Но ведь и Лукашенко провозгласил себя “первым за независимость”.

Почему же так происходит? По просьбе Беларускай праўды ситуацию прокомментировал публицист Александр Томкович.

-Власти запустили судебный механизм репрессий против активистов, которые в декабре вышли на улицы Минска защищать независимость Беларуси от “углубленной интеграции”. Активистам дают астрономические штрафы и беспардонно садят на сутки. Почему?

– Ответ очевиден — Лукашенко дважды сильно испугался. Один раз собственного народа. Второй — Кремля, чей щелчок кнута хорошо услышали в Минске.

Причем, в первом случае гораздо больше, чем во втором.

И дело не только в том, что в минувшем декабре оппозиции удалось вывести на улицы несколько тысяч человек. Просто власти поняли, что это именно тот снежный (не про нынешнюю зиму сказано) ком, который может их снести.

К тому же механизм постновогодних репрессий существенно отличается от большинства предыдущих не только своей абсурдностью, но и анекдотичностью, ибо судили не только тех, кто «против», но и «за».
Не случайно судья Алексей Кисляк так просил писателя Владимира Орлова уточнить наличие в его эссе «Независимость – это…» каких-то лозунгов. Все, кто читал текст, подтвердят, что там их нет. Но даже, если бы и были, «пристегнуть» «косяки» советских времен к сегодняшним реалиям было бы трудно даже для отечественного правосудия. Поэтому акцент и был сделан на несанкционированность.

Как трудно понять логику (если таковая имеется, конечно) тех, кто это вообще придумал подобный маразм. Специально всё уточнил у Владимира Орлова. За почти тридцать лет, которые прошли со дня написания в феврале 1990 года легендарного эссе, судили за текст оного только ОДИН раз – 10 января 2020 года.

К слову, «организаторы» этой глупости рискуют превратить свои суды едва ли не в автограф-сессии.

Помнится, как и подписывающего поклонникам свои книги Владимира Орлова, его тезку Владимира Некляева в прошлом году тоже судили после аншлаговой презентации.

На мой взгляд, последний не только «забил» на все последующие судебные разборки. Он показал другим, как можно действовать в подобных ситуациях.

Как законопослушный гражданин, я ни в коем разе никого не агитирую что-то повторять. А вот как журналисту мне было бы прикольно понаблюдать, как милиция гоняется по всей республике за четырьмя десятками тех, кого надо судить… Или как приговоры звучат в пустых залах…

Возможно, кому-то это покажется спорным, но, на мой взгляд, происходит постепенное возвращение Некляева из политиков в ПОЭТЫ, ибо в данном случае он поступил больше, как поэтическая натура, чем как прагматичный политик, который играет по каким-то правилам. В данном случае (как и все за последние четверть века) правила устанавливала власть, и явно прокололась настолько, что информация о самом суде и баснословном штрафе стала едва ли не инсайдерской.

Не привыкла она к тому, что инакомыслящие не поют под ее дудку.

Надеюсь, власть предержащим хватит ума не сделать из Некляева беларуского Вацлава Гавела, а оппозиционеры, наконец, поймут, что нельзя вечно уподобляться следующим добровольно в пасть удава кроликам. Кстати, по-беларуски, это слово звучит более колоритно – трусы.


– Все, кто не побоялся выступить в защиту независимости, де-факто поддержали Лукашенко в его продекларированном стремлении отстаивать суверенитет страны. Как расшифровать сей парадокс?

– Позволю себе согласиться лишь отчасти.

Они поддерживали не Лукашенко, а независимость нашей страны. И де-юре. И де факто. Очень точно по этому поводу написал все тот же Владимир Некляев: «Лукашэнка мне — ніхто! Беларусь мне — Айчына!”
А я очень рекомендую еще раз перечитать Кондрата Крапиву. «Лыч у брудзе» — тоже де-факто.

-Удивляет еще одна странность: почему беларуские власти не зачищали акции протеста 7-8 декабря, 20-21 декабря, раз они проходили в нарушение действующего законодательства?

– На мой взгляд, не только потому, что они были кому-то выгодны. Просто опереться, как известно, можно только на то, что сопротивляется. Представьте, нечто подобное под эгидой БРСМ или «Белой Руси»…

Власть хорошо понимает, что на них рассчитывать можно далеко не всегда.

Во-первых, они «заточены» на противоположные вещи.

Во-вторых, обязательно найдется кто-то, кто сдаст весь сценарий Кремлю.

В России некоторые верили в абсурдную версию о том, что акции протесты курировал сын Лукашенко Виктор. Дескать, он едва ли лично раздавал бело-красно-белые флаги.

В случае с провластными структурами в этом не было бы сомнений ни у кого даже в Беларуси.

-Лукашенко признал: «Мы идем не просто по тонкому льду или по лезвию. Мы идем и шатаемся слева-направо и не дай Бог неверный шаг – мы потеряем всё». Беларуский руководитель боится повторения «крымского сценария»?

– Естественно.

Именно, «крымского», а не «донбасского», потому что понимает — последний в беларуских условиях возможен только теоретически. Кроме его самого, защищать ЕГО власть «с автоматом в руках» никто не будет.

-Тогда как надо понимать призыв беларуского руководителя? «Надо прекратить всякие шатания по мирным, спокойным, чистым улицам (кто-то их убирает, кто-то обеспечивает этот мир). Надо просто прекратить всякие разговоры о суверенитете и независимости. Надо прекратить разговоры о том, что кто-то хочет “здрадзiць” и сдать Беларусь. Может, кто-то и хочет… Но не первый Президент, который эту страну строил!» На чью помощь рассчитывает Лукашенко при наихудшем сценарии развития событий?

– Когда я слушал эти слова, то невольно вспомнил печальный конец румынского диктатора Николае Чаушеску. Тот ведь тоже считал, что сила сильнее правды.

К тому же «сила» нынешнего правителя Беларуси очень подходит для того, чтобы быть в кавычках, ибо носит исключительно векторный характер. Она работает только в отношении тех, кто произносит слово “здрадзiць”.

Что-то я не припоминаю случаев, когда происходило нечто обратное. Имеются в виду серьезные случаи, ибо к таковым спектакли относительного разного рода «регнумцев» и высылку прокремлевских политологов я не отношу. Да и в тех случаях беларуская власть испугалась собственной смелости.

На мой взгляд, Лукашенко хорошо понимает, что в критической ситуации внутри Беларуси ему опереться будет не на кого. Отсюда и постоянная кадровая ротация.

Очень хорошо помню очереди кебичевских чиновников в кабинеты новой власти после того, как стало ясно, что хозяин у них сменится. Сколько кадровую колоду не тасуй, нечто подобное произойдет и сейчас. Слишком уж все «схвачено» у хозяев кремлевского кнута.

В этой связи позволю себе еще раз процитировать упомянутое в вопросе выступление: “.. когда мы в 2011 году шли на продажу “Белтрансгаза”, была жесткая договоренность, что за пять лет мы выйдем на внутрироссийскую цену по газу…»

Лукашенко снабдил эти откровения угрозой напомнить данную договоренность. Думаю, что все всё ПОМНЯТ и так, но ВСПОМИНАТЬ не хотят по той причине, что сегодня в этом уже нет никакой необходимости.

Сколько продано и какими были тайные договоренности можно только догадываться. Особенно, если судить по количеству собственности (не только вокруг Минска), которая беларусам уже не принадлежит. А что касается чистоты улиц, то здесь очень точно подметила героиня одной из моих книг – в тюрьме тоже чисто.

-Лукашенко самолично воздвиг себе рукотворный памятник строителя независимой Беларуси. Хороший лозунг для президентской кампании. Но правомерно ли?

– Логично опять вспомнить Чаушеску. Тот тоже собирался править вечно и, если верить данным придворных социологов, имел такой рейтинг, что мог спокойно идти на любые президентские выборы. А после всех рукопожатий, чтобы не подцепить какую-нибудь бациллу, протирал руки спиртом. Чем все кончилось – хорошо известно.

Сегодня мало сомнений, что нас скоро ждет еще одна «элегантная победа». Но это – СЕГОДНЯ. К тому же такие победы имеют обыкновение превращаться в пирровы…

Кроме этого, историку, коим часто мнит себя упомянутый персонаж, будет не грех вспомнить судьбу последнего российского императора, который тоже счел себя спасителем империи и лично возглавил армию.
Далеко не всегда подобные вещи заканчиваются триумфами. И тогда вспоминают об ответственности.

Украинский опыт показывает, что любые памятники не бывают вечными. Особенно, когда строителя путают с разрушителем…