Ее правнук Франтишек Терешко, рассказывает «Белсату» три истории, которые характеризуют его бабушку.

Татьяна Бирич была человеком, который все делал ради науки. Во время войны солдаты массово получали отравление метиловым спиртом, который уничтожал зрение. Моя прабабушка впервые поняла, что если в глаз накачать кислород, то произойдет его естественное восстановление. Сначала она испытала этот метод на себе, вкалывая кислород себе в глаз специальной подушкой.

В общем, многие лекарства она испытывала сначала на себе.

В тех условиях это было уникально, а ее разработками заинтересовались другие ученые. После войны из этого метода ответвились различные другие методы лечения глаукомы и катаракты. Можно сказать, что ее эксперименты положили начало активному развитию офтальмологии в мире.

Она очень много читала. Прекрасно владела английским и немецким языком, выписывала научные журналы из-за рубежа.

Впервые в Советском Союзе лечилась от слепоты.

В 70-е годы в глаз министра обороны Советского Союза [вероятно речь идет об Андрее Гречко или Дмитрии Устинове. – Прим. «Белсат»] попала вилку. Он позвонил из Москвы именно Татьяне Бирич. Она ответила ему, что через день сделает ему операцию, а потом он должен полежать неделю в больнице в Москве. А он сказал, что навел справки и хотел бы лежать именно в ее больнице. На тот момент это был борисовский госпиталь.

В сталинские времена репрессировали ее мужа. А то, что она сама не попала под репрессии, свидетельствует о ее высоком авторитете как ученого в тогдашнем советском обществе.

Для работы в науке она подготовила и свою дочь, мою бабушку Тамару Бирич, которая стала выдающимся профессором.
Вясёлкавая абалонка
Свои научные работы прабабушка писала писала на разных языках, а книги – по-русски, так как это был язык науки в Советском Союзе [Татьяна Бирич – автор более 230 научных работ, в том числе 4 монографий. – Прим. «Белсат»].

Прабабушка очень активно занималась темой белорусского языка. Всегда спрашивала студентов, на каком языке с ними разговаривать. Они говорили: «Ну конечно по-русски». А она: «А почему бы не сделать по-белорусски? Вот смотрите. Как будет по-белорусски «радужная оболочка?» Никто не отвечает. Она: «Вясёлкавая абалонка. Видите – это весело».

Она была вторым человеком в БССР — заместителем председателя Верховного Совета [в 1963-67 годах.– Прим. «Белсат»], и поднимала этот вопрос и на высших уровнях.

Она была авторитетным лидером мнений, этаким «серым кардиналом», который влиял на политику. К ней прислушивалось руководство – и она этим пользовалась.

Она закладывала фундамент того, что мы сегодня называем беларушчынай.
Железная кровать
Имея очень большое влияние и уважение в советском обществе, Татьяна Бирич не занималась, как мы говорим сегодня, пиаром, самопрезентацией, продвижением своей личности.

Она была аскетом и человеком принципа: отказывалась от наград и всяческих благ – например, номенклатурной дачи на Нарочи. Говорила, что работает для рабочего народа, и для нее это неприемлемо.

До конца жизни спала на железной кровати, говоря, что занимается наукой, а не своим уютом.

Родственники на ее аскетизм реагировали по-разному. Ее дочь в шуточной форме упрекала, что почему бы не воспользоваться предложением властей. Прабабушка отвечала просто: «Пусть пользуются те, кому это действительно необходимо».

Татьяна Бирич родилась 10 января 1905 года в деревне Лошница под Борисовом. Занималась лечением туберкулеза и ожогов глаз, кровоизлиянием в сетчатку у новорожденных при нормальных и патологических родах. Впервые в СССР доктор Бирич применила метод криохирургии при заболеваниях глаз – например, начала удалять катаракту с помощью низких температур.
Была почетной гражданкой Минска.
Именем Татьяны Бирич названа улица в Борисове. На здании офтальмологического отделения 3-й минской больницы установлена памятная доска в честь ученой.