Вот уже больше месяца вопрос дальнейшей интеграции Беларуси и России – один из важнейших для обеих стран. Российские чиновники призывают интеграцию углублять и не бояться частичной потери суверенитета. Их белорусские коллеги ведут себя более сдержанно. При этом противники углубленного сближения, полагающие, что это может привести чуть ли не к вхождению в состав Российской Федерации, устраивают в Минске акции протеста. Пока диалог между руководителями стран идет натужно. Один из явных итогов – стороны не договорились о цене на нефть, и Россия прекратила поставки сырья на белорусские нефтеперерабатывающие заводы с 1 января (правда, 4 января «Белнефтехим» все же заключил первые нефтяные контракты с российскими компаниями).

На этом фоне Беларусь выражает готовность помочь россиянам с поездкой на Олимпиаду-2020. Соседи наказаны за нарушение антидопинговых правил и отправить свою сборную в Токио не смогут. На разных уровнях вплоть до Александра Лукашенко озвучивается идея – правда, не совсем понятно, как ее осуществить технически – включить российских атлетов в состав сборной Беларуси.

Что об этом думаю белорусские спортсмены? А что они думают об интеграции? И почему вообще спортсмены в Беларуси боятся высказываться на политические темы? Об этом "Трибуна" поговорила с тайбоксером Виталием Гурковым, экс-игроком сборной Беларуси по баскетболу Александром Кулем и футбольным тренером Анатолием Байдачным.

Нужна ли Беларуси интеграция и может ли это привести к вхождению в Россию?
– Да меня все устроит. Все, что в итоге произойдет, – говорит многократный чемпион мира по тайскому боксу Виталий Гурков. – Пускай даже Беларусь станет российской губернией. Посмотрим, насколько мы белорусы. Или мы г###о. Может, нам это и надо, чтобы начать размаўляць па-беларуску? Утратится самодостаточность? Чечня не утратила ее, Кадыров там делает все, что хочет. Народ живет по своим правилам и законам, разговаривает на своем языке.


– Все события, что происходят вокруг и внутри Беларуси, – это заслуга самого народа. К этому мы шли не один год, – говорит Виталий.

А вот бывший игрок сборной Беларуси по баскетболу Александр Куль категорически против интеграции:

– Я за то, чтобы страна развивалась независимо. Недавно мне на глаза попалась интересная информация. В мире существует около двух тысяч национальностей, но только около 160 государств, то есть национальностей со своей страной и своим суверенитетом. Этим нужно дорожить, это нужно беречь. Развиваться независимыми, а не становиться, грубо говоря, автономным округом или российской губернией.

Не согласен Куль и с мнением экономистов и политологов, уверяющих, что жизнь под крылом «большого брата» была бы более простой и благополучной:

– На мой взгляд, всего можно добиться и самостоятельно. Просто нужно сохранять добрососедские отношения и с Россией, и с Украиной, и с Польшей, и с Прибалтикой. Все зависит от грамотно выстроенного пути развития во всех отраслях.

Анатолий Байдачный, уроженец Москвы и бывший тренер сборной Беларуси по футболу, чьим домом стал Минск, вообще не верит в возможность объединения двух стран. По крайней мере, по словам специалиста, разговоры об интеграции – лишь ненужное нагнетание обстановки.

– Не думаю, что Беларусь войдет в состав России, даже не слышал таких разговоров, – говорит Байдачный. – Под интеграцией я понимаю введение общих законов, общее развитие экономики, налоговой системы. Это я понимаю, и, считаю, это даже хорошо. А то, что наша страна станет частью России… Даже со стороны руководства соседней страны такого не слышал. Мне кажется, это придумали здесь, на месте.



Тренер говорит, что интеграция для него – это все равно, что ведение дел в рамках ЕЭС.

– Удобно, что у людей есть возможность работать и в Беларуси, и в России. Сохраняется рабочий стаж. Развивается торговля. Что в этом плохого? Плохо – это если есть стены, которые разделяют страны и народы. А соединяющие мосты – это всегда хорошо.

Почему белорусские спортсмены не говорят о политике?
В отличие от многих спортсменов, Гурков всегда открыто выражал свое мнение по той или иной ситуации, даже если она не касалась спорта. Но и поведение своих коллег, избегающих публичного обсуждения политических тем, он понимает.

– Эти люди – государственные служащие. Считайте, военные. Только воюют они не не поле боя, а на спортивной площадке, – рассуждает боксер. – Поэтому атлеты и придерживаются генеральной линии. Боятся сказать, выразить свое мнение, ведь за сказанные слова могут потерять деньги, какую-то дружбу, которая поможет устроиться после спорта. А я свободен от этих вещей. Делаю и говорю то, что хочу. Занимаюсь спортом. И пусть в политику не лезу, но свое мнение по той или иной ситуации имею.

Понимает Гурков и поведение тех граждан, которые не боятся выходить на улицы Минска и открыто протестовать против возможного объединения.

– Конечно, прекрасно понимаю их, – говорит Виталий. – При этом не хочу быть в чьей-то игре. Хотя тоже против интеграции. Мне кажется, все эти выходы, все, что происходит сейчас, с одной стороны, классно – люди выражают свое мнение. Но с другой – это, может, часть какой-то политической игры. Если бы властям не нужны были такие акции, они бы давно их свернули, даже не дали бы людям их начать. Но, как мы видим, этого не происходило.


Понимает порыв противников интеграции и Куль.

– Эти люди высказывают свое мнение. И я их прекрасно понимаю, – говорит Александр. – А почему многие другие молчат? У каждого свои причины. У нас любое слово могут интерпретировать превратно, и прилетит неизвестно с какой стороны.

Байдачный же резко осуждает тех, кто выходит на улицы с плакатами и призывами против интеграции.

– Им делать нечего, по-моему, – рассуждает тренер. – Некоторые ездят в Россию, ведут там бизнес, а потом приезжают в Минск и выходят на улицу с плакатами, на эти митинги. Это разве нормально? Абсурд настоящий.

Стоит ли везти россиян в составе сборной Беларуси на Олимпиаду-2020?
В начале декабря исполком Всемирного антидопингового агентства на четыре года лишил Россию права выступать на Олимпиадах и чемпионатах мира, а также принимать у себя соревнования мирового уровня. Причина – нарушение антидопинговых правил. В этой связи встал вопрос о выступлении спортсменов соседней страны на Играх в Токио летом 2020 года.

Александр Лукашенко заявил, что Беларусь может прийти на помощь.

– Я это не исключаю, если это актуально для россиян. Но есть некоторые, кто против и на Западе, и, может, в самой России. Наши министры в контакте по этому вопросу. Если приемлемо, и мы ничего не нарушаем... Это даже красивая страница будет, – сказал президент Беларуси.

Что думают наши собеседники по этому поводу?

– Не знаю, пока же, по-моему, еще окончательно никто никого не дисквалифицировал, – рассуждает Байдачный. – И вообще мне кажется, что не будет такого наказания. А разговоры о том, что россияне будут выступать на турнирах под белорусским флагом – я сторонник того, что честь страны должны отстаивать свои атлеты, а не какие-то приезжие. Надо своих воспитывать, пусть работают тренеры. Зачем привозить спортсменов из-за границы? Вот когда был СССР – это другое дело. Сейчас есть сборные Беларуси и России. И не надо переносить это на политическую плоскость. Проще относитесь.

Виталий Гурков не верит в реальность смешанной белорусско-российской сборной.

– Приедут россияне и будут выступать за Беларусь, возьмут какие-то медали? Пожалуйста, – говорит Гурков. – Но вопрос еще, приедут ли, разрешат ли им так сделать. С другой стороны, для всего белорусского спорта в целом такая перспектива – не есть хорошо. Если будем брать извне и не развивать свое, то через некоторое время белорусских спортсменов будет очень мало.

Как говорит Гурков, он пока не видит возможности создания объединенной команды.

– Это серьезные вещи, они не решаются в течение года. Поэтому мне кажется, что это утопия. Да и не верю, что россиян окончательно дисквалифицируют. Они точно найдут лазейку, выкрутятся. Как-то что-то решится, – уверен боец.

Скептически настроен по отношению к объединенной команде Куль.

– Этот вопрос я бы рассматривал с трех позиций, – рассуждает баскетболист. – Первое – это чисто техническая сторона вопроса. Если руководство желает, то все можно подвести под законодательную базу, официально ввести новых спортсменов в составы сборных. Но я не могу рассуждать с этой стороны, потому что просто не представляю, как это осуществить технически.


Что же касается непосредственно спортивной составляющей, то здесь Куль выступает в роли защитника белорусских атлетов.

– Я как бывший спортсмен понимаю, что значит выходить на международную арену и защищать честь и достоинство своей страны. Присутствует чувство патриотизма, принадлежности, единения с народом, гордость за то, что ты достиг уровня, когда тебе доверено представлять свою Родину. И любой спортсмен ожидает, что чувства взаимны, и Родина всегда поддержит, защитит и не забудет потраченных сил, крови и пота. А теперь представьте: атлет тратит годы, силы, чтобы достигнуть олимпийских высот, а его вдруг меняют на кого-то другого, а тем более иностранца. Каково будет и атлетам, и тренерам? Это неправильно.

Александр оценивает ситуацию и с точки зрения обычного болельщика.

– Эти люди гордятся тем, что их кумиры добиваются определенных результатов на международной арене. Переживают, если спортсмены терпят поражение. А если государства решат поменять команды, изменить составы, за кого переживать болельщикам? Им надо принять факт, что главное – сколько медалей собрано под нашим флагом, а не кто это сделал, наши команды и спортсмены или натурализованные легионеры.

В вопросах создания объединенной команды Куль смотрит в будущее. По его мнению, такой шаг лишь навредит белорусскому спорту.

– Здесь слишком много аспектов, которые негативно повлияют на наш спорт. Понятно, что спортивная база России намного больше, и создание объединенной команды поможет решить какие-то вопросы здесь и сейчас. Если сделать такой шаг, то на ближайших соревнованиях Беларусь будет в лидерах. Но если смотреть на долгую перспективу, то будет поставлен крест на работе тех, кто задействован в развитии белорусского спорта  – тренеров, спортсменов и других людей, которые клали свои силы на протяжении многих лет, чтобы достичь результатов. И еще. Важно понимать, что если удастся сделать это сейчас, то где гарантия, что не будет такого потом? Как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное.

Если же случится объединенная команда, если российские спортсмены поедут выступать за Беларусь, то, получается, наша страна в спортивном плане станет российской губернией. А это явно не лучшее решение.







X