Несмотря на все попытки импортозамещения, важные отрасли оборонной промышленности России по-прежнему остаются зависимыми от ведущих производителей Запада. Выходом из этой ситуации могло бы стать использование потенциала белорусских высокотехнологичных предприятий. Однако отношения между союзниками складываются непросто.

Источник: russianspacesystems.ru

Очередной амбициозный проект по созданию собственной производственной базы для выпуска изделий микроэлектроники оказался провальным, сообщили на днях российские СМИ.

Арбитражный суд России решил признать завод «Ангстрем-Т» банкротом. Предприятие задолжало своему кредитору — ВЭБ России — миллиарды рублей и оказалось не в состоянии отвечать по своим обязательствам.

Завод «Ангстрем-Т» по производству интегральных микросхем был построен несколько лет назад в подмосковном Зеленограде. Однако уже на начальном этапе работы предприятия ряду комментаторов показались, мягко говоря, спорными некоторые решения его высокопоставленных управленцев.

Лицензии закупались преимущественно у американских компаний. В соответствии с ними на заводе «Ангстрем-Т» планировалось наладить производство микросхем с параметрами 110 и 65 нанометров (нм), которые к 2008 году уже были сняты с производства на Западе.

В довершение ко всему в 2016 году предприятие оказалось под американскими санкциями. Что позволило инициаторам проекта хоть как-то обосновать провал изначально негодной идеи. Ведь сегодня невозможно выпускать конкурентоспособную электронику с чипами в 110 нм. Не говоря уже об изделиях двойного и специального назначения.

 

Америка прижала

Истинное влияние этой неудачи на развитие российской техники, в особенности космической и военной, становится понятным, если принять во внимание тот факт, что в прошлом году США полностью запретили поставку в Россию электронных устройств и комплектующих изделий двойного назначения.

Если прежде вопрос о разрешении или запрете их экспорта российским заказчикам решался отдельно в каждом конкретном случае, то теперь санкции стали всеобъемлющими. По сообщению Госдепа США, из-под запрета может быть выведена техника для гражданской авиации.

Между тем не является особым секретом тот факт, что до сих пор во многих новейших российских вооружениях весьма велик удельный вес западных, прежде всего американских, электронных компонентов.

Отсутствие собственной элементно-компонентной базы (ЭКБ), которая лежит в основе электронных «мозгов» любой современной сложной военной техники, признается одной из главных бед российской оборонки.

После распада СССР подавляющая доля такой электроники закупалась в странах ЕС и НАТО. Но после того как Запад ввел санкции на поставку изделий микроэлектроники категорий military (для использования в военных системах) и space (радиационно стойких), ВПК России оказался в очень трудном положении.

 

А отдачи все нет

Организация производства таких изделий представляет собой сложную техническую проблему. В предвидении возможности западного эмбарго еще в 2007 году в России была принята федеральная программа «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы.

Главными разработчиками программы были назначены Министерство промышленности и энергетики и Министерство обороны. Объем финансирования составил 175,5 млрд российских рублей (по состоянию на 2007 год это эквивалентно порядка 7 млрд долларов).

Но, судя по всему, министерства с поставленной задачей не справились.

Не так давно в сети появился документ, проливающий свет на использование импортной микроэлектроники в блоках для инерциальных систем навигации ракетных комплексов «Искандер» и «Кинжал». В нем упомянуты 133 позиции ЭКБ, большая часть из которых произведена американской компанией Analog Device. В документе также фигурируют японские и другие иностранные производители.

Таким образом, можно говорить о провале не только отдельных проектов, но и всей программы развития ЭКБ и замещения российскими аналогами критически важных зарубежных компонентов вооружения, необходимых для обороноспособности страны. А 7 млрд долларов, выделенные на программу развития ЭКБ, похоже, были «освоены» не по назначению.

В очередной раз подтвердилось мнение, что импортозамещение по-российски зачастую больше похоже на «распил» оборонного бюджета.

 

Между Минском и Москвой — серьезные трения

По мнению немалого числа экспертов, реальной альтернативой многим изделиям западной электроники космического и военного назначения являются изделия минского ОАО «Интеграл». В его цехах микросхемы космического и военного назначения создавались еще во времена СССР.

Так, в конце 1960-х годов были разработаны и произведены интегральные схемы особой радиационной стойкости для первого советского лунохода, в середине 1980-х — электронные блоки для космического комплекса «Энергия-Буран».

Эти технологии не были утеряны и после распада СССР. В 2005 году на «Интеграле» разработали сверхбольшую интегральную схему (СБИС) для оптической аппаратуры спутника «БелКА», позволяющую различать объекты размером до двух метров. Теперь на «Интеграле» создают СБИС для камер еще большего разрешения.

Производство «Интеграла» изначально было ориентировано на военные и космические нужды оборонно-промышленного комплекса Советского Союза, 75% которого досталось России. И хотя продукция предприятия сегодня поставляется в десятки стран, крупнейшим ее потребителем остается Российская Федерация.

Отсюда вполне объясним интерес российской стороны плотнее взять «Интеграл» под свой контроль. Хотя и теперь предприятие во многом обеспечивает нужды российского ВПК, у Москвы есть опасение, что в случае ухудшения двусторонних отношений Минск может затруднить или блокировать поставки интегральных микросхем российской оборонке.

При этом, насколько можно понять, до сих пор формально не снят с повестки дня вопрос об объединении «Интеграла» c компанией «Росэлектроника», включенный в свое время в пятерку важнейших совместных проектов двух стран.

Правда, на самом «Интеграле» достаточно скептически отзываются о варианте интеграции с «Росэлектроникой», от которой практически ничего не осталось. Белорусское предприятие предпочло бы вертикальную интеграцию с одним из крупных оборонных и/или космических холдингов — потребителей продукции, таких как «Роскосмос», «Алмаз-Антей» или «Росатом».

Впрочем, руководство Беларуси в принципе настороженно относится к так называемым совместным интеграционным проектам с Россией. Тем более если речь идет об оборонной отрасли. А попытки Москвы навязать «углубленную интеграцию», похоже, только усилили недоверие между союзниками.