорию иерархии потребностей Абрахама Маслоу, согласно которой ценности личностного развития, имеют значимость для человека только после того, как удовлетворены базовые материальные потребности.

У людей, столкнувшихся с бедностью в любой период своей жизни, самооценка ниже, чем у благополучных. Причиной тому может быть в том числе и общественная стигматизации малоимущих.


Что касается самоэффективности, то у респондентов с бедным детством она ниже, чем у тех, кто не испытывал нужды. Это можно объяснить тем, что для роста веры в свои силы человеку необходим опыт успеха. А у детей из бедных семей его, вероятнее всего, меньше, чем у тех, кто вырос в финансовом благополучии.