AFP

Бывший топ-менеджер был арестован в ноябре прошлого года. По версии следствия, Гон мог скрыть размеры своего вознаграждения в качестве председателя совета директоров Nissan c 2010-й по 2018 год, задекларировав лишь половину доходов, пишет Русская служба Би-би-си.

В апреле он был выпущен под залог в 1 млрд иен (8,9 млн долларов). Возле его дома были установлены камеры, которые следили за его передвижениями 24 часа в сутки. Ему также ограничили возможность использовать средства связи и запретили покидать страну.

Неожиданный и дерзкий побег Гона стал сюрпризом даже для его адвокатов.

"Для нас это стало полной неожиданностью, я просто ошеломлен. Я хочу спросить его: как вы могли так с нами поступить?" - сказал журналистам защитник бывшего топ-менеджера Дзюнитиро Хиронака.


В четверг в доме Гона прошли обыски: местные телеканалы показали, как туда входят несколько человек в темных костюмах. По информации телеканала NHK, следователи намерены проверить записи с камер наблюдения в доме и в других местах, где бывал Гон.

Как сообщает агентство Рейтер, власти Ливана получили ордер Интерпола на арест Гона с так называемым "красным уведомлением", которое означает розыск особо опасных преступников.

Сам топ-менеджер накануне подтвердил, что находится в Ливане, и заявил, что "не сбежал от правосудия, а спасся от несправедливости и политического преследования".
Как же ему это удалось?

"Музыкальный" побег
Как сообщал ливанский телеканал MTV, Гону могли помочь члены некой группировки, которые пришли к нему в дом в Токио под видом музыкантов.

Согласно этой версии, музыканты выступили у него дома, после чего 65-летний Гон спрятался в большой кофр для музыкальных инструментов, в котором его доставили в местный аэропорт.

Затем, как сообщает телеканал, Гона перевезли на самолете в Турцию, откуда он отправился в Ливан на частном самолете. "Музыкальная" версия побега приобрела широкую популярность в соцсетях, однако никаких серьезных доказательств в ее пользу телеканал не привел.

Супруга Гона в беседе с агентством Рейтер назвала эту версию вымыслом, однако отказалась сообщить, как ему удалось сбежать на самом деле.


В марте прошлого года экс-топ-менеджер уже пытался совершить нечто подобное: скрываясь от журналистов, он покинул тюрьму в форме рабочего, однако его все же распознали, и адвокатам пришлось извиняться за такой "любительский план" побега.
Тщательно продуманный план
Издание Wall Street Journal пишет, что побег Гона тщательно продумывался в течение нескольких месяцев, и при этом ливанские власти ничего о нем не знали.

По информации издания, Гон мог прилететь в Бейрут на частном бизнес-джете Bombardier Challenger, который в воскресенье вечером вылетел из аэропорта возле японского города Осака. В планировании побега, по данным издания, активно участвовала супруга Гона Кароль.

Как сообщает Financial Times, в организации побега участвовали несколько групп людей в разных странах, в том числе сторонники топ-менеджера в Японии.

Два источника агентства Рейтер говорят, что пилот частного самолета, на котором Гон покинул Японию, не знал, кто находится на борту.

Большую роль Кароль Гон в разработке этой операции подчеркивают сразу несколько СМИ, однако детали ее участия в побеге мужа неизвестны. Адвокат Гона сообщал, что 24 декабря Кароль удалось более часа общаться с мужем, хотя до этого японские власти запретили супругам контактировать друг с другом.

В интервью Би-би-си Кароль Гон отмечала, что очень хочет, чтобы ее муж вернулся к ней, и выражала уверенность в его невиновности.

В четверг полиция Турции сообщила о задержании семерых человек по подозрению в участии в побеге Гона: четверых пилотов и троих сотрудников аэропорта. СМИ сообщают, что МВД Турции начало расследование обстоятельств транзита топ-менеджера через территорию страны.


Как сообщает издание Hurriyet со ссылкой на источники в турецком МВД, погранслужба страны не была уведомлена о приезде Гона, а его въезд в Турцию не был официально зафиксирован.
Три паспорта
Еще один вопрос: по какому документу Гон въехал в Ливан. У него есть паспорта трех стран - Бразилии, Франции и Ливана, однако его адвокаты утверждают, что все три документа были у них на момент его исчезновения.

По одной из версий, у Гона могли быть дубликаты паспортов, поскольку такая практика имеет место в бизнес-сфере. Также поступали сообщения о том, что у него мог быть дипломатический паспорт Ливана, однако подтверждений этому нет.

Некоторые СМИ пишут, что он мог использовать поддельные документы на другое имя. Представитель Гона сказал изданию Financial Times, что он использовал французский паспорт, однако не уточнил, каким образом ему удалось покинуть Японию.

Представитель МИД Ливана говорит, что бывший босс Nissan въехал в страну с французским паспортом и ливанским удостоверением личности. Агентство Франс-пресс пишет, что власти Японии разрешили Гону оставить при себе французский паспорт для перемещений по стране.

Жена Гона Кароль родилась в Ливане, и у нее есть ливанское гражданство.
Возможна ли экстрадиция?
Побег Гона вызвал бурную реакцию со стороны японских чиновников, некоторые сразу заподозрили участие других стран в этой операции. Бывший мэр Токио прямо обвинил власти Ливана в организации побега.

Источники Рейтер сообщают, что посол Ливана в Японии ежедневно встречался с Гоном, когда тот находился в заключении, однако сам посол это не подтверждал.

Власти Ливана, Франции и Турции заявили, что ничего не знали о плане побега предпринимателя. При этом в МИД Ливана сообщили, что отправляли просьбу об экстрадиции топ-менеджера на родину.

По информации министерства юстиции Японии, на сегодняшний день Токио имеет договоры об экстрадиции с США и Южной Кореей, а также является участником нескольких международных договоров, в том числе Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и Конвенции ООН против коррупции.


Между Японией и Ливаном нет договора об экстрадиции, поэтому будущее экс-главы автоконцерна под вопросом.

Япония предоставляет финансовую помощь Ливану и, скорее всего, потребует выдачи Гона. Однако сначала ей придется ответить на вопросы о том, как находящемуся под следствем топ-менеджеру удалось покинуть страну.