Александр Лукашенко назначил министром экономики 53-летнего Александра Червякова. Долгое время он работал в НИЭИ Минэкономики, в последние годы – замминистра.

Стоит ли обществу связывать с приходом Червякова новые надежды? Для ответа на этом вопрос UDF.BY изучил, как проявили себя на важном посту его предшественники. Забегая вперед отметим: вряд ли потомки кем-то из них смогут гордиться.
#1#
Сергей Линг (1991-1995)
Министерство экономики было создано через несколько лет после получения Беларусью независимости на месте бывшего Госплана. Им же с советских времен продолжал руководить Сергей Линг, дождавшийся в 1994 году статуса министра.

Если в соседних странах предпочитали назначать в руководители Минэкономики реформаторов и рыночников, то Лукашенко сделал ставку на старую школу, пытаясь вернуть «стабильность» в экономике.
За 1991-1995 годы ВВП страны снизился на 35%. Сергей Линг работал, как умел – старался не заложить основы новой экономики, а сохранить старую.

Георгий Бадей (1995-1996)
На посту министра экономики Бадей задержался ненадолго. Вскоре после отставки возглавил Бизнес-союз предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С. Кунявского, в котором до сих пор остается почетным председателем.

В последнее десятилетие Георгий Бадей немало критиковал белорусские власти за неуклюжие действия в экономике.

Владимир Шимов (1996-2002)
При Владимире Шимове экономику страны продолжало трясти: достаточно вспомнить о гиперинфляции. Впрочем, впоследствии бывший министр этот шаг оправдывал:

«Скажу так: кто угодно может сейчас это осуждать, но при отсутствии финансовых ресурсов другого пути развития экономики не было. И практика показала: это был реальный инструмент, который в то время сработал».

После отставки Шимов получил должность ректора БГЭУ, которую покинул только в минувшем году.

Андрей Кобяков (2002-2003)
При Андрее Кобякове начинались первые серьезные споры с Россией по цене на газ.

Если для многих чиновников пост министра экономики стал венцом карьеры в вертикали власти, то для него только началом. В последующие годы Кобяков поруководит Администрацией президента и правительством.


Николай Зайченко (2003-2009)
То, что Николай Зайченко сумел продержаться на посту министра целых шесть лет, можно объяснить только одним. Именно на период его правления пришелся быстрый рост российской экономики, вызванный ростом цен на энергоресурсы, что привело к «экономическому чуду» в Беларуси.

В целом Зайченко продолжал старую линию, которую ему обрисовал Лукашенко: боролся с импортом и посредничеством, выступал за строительства АЭС. Однажды министр признался, что запретил жене покупать импортное.

Покинул свой пост на закате благополучных 2000-х. В последний год работы Зайченко случилась первая в новейшей истории разовая девальвация белорусского рубля – сразу на 20%.

Николай Снопков (2009-2014)
Николай Снопков был одним из самых молодых министров в истории независимой Беларуси и любимчиком премьер-министра Михаила Мясниковича.

В первый год работы ему пришлось преодолевать последствия финансового кризиса, вызванного действиями старого правительства. Затем в экономике начался рост, и Снопков боролся за среднюю зарплату в 600 долларов, которая на некоторое время была достигнута.

Однажды на вопрос журналистов «А вы чувствуете моральную ответственность за то, что происходит на потребительском рынке?» чиновник пошутил: «Я должен на данный момент извиниться, что не застрелился».

Владимир Зиновский (2014-2018)
Этого выбора Лукашенко многие так и не поняли. Владимир Зиновский долгое время руководил прообразом Белстата – министерством статистики и анализа, пока оно не было ликвидировано.

На новой должности запомнился реакцией на задачу Лукашенко достигнуть к 2025 году объема ВВП в $100 миллиардов. Зиновский предложил провести индустриализацию 2.0. По его словам, в план было определено порядка 1740 инвестпроектов.

После отставки о плане чиновника больше не вспоминали.


Дмитрий Крутой (2018-2019)
37-летний чиновник стал министром довольно неожиданно – после знаменитого разноса Лукашенко в Орше. Почти сразу на его плечи выпал тяжелый груз: весь прошлый год Дмитрий Крутой вел переговоры с российской стороной по вопросам интеграции и по подготовке трех десятков «дорожных карт».

В конце года Лукашенко вновь неожиданно повысил его до первого вице-премьера – самого молодого в истории. При этом нельзя сказать, что уже видны реальные результаты работы Крутого.