У нас обожают афоризм китайского якобы происхождения, а в действительности, видимо, почерпнутый из голливудского фильма, – про то, что надо, мол, терпеливо ждать на берегу реки, и по ней обязательно приплывут тела врагов.

Откуда бы эта мудрость ни взялась, но в 2019-м все выглядело так, будто именно ее Владимир Путин взял на вооружение в своей большой мировой игре. Если, конечно, отбросить кровожадность и под приплывающими объектами понимать не чьи-то там тела, а просто созревшие политические плоды.

Взять Украину. Вместо персонально ненавистного Порошенко вдруг появился Зеленский и сам себя назвал президентом мира. Если так, то почему бы ему не стать вторым Януковичем и не вернуть свою страну в старую гавань? Ждали чего-то подобного в Москве? Вряд ли твердо рассчитывали, но, кажется, не совсем исключали.

Или слияние с Беларусью. Разве оба вождя не поклялись, что к двадцатилетию СРБ, то бишь к декабрю 2019-го, провозгласят какой-то ошеломляющий интеграционный план? Даже с поправкой на лукавство Лукашенко, видимо, надеялись если не на полное поглощение, так хоть на половинное.


А Евросоюз, мечтающий сбросить, наконец, ярмо антироссийских санкций? В Макроне, с его «Европой от Лиссабона до Владивостока», хотели видеть новое издание де Голля. Ждали широких примирительных проектов.

А заключение официального военного союза с Китаем? Великому соседу пора бы уж созреть для этого и перестать уклоняться от оформления отношений. Американский торговый бойкот должен был его подтолкнуть.

Или Турция. Примирение с ней, так удачно совпавшее с генеральной ссорой, которую Эрдоган затеял с США, можно сказать, развязывало Москве руки на Большом Ближнем Востоке.

И та же Америка. Конечно, Трамп раз за разом не оправдывал ожиданий, но ведь обоюдного сердечного тяготения никто не отменял. Почему бы ему не конвертироваться уже во что-то вещественное?

Короче, прошедший год обещал быть на редкость плодоносным. И эти плоды, повторю, должны были приплыть сами, без сверхусилий со стороны Москвы.

Но вышло иначе.

Трамп с головой ушел в борьбу с импичментом и подготовку к выборам-2020. Старый делец не настолько сентиментален, чтобы общением с другом Владимиром ставить себя под удар. Ни одного сочувственного жеста.

Неудачливый Макрон так и не придумал ни одной приманки, пригодной для перетягивания Москвы из пекинской орбиты в европейскую. Даже пробовать не стал, просто отложил на потом. А тут еще подоспел германо-р сийский скандал из-за убийства Хангошвили. На московский взгляд, обычная спецслужбистская рутина. Но с европейской точки зрения, в лиссабонско-владивостокскую гармонию такое не ложится. Конфликт культур, ничего не поделаешь.

На украинском и белорусском фронтах вместо супертриумфов тоже случился своего рода конфликт культур. Ни Киев, ни Минск не сумели понять и принять имперскую логику, столь очевидную для нашего вождя.

Саммит «по-нормандски», несмотря на обновленный состав участников, подтвердил все то же несогласие во всех пунктах, кроме второстепенных. Пришлось убедиться, что вернуть Украину в 2013 год невозможно, независимо от того, кто там президент.

И белорусский режим скандалил, юлил, тянул, но раз за разом отказывался отдавать за десятимиллиардную субсидию больше, чем несколько процентов своего суверенитета.

С этими фактами надо либо смиряться, либо пускать в ход аргументы покрепче, ни в чем не похожие на терпеливое «сидение на берегу реки».

Что же до симбиоза с дальневосточной сверхдержавой, то превращение нашей страны в ее сырьевое приложение в 2019-м шло успешно. Через сданную с недоделками «Силу Сибири» к китайцам уже торжественно идут первые кубометры газа – на условиях, которые стороны благоразумно решили не публиковать. Но о военно-стратегическом партнерстве, в котором России якобы отводилась почетная роль прикрывающего Китай щита, весь год ходили лишь неясные слухи.

Главным же символическим событием 2019-го стало празднование 70-летия дипотношений КНР и СССР в Большом театре. В том самом месте, где Мао Цзэдун в рядах истеблишмента советской суперимперии когда-то поздравлял Сталина с юбилеем, председатель Си Цзиньпин с величавым достоинством принял поздравления истеблишмента сегодняшней России. Причем даже не в день упомянутой годовщины, а просто тогда, когда нашел время побывать в Москве.

И только с Турцией, казалось бы, что-то склеилось. Но это если не присматриваться. Эрдогану деловое партнерство с Россией принесло вещи практические – комплексы С-400 и расширение владений за счет сирийского Курдистана. А Москва взамен получила какое-то «совместное патрулирование зоны безопасности», которое мало что ей прибавило, кроме проблем. Плюс скандал с турками по поводу того, кто кому помогает в Ливии.

Плоды и в самом деле созрели. Но в 2019-м раз за разом попадали в дележку не там, где их ждал Путин.

Извлечение выгоды из розыгрыша российской карты стало повсеместным международным обычаем.

Эрдоган успешно шантажирует Америку своей полумифической дружбой с нашим режимом, снимая один политический урожай за другим.

На торговых переговорах с США китайцы выкладывают на стол свой не существующий, но возможный боевой альянс с Россией, меняющий всю дальневосточную силовую конфигурацию. Такие аргументы просто не могут не действовать на их собеседников и приносят нашим старшим партнерам материальные дивиденды.

Каким бы нелепым конструктом ни выглядела макроновская «Европа до Владивостока», но определенные очки своему изобретателю она все же приносит. Хотя бы у него дома, где по старинной привычке ценят гордое балансирование между мировыми центрами силы.

Украина с помощью Евросоюза выгадала неожиданно сносные для себя условия транзита российского газа. Западные друзья просто обязаны были замолвить слово за Киев. Он ведь так уважительно слушал их советы по поводу донбасских собеседований с Москвой, и не его вина, что из них мало что вышло.

И даже Лукашенко наловчился продавать свою борьбу против интеграции с Россией и европейцам, и китайцам разом, получая за свою самостийность вполне ощутимые деньги и от тех, и от других.

Вместо того, чтобы #опятьвсехпереиграть и по своему выбору разыгрывать то китайскую, то турецкую, то французскую, то украинскую карту, Путин в 2019-м вынужден был наблюдать со своего берега, как все кому не лень ходят с российской карты и торгуют друг с другом страхом перед нашим режимом.

Вот что значит успешно всех испугать, почти никого не сумев поставить в необратимую зависимость от себя. Враги ускользают, друзья оказываются ненастоящими, а долгожданные созревшие плоды попадают в руки других.







X