С одной стороны поставки российской нефти в РБ на прошедшей неделе были возобновлены, и Беларуси удалось заключить договора на поставки нефти на январь в объеме 750 млн. тонн. Причем цена на нефть установлена без обычной премии, чего и добивалась белорусская сторона.

Однако нефть согласились продать только две российские компании — «Русснефть» и «Нефтиса», которые принадлежат близкому к главе Беларуси российскому бизнесмену Михаилу Гуцериеву. Ясно, что долго так продолжаться не может.

9 января стало ясно, что конфликт надолго, более того, он может распространиться и на газовый рынок. В этот день Александр Лукашенко заявил, что Россия хочет продавать нефть Беларуси по ценам выше мировых, поэтому он отказался покупать ее. 

В то же время, по оценкам российских чиновников, нефть из России обходится Беларуси дешевле, чем на мировом рынке. Тупик?

Лукашенко также отметил, что «Газпром» зарабатывает на поставках газа в Беларусь в три раза больше, чем на поставках в Германию, и напомнил, что после продажи России Белтрансгаза предполагалось, что цена газа для нашей страны сравняется с ценой в России.

На текущей неделе ситуация выглядит крайне неопределенной. С одной стороны, приближение срока проведения налоговых платежей может стимулировать продажи валюты экспортерами, что поддержит белорусский рубль. 

С другой стороны, спрос на валюту со стороны населения и предприятий, опасающихся девальвации рубля в связи с нефтегазовым конфликтом, окажет давление на курс нашего рубля.

Темпы ослабления белорусского рубля по отношению к корзине валют могут ускорится в связи с конфликтом руководства РБ и РФ по вопросу о ценах на российские нефть и газ.

Уже в декабре спрос на иностранную валюту со стороны населения и предприятий вырос до рекордных уровней, что как раз, по-видимому, объясняется конфликтом РБ и РФ. К тому же, белорусские НПЗ прекратили экспорт нефтепродуктов, что снизит приток валюты в страну.

Поэтому, если нефтегазовый конфликт обострится, можно будет ожидать увеличения спроса на валюту на фоне снижения ее предложения, что ослабит белорусский рубль. Более того, темпы роста стоимости валютной корзины могут ускориться. 

И многое в этой ситуации зависит от действий Нацбанка, который в случае подобного развития событий может придержать курс рубля посредством увеличения объемов валютных интервенций.