- Твой трансфер в Тулу с налетом скандальности. Ты не захотел продлевать контракт, за это в Солигорске тебя вывели из состава. Как оцениваешь ситуацию?

- Все так сложно получилось… Суть в том, что если в «Шахтере» не рассчитывает на игрока в будущем, то ему хотят сделать какое-нибудь зло. В таком случае у клуба одна задача — навредить футболисту. Это было и со мной, и с Бакаем, и с другими футболистами.

Моя история такая. В июне, примерно за месяц до еврокубков, ко мне подошел спортивный директор «Шахтера» Александр Рехвиашвили и завел разговор о новом контракте. Спросил, какие условия я хотел бы в «Шахтере». Я их обозначил, но сказал, что продлевать контракт пока не планирую, что мне нужно время на принятие решения. К тому моменту я неплохо выглядел и уже был интересен некоторым зарубежным клубам. Спортдир сказал: «Будут конкретные предложения — говори. Мы все решим, нормально разойдемся, без проблем доиграешь сезон». Конкретных предложений не было, но уже тогда я понимал, что шанс перейти в «Арсенал» очень большой. И потом — вдруг я хорошо себя проявлю в Лиге Европы? Меня заметят, появится конкретика.

Я забил мальтийскому «Хиберниансу», в домашнем матче помог обыграть датский «Эсбьерг». В общем, понимал, что нахожусь в хорошей форме. Ну как минимум выгляжу нормально. С нетерпением ждал встречи с «Торино». И вдруг начинается травля. Подходят руководители клуба и как будто специально говорят: «Ты сыграл не очень, с тобой что-то не то, в голове одни контракты». В смысле? Тренер доволен, я забиваю, а мне такое говорят.

- А кто конкретно подходил?

– Не буду называть фамилии, но подходили и говорили: «Ты как-то не так играешь, подписывай контракт, у тебя нет предложений». Я отвечал, что предложения есть, но они не стопроцентные. Они начали давить, мол, я не хочу оставаться. Я честно отвечал, что не против «Шахтера», что мне все нравится здесь, но хочу попробовать себя в другом чемпионате, на более высоком уровне. Мне отвечали: «Ты не так уж хорошо о себе заявил, останься еще на год, потом уедешь». Но я решил сделать по-своему.


- Что дальше?

– В Эсбьерг на вторую игру не полетел — поругался с руководством. Мне сказали, мол, все, не тренируешься с основной командой, будешь сам по себе. Договорились, что вся эта ситуация не отразится в прессе. Мол, у меня травма голеностопа, вот и остался с дублем в Беларуси. Эту информацию ваш сайт и опубликовал. Однако через пару дней про меня начали говорить гадости в своих интервью Михаил Шумак, Андрей Л нчик… Это как минимум некрасиво по той причине, что мы договорились все держать в тайне.

Ну вот. Говорили, что игрок Громыко обещал продлить контракт — и не продлил. А раз так, то клуб будет искать других игроков на эту позицию. Но я не ничего не обещал! Я просил дать время — и уже после еврокубков решить окончательно. В общем, начался весь этот бред, с «Торино» я вообще не сыграл. «Душили», мол, поедешь-не поедешь… У нас тогда была большая проблема в центре поля из-за дисквалификаций Селявы и Сзоке. А я очень-очень хотел сыграть с «Торино», прям места себе не находил. Но в итоге — нет. Тренер, к сожалению, в той ситуации ничего не мог сделать. Насколько я понимаю, если бы Ташуев взял меня в Турин, его уволили бы.

- Если отмотать время назад, повел бы себя как-то по-другому в сложившейся ситуации?

– Нет. Если бы сказал на месяц раньше, что не хочу продлевать контракт, моя игровая практика закончилась бы на месяц раньше. Что я мог поменять? Не я же ходил и придумывал всякие слова типа Валера такой, Валера сякой. Хотели «убить» меня, прижимали со всех сторон. К игрокам подходили, просили поговорить со мной, убедить остаться. Парни отвечали: «Как на него повлиять? Привязать к кровати, что ли?» Это же полный бред, – сказал Громыко.







X