Имя Дмитрия Богдановича широкому кругу болельщиков вряд ли о чем-то скажет. Минчанин свой хоккейный путь начал в структуре столичного «Динамо», играл за СДЮШОР «зубров». Успел засветиться защитник в сборных Беларуси U-17 и U-18.

Став на юношеском уровне с «Динамо» двукратным чемпионом Беларуси (в 15 и 16 лет), Богданович перешел на новый этап карьеры – оправился за границу.

Часть сезона-2017/18 хоккеист провел в структуре финского «Эссята». Выступал за команду U-17 и стал бронзовым призером юношеского первенства. Затем перебрался в датский клуб «Фредериксхавн»: игры за команды U-20 и во втором дивизионе Дании. 

В 28 матчах прошлого сезона в форме «Фредериксхавн II» сделал один ассист и набрал 49 минут штрафа, в 19 матчах молодежного первенства – 5 очков (2+3) и 24 минуты штрафа.

Восстановившись после операции по удалению аппендицита, Дмитрий 11 декабря вернулся в структуру датского клуба и вливается очередной сезон за границей. И сейчас уже тренируется с первым составом «Фредериксхавна».


Пока же 18-летний игрок поделился с «Трибуной» своими впечатлениями от финского и датского хоккея, рассказал о менталитете народов двух стран, условиях жизни и объяснил, почему больше не хочет играть в Беларуси.

– Начал я свой хоккейный путь в Беларуси. Правда, достаточно поздно – мне было около 9 лет. Занимался в структуре минского «Динамо», играл за юниорские команды. А уже когда мне было 16 лет, представилась возможность переехать в Финляндию. Причем получилось это довольно интересно. Был с «Динамо», который тогда тренировал Владимир Лосицкий, на сборах в Латвии. 

В одном из матчей меня поставили в третье звено. Но так как на тот момент у меня было очень высокое эго, не понял решения тренера, обиделся. Позвонил тренеру Вячеславу Фандулю, с которым на этих сборах познакомился. Он, как оказалось, тренировал финский клуб «Эссят», молодежный состав. Тренер мне сказал, что им нужен праворукий защитник, и пригласил к себе. 

Я поехал на просмотр, через два дня мне сказали, что подхожу. Мог сразу же статься в Финляндии, но так как обещал тренеру «Динамо» сыграть еще два матча – очень важные встречи со жлобинским «Металлургом» – вернулся в Беларусь. После этих матчей я снова поехал в Финляндию, помог команде взять бронзу чемпионата страны среди юниоров.

– Не страшно было переезжать в Финляндию в 16 лет?

– Страшно лишь потому, что не знал английского языка. Не мог себе представить, как буду общаться. Благо, в команде были латвийцы, которые помогали мне с переводом, помогали общаться, развиваться. Потом клуб устроил меня в старшую школу – что-то типа нашего лицея – и там я изучал финский, английский. Стало попроще.

Когда переехал в Данию, было уже совсем легко в плане общения. Все прекрасно понимал, знал, что от меня требуют. Плюс легко нашел общий язык с местным контингентом. Хотя европейцы и скандинавы, если честно, это совершенно разные люди. 

Скандинавия – это отдельный мир. Тут людям все равно на Россию, Америку, Европу. Даже сейчас в Дании проходит чемпионат Скандинавии по фигурному катанию. Свой отдельный турнир.

Думаю, если где-то в Германии взорвется атомная бомба, скандинавов будет волновать лишь то, дойдет ли радиация до них. Если нет, то все хорошо, ничего страшного.

– В Финляндии ты долго играл?

– Нет, всего около пяти месяцев. Приехал туда в декабре 2017 года, а уехал в первых числах мая 2018-го.


– Что о финском хоккее и менталитете успел узнать?

– На самом деле очень многое. Финны, во-первых, не очень любят иностранцев. Особенно русских. Их терпеть не могут. Плюс финны сами по себе агрессивные, вспыльчивые. На играх много драк. Кто-то клюшкой кого-то ударил – все, драка. Причем тренеры к этому относятся нормально. 

Ели в Беларуси наставники могут «напихать», мол, зачем ты полез в драку, то в Финляндии, даже на юниорском уровне, драки в какой-то степени приветствуются. Это как шоу для зрителей. Тем более людей на матчи юниорской лиги ходит реально много. Уж точно больше, чем на поединки Экстралиги Б в Беларуси. 

Когда были полуфинальные и финальные матчи в Тампере, собиралась целая арена – около восьми тысяч болельщиков. Вообще в Финляндии хоккей – главный вид спорта.

Помню, когда пошел в школу, меня предупредили, чтобы не говорил, что я хоккеист. Иначе постоянно будут за мной ходить. А если учитывать, что в Поре, где я играл, была одна команда – «Эссят», то внимание к игрокам клуба обеспечено.

– Ты говоришь, что финны не любят русских. А белорусов?

– Они даже не знают, что есть такая страна – Беларусь. Не понимают разницы между Россией и Беларусью, думают, что это одна страна. Наверное, еще не знают, что СССР уже нет.

– Значит, и тебя тоже не любили?

– Да, с этим столкнулся. Плохо относились в раздевалке, на обеде. В основном были агрессивные шутки. Про Россию, про Путина. Обычные расистские шутки. Мол, в России с калашами все бегают, водку пьют, медведи по улицам гуляют. Спрашивали, сколько я водки пью. 

Как-то была одна неприятная ситуация. Свои краги из сумки я никогда не выкладываю. А когда мы поехали на очередной выезд, оказалось, что я краги забыл. Хотя, повторюсь, я их никогда из сумки не достаю. Значит, кто-то сделал это за меня и оставил в сушилке.

– Как ты выживал в такой обстановке?

– Как-то выжил. И прибрел большой опыт. Не могу сказать, что я был идеальным, но меня постоянно провоцировали. Я на провокации легко поддавался. Где-то нужно было посмеяться, перевести все в шутку, но я обижался, кричал. Вел себя с финнами, как они со мной.

– Отъезд из Финляндии обусловлен в том числе и таким ношением к тебе?

– Скорее, он связан со сменой тренера. Фандуль переехал в Данию, и я – за ним. Просто если бы не этот специалист, думаю, или закончил бы с хоккеем, или по крайней мере не был бы сейчас на таком уровне. Очень благодарен тренеру.

– Ты рад, что переехал в Данию?

– Конечно. Здесь совсем другой хоккей – умный, грамотный, быстрый. Так получилось, что из-за аппендицита я поздно начал нынешний сезон, и набирать форму мне надо было в Беларуси, в Жлобине. Скажу честно, просто не мог там играть. 

В Дании я принимал шайбу и знал, что есть открытые партнеры по команде, есть кому отдать пас. А в Жлобине поднимал глаза – все игроки закрыты. Кому пасовать? Просто терялся. Побыл неделю, позвонил папе и сказал, что очень хочу вернуться в Данию. Лучше там буду восстанавливаться.


– В Финляндии не умный хоккей?

– Там силовой. Маленькие площадки, много борьбы. И играть намного тяжелее, чем в Дании. Если в Финляндии в первую очередь нужна сила, то в Дании смотрят на твой ум. Когда впервые туда приехал на просмотр, у меня сразу же была тактическая тренировка. 

Выходы из зоны, игра в большинстве и так далее. Вторая тренировка – игровая, чтобы посмотреть, как я веду себя во время матча. А уже после смотрели на индивидуальное мастерство.

Сейчас я тренируюсь с основной командой «Фредериксхавн Уайт Хоукс», там играет Александр Бумагин, который до этого более 10 лет выступал в КХЛ. И он говорит, что в датском клубе подход к делу ничем не хуже, чем в командах КХЛ.

– Расскажи про свой рабочий график.

– Так как я тренируюсь еще и с основной командой, то в день бывает по три льда и два зала. Нагрузка немалая. В четверг, например, утром была тренировка, потом – обед, немного свободного времени. В 15.30 – сбор, в 16.00 – выезд на вечернюю игру. После матча мы едем домой, и в пятницу в 7.30 первая тренировка.

– А отдыхать когда?

– Как говорит тренер, мы не на курорт приехали. Надо работать.

– За вашим питанием в команде следят?

– Больше следят за тем, чтобы процент жира был достаточным. Каждый месяц проводятся тесты на процент жировой и мышечной массы. Следят за тем, чтобы все было правильно распределено. Нормальный процент жировой массы – от 9 до 14 пунктов. Мышечной – от 34 до 39 пунктов.  У меня было 8 процентов жировой массы, заставляли ее набирать. Плюс следят за весом. На меня тренер орет, потому что при росте 185 см я вешу 96 кг.

– Так у тебя лишний вес.

– Жировая масса у меня – 9,5 процентов. Я говорю тренеру, что у меня кость тяжелая, ничего не могу поделать.

– Штрафы за лишний вес или нарушение режима есть?

– Если нарушишь режим первый раз, то вычитывают определенную сумму из зарплаты. А если второй раз попадешься, то разрывают контракт. Что касается лишнего веса, то лишь денежные штрафы. Сначала – предупреждение, а потом уже наказывают.

– Ты уже платил штрафы?

– К счастью, нет. Даже ни одного предупреждения не было.

– Тренер в команде жесткий?

– Скажем так, очень требовательный. Но в тоже самое время к нему можно прийти, спросить, как у его дела, предложить вместе пойти куда-нибудь. Вне тренировочного процесса можно дружить, вместе пить чай. Но как только ты выходишь на лед – это тренер. И только.


– А с хоккеистами ты тесно общаешься вне площадки?

– Очень хорошие отношения. Ни с кем конфликтов нет, со всеми общаюсь. Даже этот Новый год буду встречать здесь. В Дании команда будет устраивать вечеринку. Но особенно погулять не получится. Уже второго января у нас сбор, беговая тренировка. Третьего – тактическая тренировка, а четвертого января – игра.

***

– Можешь сравнить интерес к хоккею и менталитет в Дании и Финляндии?

– И там, и там этот вид спорта обожают. Собираются полные трибуны на матчах основной команды. На поединках юниорской лиги не аншлаги, но тоже много людей. Что касается менталитета, то датчане спокойнее, чем финны. Выходишь на улицу, все улыбаются – и у самого настроение отличное.

– И там русских любят?

– Знаешь, тут если любой иностранец будет стараться говорить на датском, люди сразу к нему будут хорошо относиться. Я тоже старался общаться на датском, поэтому и отношение ко мне хорошее.


– Какие условия созданы для болельщиков на матчах?

– Для начала стоит сказать, что в Финляндии и Дании на аренах есть как стоячие, так и сидячие места. И атмосфера просто потрясающая. Если «Минск-Арена» соберет аншлаг на матче с, например, СКА или ЦСКА, то все равно атмосфера будет не такая.

– Пиво на трибунах есть?

– Пиво люди пьют на матчах. Но что больше всего меня удивило, так это идеальная чистота на трибунах и практически полное отсутствие полиции. Если прийти на хоккей в Минске, то увидишь пять автозаков и 500 омоновцев. В Дании и Финляндии – 3-4 полицейских и на каждом входе – по одному стюарду. При этом все спокойно, никаких инцидентов. Так же, кстати, и в Швеции, где мне удалось побывать на паре матчей.

– Если зрители не довольны игрой своей команды, на лед ничего не бросают?

– Нет, никогда. Они понимают, что это хоккей, что могут быть проигрыши, ошибки. Все нормально.

– Самая шикарная атмосфера, при которой ты играл?

– В Финляндии мы принимали участие в «Финале четыре» юниорского чемпионата в Тампере. В полуфинале играли против местной команды. Но из нашего города приехали четыре автобуса болельщиков – была потрясающая атмосфера. Мы играли будто на своей площадке. И наш матч по атмосфере был намного круче, чем поединки Экстралиги в Беларуси. Жаль, уступили.

– После проигрыша болельщики вас освистывали или поддерживали?

– Все поддержали. На следующий день мы проводили матч за третье место – и снова была классная атмосфера. К счастью, своих болельщиков мы сумели порадовать. Причем в соперниках у нас был «Эспоо Блюз» – вечный соперник «Эссята». 

В чемпионате в первом матче против «Блюз» мы проиграли 0:4, так руководство и тренер такой разнос устроили. После этого всю тренировку бегали с колесами. Мол, раз плохо бегали во время матча, значит, нас нужно больше нагрузить на тренировке. Через три недели мы снова встречались с этой командой – победили 6:0.

– А в Дании какая самая лучшая атмосфера была?

– В матче против «Эсбьерга». Города, в которых базируются наш и этот клубы, находятся в 50 км друг от друга. Так что у нас своеобразное дерби. И на трибунах жесть что творится.

– Датский город Фредериксхавн сам по себе спортивный? Там интересуются хоккеем?

– В Дании основной вид спорта – гандбол. Но скажу, что если в день хоккейного матча пройтись по городу, рекламы хватает. Плюс пресса уделяет немало внимания командам.


***

– Где ты жил в Финляндии, где живешь в Дании?

– В Финляндии снимал квартиру, в Дании – живу в отеле.

– Все оплачивает клуб?

– Нет. В Финляндии, так как играл в юниорской команде, оплачивал все сам. А в Дании, так как уже выступаю во второй лиге, то 70 процентов оплачивает клуб. Какие это суммы? В Финляндии отдавал за неплохую, достаточно большую квартиру, причем еще и с баней, 200 евро. В Дании квартиру снять можно за 300 евро. Но коммуналка очень высокая – до 500 евро. Дороже всего – электроэнергия.

– Как обстановка в городе, где ты сейчас живешь? Ночью не ограбят?

– По этому поводу можно не волноваться. Но самое удивительное, что за все это время, что я тут живу – с мая прошлого года – видел только 3-4 полицейские машины. Здесь полиции очень боятся. Стражи порядка, к слову, накачанные, спортивные. И если начнется драка, кто-то полезет на полицейского, может очень серьезно получить по голове. Потом ему еще и статью припишут.

– Ты как-нибудь отдыхаешь от хоккея?

– Есть шикарный спа-центр. В выходные туда постоянно хожу. Или гуляю по городу, пью кофе.

– Тебя узнают на улицах?

– Здесь очень много людей, которые разбираются в хоккее, поэтому и меня узнают. В Дании и Финляндии быть хоккеистом – большое дело. Игроков в этих странах уважают.

– В Беларусь вернуться не хочешь?

– Хотел бы вернуться только из-за своих близких. Что касается хоккея, то уже не могу и не хочу возвращаться. Настолько привык играть тут. Уже планирую перевозить родителей в Данию.


***

– Какие зарплаты в датском и финском хоккее?

– Скажу так: в Финляндии они все-таки больше, чем в Дании. Какие цифры? Не могу сказать. Но по сравнению с белорусским хоккеем, они в разы больше. Так что и в датском, и финском хоккее можно неплохо заработать. Если бы я был на контракте в основной команде, то жилье, аренду машины, если есть права, полностью оплачивал бы клуб. А зарплату я бы тратил только на себя. Жил бы в свое удовольствие.

– Тебе не предлагали контракт?

– Разговаривал по этому поводу с руководством. Мне сказали, что в этом году лимит на легионеров исчерпан. В команде может быть максимум восемь легионеров. И чтобы заявить меня, нужно кого-то отзаявить.



– Какой лимит на легионеров в Финляндии?

– В заявке на сезон – пять человек. Но европейцы легионерами не считаются. Так как я белорус, то был легионером.

– Есть представители каких-нибудь экзотических стран? Например, из Азии, Африки?

– В Дании играют либо местные, либо шведы. У нас в команде есть еще канадец, русский, шведы. А в Финляндии – в основном финны. Так что экзотики нет.

– Как тебе удалось получить разрешение на работу в Финляндии и Дании? Проблем с документами не было?

– В Финляндии меня в школу и засунули, чтобы была возможность получить вид на жительство. А в Дании, если ты играешь в хоккей, легко получить нужные документы и тот же вид на жительство. Если клуб в тебе заинтересован, то сделает все возможное для этого.

***

– В Финляндии и Дании государство вкладывает деньги в развитие хоккея?

– Приведу тебе один яркий пример. Как-то в Минске я хотел пойти на каток самостоятельно покататься, но мне не открыли раздевалку. А в Финляндии и Дании созданы все условия – лишь бы ты работал. Приходишь, берешь клюшку, форму – и на лед. Тренажерный зал всегда доступен. Главное – работай, не отвлекайся.

– В клубах не следят, чтобы ты не переработал?

– Здесь ты сам должен следить за своим состоянием. Да, есть доктора в каждой команде, и если они видят, что ты уже перетрудился, есть проблемы, то могут даже не допустить до матчей. За этим доктор очень внимательно следит. В прошлом году я натер мозоль, и пришлось пропустить матч по рекомендациям врачей.

– Вернемся к государству и хоккею. Ледовых дворцов в Финляндии и Дании много?

– Их хватает, проблем со льдом нет. В Тампере, третьем по величине городе страны, если не ошибаюсь, четыре катка. Они используются и для массового катания, и для хоккейных матчей.

– В Беларуси чуть ли не в каждом районном центре по ледовому дворцу. В Финляндии и Дании такая же ситуация?

– Скажем так, те города, в которых я жил, можно сравнить с Пинском и Жлобином. И катки там есть. Они пользуются популярностью, особенно по выходным. По остальным городам не скажу.

– Насколько привлекателен датский и финский хоккей для спонсоров?

– Если вы видели хоккейные майки в этих странах, то могли заметить, сколько на них рекламы. В основной команде «Фредериксхавн» логотип клуба занимает на майке где-то пять сантиметров квадратных. Остальное место на майке забито рекламой. Все бортики на аренах – тоже в спонсорах.

– Недавно в Беларуси был выявлен факт проведения договорного матча. Слышал об этом?

– Конечно. Могу сказать, что в Дании в контрактах прописаны пункты, запрещающие хоккеистам делать ставки на хоккейные матчи. Футбол, гандбол – пожалуйста. А если на хоккей – будут большие проблемы. В Финляндии? Я там играл в таком возрасте, когда еще не знал, что можно вообще делать ставки.

– Вообще насколько реально появление договорных матчей в Финляндии и Дании?

– Они же появляются тогда, когда игрокам не хватает зарплаты. А когда людям денег хватает, то зачем им участвовать в договорных матчах? В этих странах спорт максимально чистый. Да и никто рисковать своей карьерой не хочет.


***

– В Беларуси уделяют внимание хоккею, выделяют деньги, строят ледовые дворцы. Но таких результатов, как финны и датчане, мы не достигаем. Почему?

– От чего все идет? От развития детского хоккея. Вкладывать деньги в ледовые дворцы – это не значит вкладывать деньги в развитие хоккея. Чтобы был результат, нужно воспитывать молодежь, давать им практику в серьезных матчах. А не брать канадцев и раздавать им белорусские паспорта. 

В Финляндии и Дании реально много молодежи. Наша основная команда очень молодая. Три человека 2000 года рождения, 4-5 – 1999 г.р. Есть, конечно, опытные ребята, им примерно по 28-29 лет. Но с ним играет молодежь, тренируется, прогрессирует.

– Кто кумиры в датском и финском хоккее?

– Если ты финн и играешь в хоккей, то тебя все точно полюбят. И очень сильно уважают сборную Финляндии, которая третьим составом в этом году выиграла чемпионат мира. Эти парни – настоящие герои. А вот кумиров в датском хоккее не знаю.

– Ты за национальную сборную Беларуси хочешь играть?

– У каждого хоккеиста есть мечта сыграть за сборную. Я тоже хотел бы выступать за националку. В 2021 году на домашнем чемпионе мира? Рановато. Пока у меня в планах ближайшие два года развиваться, становиться профессиональным хоккеистом, повышать игровой тонус, мышление. И потом буду решать, оставаться в Дании или менять чемпионат. Пока планирую играть здесь.