Как в новом году будут развиваться отношения Минска и Москвы. Три сценария - Политика на N1.BY

Внешняя политика Беларуси, и без того очень сильно привязанная к российской, в наступающем году будет определяться «союзными взаимоотношениями» в еще большей степени.

Фото: president.gov.by

В 2019 году Беларусь заметно улучшила положение дел на западном направлении, но вместе с тем серьезно осложнились отношения с Россией.

Совершенно очевидно, что Кремль фактически приступил к ликвидации суверенитета нашей страны. И от того, какой ответ удастся найти официальному Минску, будут зависеть в дальнейшем характер и уровень взаимодействия Беларуси с остальными главными зарубежными партнерами.



 

У Москвы почти развязаны руки

В силу многолетней абсолютно недальновидной политики белорусских властей, которая привела к колоссальной зависимости от России, способность последней оказывать давление на «главного союзника» является почти неограниченной. Причем практически во всех важнейших сферах — военной, экономической, информационной. В итоге наша страна может быть аннексирована примерно так же, как Крым.

В этих обстоятельствах, пожалуй, единственным фактором, сдерживающим намерение Москвы использовать весь потенциал для очередного шага к восстановлению империи, являются лишь ее опасения нарваться на чрезмерно резкую реакцию Запада.



Осуществление же ползучей инкорпорации под видом достройки «союзного государства» дает российскому руководству надежду, что якобы добровольное объединение не повлечет за собой новых жестких санкций. Поэтому в течение этого года нынешний порядок вещей в отношениях между Москвой и Минском может в основном сохраниться.

Вместе с тем полностью полагаться на здравый смысл Кремля очень опасно. Отнюдь не исключено, что при определенных обстоятельствах он может прийти к выводу, что на самом деле угрозы не слишком велики.



В общем, развитие событий на главном направлении белорусской внешней политики может происходить по трем основным сценариям. А поскольку почти все остальные ее векторы зависят от этого очень сильно, то ситуация на них будет складываться в зависимости от сюжета отношений по линии Минск — Москва.

 

Сценарий 1: полная инкорпорация

Наиболее простым является анализ в случае реализации самого неблагоприятного сценария, то есть аншлюса по любому варианту, «добровольному» или силовому. Тогда Беларусь теряет свою государственность, и все разговоры о ее самостоятельной внешней политике будут беспредметными.

Надежды на вмешательство Запада (при том что на это намекал Александр Лукашенко в недавнем интервью «Эху Москвы») безосновательны. При силовом сценарии максимум, чего оттуда можно ожидать, — громкая риторика и слабые санкции, при «добровольном» — лишь шум в медиа.

Китай, тесными отношениями с которым гордится официальный Минск, в любом случае предпочтет остаться в стороне.

 

Сценарий 2: усиление давления

Если Москва предпочтет лишь постепенно продолжать усиливать давление, то белорусское руководство будет сопротивляться, взывая как к «братским чувствам» российских коллег, так и к мировому сообществу.

Значительный эффект это вряд ли принесет, однако процесс инкорпорации может быть замедлен. Тогда многое будет зависеть от того, на какие шаги навстречу Западу будет готов пойти Минск, чтобы получить от того наибольшую поддержку.

Сомнительно, впрочем, что эти шаги окажутся достаточно радикальными. В частности, трудно ожидать, что президентские выборы будут проведены в соответствии с международными стандартами.

В такой ситуации главные надежды белорусские власти, скорее всего, будут возлагать на КНР. Пекин при желании действительно может предоставить существенную экономическую помощь. Неясно, однако, захочет ли и окажутся ли ее объемы достаточными, чтобы предотвратить рост напряженности внутри страны.

 

Сценарий 3: отход Москвы на прежние позиции

Гипотетически можно предположить, что в силу неких неожиданных обстоятельств Россия откажется от своих нынешних аннексионистских устремлений и ситуация вернутся к состоянию годичной давности (до так называемого ультиматума Медведева).

В таком случае на других направлениях в целом Минск продолжит ту же политику, которую проводит в последнее время: сдержанная нормализация отношений с Евросоюзом и Соединенными Штатами и интенсивное развитие взаимодействия с КНР.

В принципе, эти тенденции могут в какой-то степени сохраниться и при сценарии 2, если Москва не станет усиливать давление слишком резко.

В качестве конкретных результатов можно ожидать заключения долгожданного визового соглашения с ЕС и возвращения американского посла в Минск, а белорусского — в Вашингтон.

В то же время оснований для прорывов в гораздо более важных вопросах, таких как подписание с ЕС документа о приоритетах партнерства и тем более соглашения о партнерстве и сотрудничестве, не просматривается. Как и для перемен во внутренней политике Беларуси.

Здесь не учитывались возможные события, вроде бы не имеющие к Беларуси прямого отношения. Например, резкое обострение отношений России с Западом. Однако при всех возможных вариантах ситуация в конечном счете сведется к одной из рассмотренных выше.

 

Какой вариант вероятнее?

Вероятность реализации предлагаемых сценариев, разумеется, неодинакова. Первая версия выглядит на сегодня не слишком правдоподобной, хотя категорически исключать ее было бы непредусмотрительно.

Последний сценарий тоже маловероятен, так как в условиях осложнения внутриполитической обстановки в России Кремлю крайне желательно предъявить собственному населению очередной внешний успех.

Наиболее вероятным представляется второй вариант. Он дает некоторую передышку, но воспользоваться ею будет чрезвычайно непросто. В частности, из-за специфики белорусского режима, руководство которого опасается реформ и чуждо демократическим ценностям.







X