Большинство дорожных карт для интеграции с Россией согласовали, хотя их еще не подписали, пишет belsat.eu Что будет означать подписание всех дорожных карт? Насколько серьезна угроза суверенитету? Как сохранить Беларусь? Интервью с политологом Павлом Усовым.

- Вопрос о суверенитете Беларуси. Александр Лукашенко в интервью радио «Эхо Москвы» заявил, что он не чувствует угрозы суверенитету. Согласны ли вы с ним?

- Он много чего не чувствует, что чувствуют патриотически настроенным граждане. Они чувствуют, что вообще тот факт, что Беларусь находится в рамках Союзного государства и строит какие-то интеграционные процессы с государством-агрессором, по сути и является угрозой для белорусского суверенитета. То есть интеграция и переговоры о программе углубленной интеграции, переговоры о дорожных картах – это все и есть открытый факт того, что Беларусь по-прежнему под серьезным прессингом и по-прежнему есть серьезная угроза для независимости и суверенитета.


- Год, который уходит, был скорее хорошим для Беларуси или плохим?

- Он был тяжелым и таким останется. Был тяжелым с точки зрения многих факторов. Прежде всего, в экономической ситуации и политической, несмотря на то, что мы чувствовали определенный добродушный подход к оппозиции, к участию оппозиции в выборах, хотя она и была заинтересована в выборах.

Тем не менее власти продемонстрировали, что никакого изменения в парадигме внутри политических отношений не будет. Оппозиция, гражданское общество будут под постоянным репрессивным давлением властей, и власти не позволят выходить за пределы очерченных условий, которые существуют. Учитывая тот факт, что в 2020 году будут президентские выборы.

Что касается именно внешней политики или отношений с Россией, это, наверное, был один из самых трудных годов в истории Беларуси во время правления Лукашенко. Кроме, конечно, подписания Союзного договора в 1999 году и его ратификации. Это прежде всего связано с тем, что переговоры относительно дорожных карт и программы велись в секретном режиме.

- До сих пор мы не знаем.

- Мы уже многое знаем. Оказывается, есть 31 дорожная карта. И что эта 31-ая карта, о которой говорил Медведев, – фактически оккупация, захват Беларуси.

- И говорят, что на 31-ю Лукашенко пока не соглашается.

- Здесь есть два подхода. Он говорит, что Путин против, что они уже договорились, только в правительстве кто-то баламутит воду, что вопрос 31-ой карты сняли. Оказывается, не сняли. Он ключевой для России, мы все об этом знаем. Лукашенко сам себя почему-то успокаивает, что этот вопрос решен.

- 30 карт согласованы, касаются различных моментов, в основном экономических, но не только. Когда они будут подписаны и что это подписание может означать? То ли, что, как некоторые эксперты говорят, снова затянут время и ничего из этого не выйдет? Или это будет переход к какой-то конкретике, постепенную передачу остатков суверенитета России?

- Я бы сказал, что подписание всех этих карт в таком формате подобно смерти. Не важно когда.

Сам факт подписания будет убийством белорусской государственности, так как мы знаем, для чего Россия стремится углубить интеграционный процесс, для чего они создали 31 карту и почему они по-прежнему держат Лукашенко за горло, не идут ни на какие уступки, заморозили кредиты и вообще полностью готовы подвесить в экономическом плане Беларусь. И напоминается, что Россия постоянно кормит Беларусь, Беларусь должна расплачиваться. И это открытым текстом они говорят.

Говорит и сам Медведев: мол, а чего вы хотели, интеграция – это отказ от суверенитета. Но не идет речь, что Россия будет отказываться от своего. Подчеркивается, что Беларусь должна отказаться от части своего суверенитета. Поэтому ожидалось, что эти карты будут подписаны 7-8 декабря в Сочи. Должно было быть торжество, но карт не подписали. Безусловно, тот факт, что Лукашенко их не подписывает, свидетельствует, что даже он уже понимает: та традиционная политика и традиционный подход затягивания времени уже работать не будет.


- А что может сработать? Мы наблюдали довольно массовые протесты, мы наблюдаем последние годы открытие на Запад. Через несколько дней в Минск должен приехать, по крайней мере неофициально, одна из первых персон американской политики — Майк Помпео. Что можно еще сделать, чтобы, может, не остановить интеграцию, но хотя бы выиграть время?

- Есть три основных элемента, которые можно и нужно реализовать, чтобы сохранить Беларусь. Первое – прекратить интеграционные процессы полностью, так как они для Беларуси не имеют никакого смысла и значения. Особенно с той имперской Россией, с которой мы имеем дело сейчас. Известно, что ей нужна интеграция, чтобы увеличить свое пространство.

Второе – начать широкие политические и экономические реформы. Ведь, как я уже говорил, интеграция нужна, чтобы поддерживать больную белорусскую экономику. Она существует вне рынка, не может конкурировать с современными предприятиями.

Третий момент – расширение диалога с белорусской общественностью.