Александр Лукашенко поставил задачу диверсифицировать и увеличить белорусский экспорт. Однако за прошлый год значимых результатов достичь не удалось. Ситуацию усугубляют серьезные трения между Минском и Москвой в контексте «углубления интеграции».

Фото пресс-службы президента

 

Эксперты БелаПАН подводят итоги 2019-го и пытаются спрогнозировать развитие ситуации в плане диверсификации экспорта.

Прошлой весной президент Беларуси поручил премьер-министру Сергею Румасу усилить экономический рост за счет внешнего спроса. Также он вновь напомнил о задаче диверсифицировать белорусский экспорт, чтобы в итоге по трети его объема распределялось на рынки России, Евросоюза и стран дальней дуги.

Однако цифры Белстата по результатам десяти месяцев 2019 года свидетельствуют об ухудшении экспортных показателей.

 

Перекос в сторону России усилился

Если проанализировать ситуацию по результатам января — октября прошлого года, мы увидим, что приблизиться к идеальной картине — равномерному распределению долей по трем экспортным корзинам, не удалось. И даже наоборот.

С января по октябрь доля белорусского экспорта по пяти крупнейшим странам-партнерам, в числе которых Россия, снизилась и составила 68,9% (в прошлом году — 68,1%). При этом доля России увеличилась до 40,8% (37,9% годом ранее).

И напротив, доля стран ЕС в общем объеме экспорта Беларуси, составлявшая в 2018 году 30,5%, в 2019-м снизилась до 26,1%. Экспорт товаров в ЕС в целом сократился на 17,4%. По нему ударили, в частности, проблемы с Россией в нефтяной сфере.

Во-первых, с учетом роста котировок нефти более чем на 15%, негативного влияния российского налогового маневра и вызванных этим колебаний курса белорусского рубля стоимость нефти, поставляемой на белорусские НПЗ, выросла на 34% по сравнению с 2018 годом, что негативно влияет на рентабельности отрасли.

Во-вторых, поступление весной 2019 года некачественной российской нефти привело к временной приостановке экспортных поставок белорусскими НПЗ и падению роста ВВП Беларуси во втором квартале до 0,5%.

Помимо стран ЕС, ЕАЭС и России, на долю остальных государств по итогам десяти месяцев прошлого года пришлось 30,1% общего объема экспорта (28,8% в 2018 году).

 

«Отечественные предприятия не умеют продавать в ЕС»

По словам исполнительного директора аналитического центра «Стратегия» Ярослава Романчука, пока о диверсификации белорусского экспорта говорить нельзя. Сокращение экспорта в ЕС, вызванное нефтяными проблемами, говорит о том, что ныне Беларусь интересует Европу прежде всего как поставщик энергетических и полусырьевых товаров.

«Белорусские товары мало известны в Евросоюзе, — отмечает эксперт, — а отечественные предприятия не умеют продавать в ЕС. Помимо этого, Беларусь за 25 лет так и не получила статуса страны с рыночной экономикой, что позволяет европейским конкурентам пользоваться жесткими ограничениями, в том числе квотами или тарифами».

Романчук уверен, что невозможно диверсифицировать внешнюю торговлю без запуска современных производств, которые хоть как-то модернизировали бы структуру белорусской экономики.

Между тем, отмечает эксперт, львиную долю экономики и финансового сектора по-прежнему контролирует государство, а утверждаемые им инвестиционные и инновационные программы все реже соприкасаются с реальной рыночной действительностью.

Правила входа иностранных инвестиций на белорусский рынок достаточно жесткие. А поскольку нет основных источников инвестиций, структура производства не модернизируется, из-за чего невозможно обеспечить и диверсификацию внешней торговли.

Лев Львовский, старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC, считает, что белорусский бизнес ищет возможности выхода на новые рынки, когда в России все плохо. Если же не особо плохо, то искать незачем.

«На российский рынок дешевле выходить, проще экспортировать, да и в целом он уже изучен. Соответственно, нужны более серьезные причины, чтобы подтолкнуть бизнес к диверсификации», — отмечает Львовский.

 

Риски «углубленной интеграции»

По мнению Львовского, в 2020 году ситуация с экспортом может развиваться по двум рисковым сценариям, которые зависят от экономических отношений с Россией и подписания пакета дорожных карт «углубленной интеграции».

В случае если ничего не изменится, вероятно, и экспортная корзина Беларуси сохранит небольшой рост в соответствии с предполагаемым ростом экономики — около 1,2%. Возможна постепенная небольшая диверсификация внешней торговли за счет роста экспорта IT-услуг.

В случае серьезных изменений в экономических отношениях с Россией, подписания всего пакета дорожных карт, риски, по мнению эксперта, могут быть велики из-за участия соседки в торговых войнах и вовлечения экономики в политические игры.

По словам Львовского, это риск абсолютно нового типа, ведь содержание подписываемых документов неизвестно.

Что, например, подразумевается под унификацией налогового законодательства двух стран? Если Беларуси придется отказаться от особых условий для ПВТ, то это негативно скажется на внешней торговле, в частности экспорте IT-услуг и продуктов. Если Беларусь заставят разделить с Россией антисанкции, это вовлечет страну в торговую войну с Европой, что может привести к изменению экспортных условий для нашей страны.

Эксперт считает, что для нормализации внешнеторговой деятельности необходимо исключить экономическое объединение с Россией и переходить к максимальному развитию свободной торговли.

 

Когда политика подминает экономику

Романчук видит основные угрозы для белорусского экспорта в сферах промышленности, продовольственных товаров — ведь российские производители получают серьезную поддержку из бюджета. По прогнозу эксперта, если в 2019 году Беларусь потеряла почти 4% экспорта товаров, в следующем году потери могут приблизиться к 10%.

Особенно напряженной ситуация станет, если на фоне споров вокруг подписания пакета дорожных карт с Россией на белорусских промышленных производителей будет оказано давление с введением мер тарифного регулирования. В этом случае, по словам Романчука, отказ от согласия с Кремлем может вылиться в минус 5-7% для белорусской экономики.

Если ко всему сказанному добавить бюджетные траты на социальные нужды для поддержки электората перед президентскими выборами, можно предположить, что финансовая стабильность рискует оказаться под угрозой из-за преобладания политических и идеологических мотивов над логикой долгосрочного экономического роста.

В случае самого тяжелого сценария белорусскую экономику может ожидать сокращение вплоть до 50% ВВП, сказал Романчук.

Исходя из прогнозов экспертов, можно резюмировать, что сложности экономических и политических отношений с Россией, отсутствие структурных изменений в белорусской экономике могут крайне негативно сказаться как на объеме экспорта, так и на диверсификации внешней торговли.

А реализация идеи «две страны — одна экономика» в рамках «углубленной интеграции» грозит еще сильнее привязать Беларусь к России и усугубить дисбаланс экспортных корзин.