Об этом «Белорусский партизан» побеседовал с доктором политических наук Павлом Усовым.

- Директор ИПМ Александр Чубрик обратил внимание, что все нефтегазовые войны между Минском и Москвой совпадают с электоральными кампаниями в Беларуси. Почему так происходит? 

- Нынешняя нефтегазовая война выходит за рамки неких электоральных циклов и имеет конкретное геополитическое направление. Она непосредственно связана с интеграционным давлением Кремля и является инструментом продвижения его стратегических интересов, т.е. принуждение Беларуси и интеграции. 

То, что в этом году президентские выборы, является скорее дополнительным элементом, болевой точкой для режима Лукашенко, которую Россия безусловно будет использовать, усиливая нажим на Минск.


- Здесь напрашивается одна конспирологическая версия: войны являются не реальными, а искусственными. Цель – поднять рейтинг Лукашенко-победителя, выигравшего очередную войну у заклятого союзника. Насколько правдоподобен такой сценарий? 

- Эта не та война, которую Лукашенко в состоянии выиграть, это уже не игры и манипуляции, сейчас мы имеем дело с битвой за Беларусь. Но Лукашенко все еще думает, что можно вывернуться из ситуации традиционным способом, не предпринимая никаких адекватных мер по усилению государственных институтов, мобилизации общества. 

Наоборот, власти воюют с теми, кто пытается защитить независимость, пусть даже символическими действиями-протестами. Людей штрафуют и судят, что еще раз показывает абсолютно антинациональную сущность этой власти. Лукашенко не нужна Беларусь на долгие времена, ему важно просто спокойно доправить и обеспечить безопасность семьи, а после - хоть выгоревшая земля. 

Поэтому победителем Лукашенко выглядеть не будет, его политика терпит крах на всех направлениях и в особенности в вопросах геополитики.

- Сейчас, в разгар новой нефтегазовой войны, происходящей за полгода до президентской кампании в Беларуси, мы наблюдаем, как Лукашенко лично выходит на российских министров и вице-премьеров, договариваясь о поставках нефти. Стало ли бы такое возможно, не будь на то воли Кремля? 

- Нефтегазовая война - это стратегия Кремля в отношении Беларуси, вряд ли здесь возможны какие-то нюансы и отступления. Условия выдвинуты, сомневаюсь, что Москва будет менять свой подход. А телодвижения Лукашенко свидетельствуют о его беспомощности и каком-то политическом инфантилизме. 

Вместо того, чтобы решать системные экономические проблемы в Беларуси, он как провинциальный, периферийный чиновник, звонит высоким начальникам в Москву.

- Кто или что определяет белорусско-российские отношения? Распространено мнение, что Путин испытывает личную неприязнь к Лукашенко, вызванную его прежними претензиями на российский трон. Так ли это на самом деле?

- Безусловно, в отношениях между тираническими режимами личностные отношениям имеют значение, но в данном случае ситуация немного иная. Путин империалист, он возложил на себя миссию возрождения территориального величия России. Беларусь рассматривается как часть империи, как ее периферия, над которой требуется восстановить политический контроль и "русский порядок". 

Лукашенко всегда рассматривался как вассал, феодал, получивший землю для ее удержания и сохранения зависимости от центра. И он старательно выполнял все условия, демонтировал национальное государство и национальные институты, сохранил застойную и дотированную экономику, а также стратегическое присутствие России. 

Сейчас у него требуют вернуть эту землю в распоряжение "императора". Естественно, проправив 25 лет, привыкнув ко вседозволенности, самоуправству и роскоши, Лукашенко не в состоянии отказаться от всего этого.


Читайте также: Андрей Илларионов: Начало Путинского похода на Беларусь - май-июнь 2020 года