Перед новым, 2020 годом "Настоящее Время" поговорили с известными политиками, музыкантами и активистами и попросили их подвести итоги последних 10 лет.

Алесь Беляцкий – правозащитник, общественный деятель, в 2007–2016 годах – вице-президент Международной федерации за права человека, основатель правозащитного центра "Весна". В 2011 году его приговорили к 4,5 годам тюрьмы с конфискацией имущества за якобы сокрытие доходов в особо крупном размере. По всему миру развернулась кампания солидарности. Беляцкий вышел на свободу по амнистии в 2014 году.

— Главное событие прошедших 10 лет?

— Если посмотреть на эти 10 прошедших лет, с одной стороны, это такой большой кусок жизни человека. Но мне кажется, что в Беларуси это было время безвременья такого, и зацепиться за какое-то важное событие достаточно сложно. Но что приходит в этот день, когда мы записываем интервью, – это событие девятилетней давности: президентские выборы 2010 года, когда на проспектах Минска была разогнана с применением силы большая демонстрация против фальсификации выборов президентских. И была задержана почти тысяча человек, из которых 40 потом оказались политическими заключенными.

И вот этот шлейф преследований, ну я так мыслю правозащитными какими-то категориями, всегда смотрю со своей точки зрения на то, что происходило, этот шлейф последствий тянулся потом еще добрых пять лет. И люди выходили из тюрьмы, какие-то новые, в том числе и я, попадали в тюрьму. Это наложило отпечаток на это десятилетие, фактически это такое десятилетие несвободы, я бы сказал, в Беларуси.

Ситуация такой неразвитой и приглушенной общественной жизни в то же время распространяется на другие стороны белорусской жизни, конечно, не дает возможности для проявления ярких личностей. Но в то же время, наверное, наибольшее событие, которое у нас произошло, – это нобелевское лауреатство Светланы Алексиевич. Когда Светлана Алексиевич, белорусская писательница, которая пишет на русском языке, но тем не менее она себя позиционирует как белорусская писательница, она стала нобелевским лауреатом.

И для нас была очень важна эта Нобелевская премия. Во время, казалось бы, такого безверия и безвременья, когда ничего не происходит, когда все движения медленные, когда все скрыто, когда нет ярких личностей, в то же время мы увидели, что белорусское общество может дать таких всемирных людей, которые вносят вклад во всемирную современную литературу.

— Главное разочарование прошедших 10 лет?

— Два момента: первый – это нежелание белорусских властей начать серьезную трансформацию. Пока что дальше очень осторожных слов дело не идет. И я думаю, что вообще этот режим не трансформирован, он не подлежит трансформации. И это наша беда. Мы фактически находимся там, где мы были 25 лет назад. Начиная с 1994 года процессы в Беларуси как раз шли, наоборот, к сужению демократических рамок, к ограничению прав человека.

И второй момент, связанный с этим, – это то, что демократическая оппозиция находится как никогда в раздробленном состоянии сейчас в Беларуси. Мы приближаемся к очередным президентским выборам в следующем году, выборы у нас очень условные – никаких выборов реально нет. Но в то же время такие кампании без единого кандидата, без единого фронта демократических сил – они обречены просто на поражение с самого начала. И это, конечно, вызывает разочарование. Потому что в такие тяжелые времена нужно как никогда объединение демократических сил.


— Главное не случившееся событие прошедших 10 лет?

— Утраченной возможностью, наверное, нужно назвать неподписание соглашения с Европейским союзом, то, что практически отношения находятся – как экономические, так и политические – в плохом состоянии, мы лучше торгуем с Китаем, чем с Польшей, которая рядом. Это все неправильно, потому что сама экономика и географическое положение подсказывают, и развитие экономики в Европейском союзе подсказывает, где наш основной партнер. У нас тут еще не произошло какое-то смещение акцентов в головах у тех людей, которые сейчас находятся у власти.

— Главное слово или выражение последних 10 лет?

— Это, наверное, лозунг, который написан у меня на майке: "Весна придет". Весна будет. Я думаю, что несмотря на те капитальнейшие проблемы, с которыми белорусское общество сталкивалось в последние годы, надежды на улучшение ситуации – и политической, и общественной, ситуации в обществе – они тем не менее существуют, они реальны. Мне кажется, лучшее у Беларуси еще все впереди.