Россия полностью остановила поставки нефти в Беларусь, сообщили в концерне «Белнефтехим». Загрузка мощностей снижена до минимально разрешенного уровня, однако транзит нефти через территорию республики идет в полном объеме и не останавливается отгрузка нефтепродуктов с двух белорусских НПЗ. Накануне агенство Reuters сообщила, что переговоры Москвы и Минска об условиях поставок российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы затянулись — в Белоруссии готовятся к последствиям и сделали запасы сырья.


Партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин рассказал The Insider, насколько всерьез Минск решил отказаться от российской нефти и что теперь станет предметом российско-белорусских переговоров по углеводородам.

Угроза отказа Беларуст от российского экспорта нависала уже давно, и на этот раз материализовалась. И это вопрос более сложный, чем вопрос загрузки белорусских НПЗ.

Оба белорусских завода способны перерабатывать примерно 18 млн тонн нефти в год — в прошлом году переработали вообще 22 млн тонн, но пару миллионов из них реэкспортировали в сыром виде. При этом самой Белоруссии нужно около 7 млн тонн, остальное идет на реэкспорт. Учитывая, что около 2 млн тонн нефти в год Белоруссия добывает самостоятельно, с поправкой на эти два работающих нефтеперерабатывающих заводов, становится ясно, что свои нужды Минск в любом случае обеспечит. А остальное Беларусь сможет получить по железной дороге через порт Бутинге в Литве или даже каким-то образом реверсировав проходящий по ее территории нефтепровод «Дружба», создав виртуальный реэкспорт.

Однако если из России не будет поступать 18-20 млн тонн нефти в год, то Минск очень сильно потеряет в доходах бюджета, поскольку зарабатывает на российских углеводородах. И это может стать очень большим ударом по экономике соседней страны.

Похожая ситуация была в январе 2007 года, когда создался очередной конфликт в отношениях двух стран по поводу транзита и экспорта российской нефти. Тогда «Транснефть» предложила ограничивать поставки на белорусскую территорию только потребностями двух заводов, а остальное отгружать другим способом от границы Беларуси из пункта Унеча — построить новый трубопровод к балтийским портам.

Этот трубопровод был построен, хоть и не той мощности, которой хотелось (хотелось 75 млн тонн в год, построили меньшей). Но эта история тогда показала, что Москва способна вообще отказаться от поставок нефти по «Дружбе» с транзитом через Беларусь и вынудить Польшу и Германию получать российскую нефть морем: в Польшу через Гданьск, а в Германию через ROSTOK. Для этого немцам, конечно, придется переделать трубу в обратном направлении, а полякам немного поработать, но стало понятно, что без нефти они не останутся.


Теперь если российский экспорт и сократится (скорее всего, это произойдет), существенным ударом по Москве это не будет, поскольку экспортировать нефть в Беларусь было невыгодно для российских компаний. Ведь если Минск экспортировал эту нефть не только для своих энергетических нужд, но и получая дополнительную прибыль от ее реэкспорта, то российские компании лишались возможности стать экспортерами для новых клиентов.

Мне кажется, что вся эта ситуация кончится очередным примирением с политическими уступками с обеих сторон. Помимо экономических соображений, здесь очень сильна роль политики, и кто кого в этом случае шантажирует разобраться очень трудно.