Российские эксперты не оставили это без внимания. К их советам, естественно, вряд ли стоит прислушиваться, но стоит знать.

Стариков упрекнул Лукашенко за длинный язык

- Конфиденциальность переговоров и информации - самый важный вопрос дипломатии, - отметил в беседе с “КП” политолог Николай Стариков. - Главы государств обсуждают свои вопросы не для того, чтобы потом их выносили на публичное поле. Сегодня идет ломка этих сложившихся тысячелетиями понятий. Недавно американцы опубликовали стенограмму переговоров Трампа с Зеленским. Теперь в подобном ключе выступил Лукашенко. Вся эта история с “откровенностями” до добра не доведет. Нужно знать грани того, что стоит выдавать журналистам и на обсуждение общественности. Это очень некрасивое поведение с его стороны, раз он считает наши народы братскими.

Что касается нефти. Если вы хотите цены, как в России, то мы должны быть единым целым. Но к нашим дружественным соседям мы относимся, как к отдельным самостоятельным государствам. А приоритеты России у нас находятся на первом месте. У нас есть Союзное государство с Беларусью. Но, к сожалению, оно не наполнено тем смыслом, который бы хотелось видеть. Если будет настоящая интеграция наших стран, то Лукашенко увидит единые цены. И получит того, что все хотят. А до этого можно обижаться, выдавать детали переговоров на “Эхо Москвы”. Но при этом нужно помнить и понимать - у Лукашенко свой госбюджет и свои избиратели, а у Путина свой бюджет и свои избиратели.

Соловьев - за Венедиктова 

Телеведущий Владимир Соловьев уверен, что Лукашенко специально пошел на интервью к оппозиционной радиостанции - хотел вызвать раздражение у Москвы.

- Мы знаем, что у Лукашенко такого рода выступления всегда связаны с тяжелыми переговорами, которые идут с Москвой, - сказал “КП” Соловьев. - Свои резкие заявления он использует, как методы давления на переговорщиков с нашей стороны. При этом всегда известно, что эти выступления ни к чему не приводят. Об этом говорит даже его выбор СМИ - к кому он пошел на интервью. Человек, понимающий более тонко российскую политику, вряд ли бы отправился на “Эхо Москвы”, чтобы побеседовать серьезно. Это, похоже, специально было сделано, чтобы вызвать некое раздражение и недовольство. Однако, не думаю, что это хоть как-то повлияет на переговоры.