Комментируя подписание Александром Лукашенко нового плана обороны Беларуси, госсекретарь Совета безопасности страны Станислав Зась отметил, что хотя главный акцент в этом документе делается на предотвращении развязывания агрессии и на стратегическом сдерживании, большое внимание в нем также уделено вопросам противостояния дестабилизации ситуации внутри самой страны, пишет военный аналитик Александр Алесин на сайте "БелРынок".

«Все начинается с дестабилизации ситуации в стране, провоцирования внутреннего вооруженного конфликта. И это уже оборона государства. Все это дело просчитано, и мы в состоянии обеспечить оборону государства, исходя из тех возможностей, которые у нас есть», — заявил Зась в эфире телеканала ОНТ.

Как отмечает ряд экспертов, появление в новом плане обороны вышеупомянутых положений связано с осмыслением опыта вооруженных конфликтов последних лет. И в частности, событий в Украине.

Уже вскоре после развязывания военных действий на территории наших южных соседей, 19 февраля 2015 года Александр Лукашенко выступая перед командным составом вооруженных сил Беларуси заявил: «Войны уже не объявляются, а начавшись, — идут не по привычному шаблону. Опыт современных военных конфликтов показывает, что вполне благополучное государство за считанные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, стать жертвой иностранной интервенции, погрузиться в пучину хаоса, гуманитарной катастрофы и гражданской войны»,

По его словам, наряду с открытым военным вторжением сегодня особое место в инструментарии сильных мира сего заняли цветные революции. «В их основе лежит глубокая трансформация сознания людей. По существу, его разрушение, подмена фундаментальных ценностей их суррогатами и ложными идеями, смыслами».

И хотя тогда глава государства не обозначил напрямую источники опасности для нашего государства, многие наблюдатели выразили уверенность в том, что тревожный тон его высказываний навеян именно «гибридной войной» в Украине.

Между Россией и Западом
Как сообщил в свое время генерал-майор в отставке Франк ван Каппен, который в прошлом занимал должность советника по безопасности при ООН и НАТО, еще в 2004 году по заказу НАТО было проведено исследование Multiple Futures с целью получения представления о том, чего в ближайшем будущем можно ожидать в сфере международной безопасности.

Один из главных выводов исследования заключался в том, что страны оказавшиеся на линии соприкосновения «геополитических платформ», зажатые между российской и западной сферами влияния, лишены возможности самостоятельного выбора своей судьбы: и находятся в зоне потенциальных конфликтов.

Если раньше линия этого геополитического «разлома» проходила через Польшу, Венгрию, Чехословакию, то сегодня она сместилась на территорию Украины, Беларуси, Молдовы и Грузии.

Второй вывод вытекал из первого и заключался в том, что уже в недалеком будущем Европа неизбежно столкнется с вооруженными конфликтами по линии соприкосновения геополитических платформ. Однако, способы ведения военных действий будут отличны от прошлого и скорее всего примут форму «гибридной войны» (hybrid warfare).

Определяя смысловое содержание этого термина, генерал ван Каппен отметил, что «государство, которое ведет гибридную войну, совершает сделку с негосударственными исполнителями-боевиками, группами местного населения, организациями, связь с которыми формально полностью отрицается». На плечи этих негосударственных формирований гибридный агрессор старается переложить всю грязную работу.

Как считает известный украинский политический аналитик Владимир Горбулин, наиболее четко признаки гибридной войны продемонстрировали сначала аннексия Крыма весной 2014 года, а затем — поддержка местных радикальных элементов на Юго-Востоке и «полномасштабное вторжение российских подразделений в восточные области Украины».

И нет ничего нового под Луной
Хотя конкретные элементы гибридной войны, по сути дела, не новы и в том или ином виде уже использовались в войнах прошлого, в данном случае уникальной особенностью является их согласованность и взаимосвязь, динамичность и гибкость применения.

По мнению многих экспертов, впервые основные положения стратегии гибридных действий сформулировал советский военный теоретик комдив Георгий Иссерсон в книге «Новые формы борьбы», изданной еще в 1940 году.

Однако применительно к нынешним реалиям эту доктрину модернизировал начальник Генштаба вооруженных сил (ВС) России генерал-полковник Валерий Герасимов.

Особое внимание аналитики обращают внимание на тезис генерала Герасимова о том, что в XXI веке прослеживается тенденция стирания различий между состоянием войны и мира. Все более широко применяются невоенные методы противоборства с использованием политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения.

Эти средства борьбы дополняются военными мерами скрытого характера, в действиями сил специальных операций. К открытому вторжению, зачастую под видом миротворческой деятельности и кризисного урегулирования, нападающая сторона переходят только на последующих этапах, в основном для достижения окончательного успеха в конфликте.

Фронтальные столкновения крупных группировок войск на стратегическом и оперативном уровне постепенно уходят в прошлое. Широкое распространение получают так называемые «асимметричные» действия. Под которыми понимается согласованное использование сил специальных операций и внутренней оппозиции для создания постоянно действующего фронта на всей территории атакуемого государства.


Как показывает опыт, по масштабам жертв и разрушений, катастрофическим социальным, экономическим и политическим последствиям гибридные конфликты часто вполне сравнимы с последствиями классической войны.

Зеленые и ползучие
С точки зрения российского военного ученого, генерал-полковника, доктора военных наук Анатолия Зайцева в этом плане показателен опыт применения подразделений спецназа вооруженных сил России (известных миру как «зеленые человечки») в Крыму.

А по мнению авторов The Financial Times, нападение России на Украину началось не как полномасштабная, открытая атака, но выглядело как «ползучее» наступление. Такой ход событий серьезно озаботил как высокопоставленных функционеров НАТО, так и руководства большинства стран входящих в эту организацию.

Для противодействия возможной гибридной агрессии с Востока страны-члены альянса договорились о создании сил быстрого реагирования, получивших название «Объединенной оперативной группы повышенной боеготовности» (Very High Readiness Joint Task Force), и приняли план их развития.

Между тем, вежливых «зеленых человечков», опасаются не только потенциальные противники России, но и ее нынешние союзники. Которые тоже стали задумываться о способах противодействия им.

Как полагают аналитики, разработанные в Беларуси (и включенные в план обороны государства) меры противодействия гибридной агрессии носят системный и многоуровневый характер.

На ранних ее этапах основную нагрузку несут силовые ведомства (прежде всего КГБ и МВД), которые ведут точечные операции профилактического характера против потенциальных руководителей и наиболее активных членов будущих незаконных вооруженных формирований.

Если эти усилия не дают результата и складываются устойчивые боевые группы, то их нейтрализацией занимаются специальные подразделения, всех без исключения, силовых ведомств.

В гипотетической ситуации, когда гибридный конфликт не удается остановить на этой стадии и незаконные формирования начинают активные вооруженные действия (при возможной поддержке диверсионно-разведывательных групп засланных из-за рубежа), в действие должны вступить Силы специальных операций (ССО) вооруженных сил страны.

С учетом специфики такого рода боевых операций ССО сегодня оснащаются соответствующим вооружением и военной техникой: современными средствами радиоэлектронной разведки, новыми бронированными средствами подвижности, более эффективными средствами огневого поражения.

На повестке дня также стоит вопрос дальнейшего пополнения парка транспортно-десантных вертолетов и легких штурмовиков, а также разведывательно-ударных беспилотных летательных аппаратов.

Однако, завтра вряд ли стоит ожидать появления «зеленых человечков» в Беларуси: ситуация в нашей стране и на Западном стратегическом направлении в целом пока не дает России повода перейти к наиболее острым формам гибридных действий. На данный момент желаемого результата (удержания Минска в фарватере своей политики) Москве удается добиваться при помощи экономических рычагов воздействия, дополняемых массированными информационными атаками.