Экс-чиновника, напомним, обвиняют в коррупции — по версии следствия, за взятки лоббировал интересы строительных компаний, без конкурса передал «нужной» фирме ремонт двух школ, пишет news.tut.by Шарый в суде вину не признал, по эпизодам со взятками заявил, что его оговорил друг (он тоже фигурант уголовного дела). В своей речи бывший чиновник много говорил о справедливости и цитировал Лукашенко в надежде, что это повлияет на суд.

Юрий Шарый был задержан в октябре 2018 года. Его обвиняют в превышении власти (ч. 3 ст. 426 УК) — по версии следствия, он отдал распоряжение отделу образования заключить договор о ремонте в двух городских школах с фирмой своего знакомого. Гособвинитель подчеркнул, что в нарушение закона не был проведен конкурс, выбранная компания не имела разрешения на такого рода работы. В процессе ремонта была нарушена технология, протекла крыша и пришлось ремонтировать потолки — за бюджетные средства. По мнению прокурора, действиями Шарого нанесен ущерб — 39 700 рублей, эта сумма отражена в иске.

Фото: zhodinonews.by
«Если человек обращается, значит, я еще нужен как руководитель»
Бывший чиновник категорически не согласен с предъявленным обвинением. Он настаивает, что хотел как можно быстрее, до начала учебного года, провести ремонт в школах, где кровля была в аварийном состоянии, о чем неоднократно говорили на совещаниях. Юрий Шарый подчеркивает, что не лоббировал интересы никаких фирм, что не вмешивался в работу отдела образования и что проверяющие из Комитета госконтроля не усмотрели его вины.

— Президент ставит нам в пример работу госконтроля, а мне предъявляют обвинения, — возмущен бывший чиновник. — Виновата Ковалевская (сотрудница отдела образования. — Прим. TUT.BY) и подрядчик, я не вмешивался в хозяйственную деятельность ни этого, ни других отделов… Александр Григорьевич всегда говорит (чиновникам. — Прим. TUT.BY): будьте смелее, принимайте решения. И мы не боялись вместе с командой единомышленников это делать, но не все пока это понимают, трактуют только с одной стороны, не видят ежедневных проблем руководителей.


Также в обвинении фигурируют факты о том, как Шарый, по мнению гособвинения, незаконно вмешивался в работу органов внутренних дел. Первый раз он позвонил начальнику ГАИ с просьбой не лишать права на управление автомобилем сына знакомого — бизнесмена, который получил заказ на ремонт школ. А когда в ГАИ ослушались, пригрозил начальнику, что тот больше не будет работать в Жодино, при этом мэр нецензурно выражался — его телефон на тот момент уже прослушивали.

В последнем слове обвиняемый заявил, что, если бы сейчас к нему обратился кто-либо сидящий в зале суда с подобной просьбой, он сделал бы то же самое:

— Меня так воспитали. Называйте это как хотите…

Адвокат бывшего чиновника Дмитрий Петкевич в прениях уточнил, что директор фирмы попросил у мэра помочь сыну, поскольку тот без водительских прав не мог закупать стройматериалы — в итоге тормозился ремонт, а еще у нарушителя была беременная жена, которую периодически нужно было возить в поликлинику, поэтому Шарый и решил пойти навстречу.

Еще один эпизод — Юрий Шарый вступился за знакомого, который перешел дорогу в неположенном месте, за что его задержали проезжавшие мимо сотрудники Департамента охраны. Нарушитель позвонил мэру с просьбой помочь. И Юрий Александрович помог — позвонил начальнику Департамента, чтобы пешехода отпустили. В своем последнем слове обвиняемый подчеркивал исключительные заслуги того самого знакомого — директора одной из жодинских школ.

— Он как директор школы 35 лет принимает участие в важных политических событиях. Ни он, ни учителя ни разу не подвели ни область, ни республику. И я не должен был позвонить и за него попросить? Если человек обращается, значит, я еще нужен как руководитель.
«Не укладывается в голове, что друг мог так исказить информацию»
Кроме того, Юрия Шарого обвиняют в получении взяток (ч. 3 ст. 430 УК) на сумму 18 900 долларов за лоббирование интересов двух компаний, которые планировали построить в Жодино два многоэтажных дома. В этой части бывший чиновник также настаивает на своей невиновности.

По словам обвиняемого, в городе остро стоял вопрос с жильем, более 6,5 тысячи человек числились в очереди, свободной земли под застройку почти не было, а инвесторы не спешили приходить в Жодино, так как имелся целый ряд обременяющих факторов. При этом перед властями города ставили задачу привлекать инвестиции.


Деньги, как отмечено в обвинении, Шарому передавал его давний друг — Геннадий Шибко. Он получал деньги от Натальи Товкач, которая, в свою очередь, работала с инвесторами. В этой схеме сразу несколько участников согласились сотрудничать со следствием, помочь изобличить других фигурантов.

Товкач и Шибко признают вину. Экс-чиновник говорит, что Геннадий Шибко передавал ему деньги, но это была не взятка, а возврат долга, в том числе сыну мэра.

Шарый настаивает: никаких прямых доказательств его вины в суде не представлено, обвинение строится на словах Шибко, который признал вину и через два месяца вышел из СИЗО под залог. Обвиняемых связывали дружеские отношения на протяжении 13 лет.

—  Я 14 месяцев просидел, но не могу понять, да и у наших знакомых не укладывается в голове, что друг мог так исказить информацию (дать показания против Шарого. — Прим. TUT.BY). Он прекрасно понимал, что я никогда бы не взял у него деньги, если бы знал, что это взятка. Это был возврат долга (Шибко взял у Шарого и членов его семьи в долг 15 тысяч долларов. — Прим. TUT.BY). Я задаю вопрос, что могло его как друга подтолкнуть на такой поступок? Семейные обстоятельства или убеждения ГУБОП? Скорее, второе… Не могу понять, когда обман дороже дружбы.

В суде Юрий Шарый отказался от признательных показаний, которые он дал на предварительном следствии. Говорит, на него психологически давили оперативники — боялся за судьбу жены и сыновей. Супруга бывшего чиновника проходила подозреваемой в получении взяток, ее на сутки задерживали, и долгое время она находилась в статусе подозреваемой. Во время обыска в загородном доме правоохранители, по словам обвиняемого, разнесли все, что можно, — и камин, и пианино, вырвали плинтусы, — это он тоже оценивает как способ давления на него. По заявлению о давлении проводилась проверка, но, как в суде уточнил прокурор, в действиях оперативников ГУБОПиК МВД нарушений не выявлено.


Тот самый загородный дом бывшего чиновника, сейчас он находится под арестом. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Адвокат Шарого обращает внимание, что по периметру территории дома было установлено видеонаблюдение, правоохранители изъяли носитель с информацией, но через некоторое время выяснилось, что 90% записей потеряно, хотя в обвинении фигурирует, что Шибко передавал деньги рядом с домом, то есть видео могло бы подтвердить или опровергнуть эту информацию.

— С 2017 года в моем кабинете была установлена аудио- и видеозапись — ничего обнаружено не было, — подчеркнул Юрий Шарый. — На встречах с инвесторами я всегда спрашивал, какие у вас вопросы. Почему они не остались после совещания, почему ничего не сказали? Почему Наталья Михайловна (обвиняемая Товкач. — Прим. TUT.BY) не сказала, что Шибко вымогает у нее взятки для меня? С 2009 года все в горисполкоме знали, что вопрос о вознаграждении даже поднимать нельзя (в 2009-м Юрий Шарый был назначен заместителем председателя горисполкома, в 2016 стал главой города. — Прим. TUT.BY).
«За 2019 год в город не пришел ни один инвестор»
Юрий Шарый напомнил, что в 2017 году в Жодино было привлечено 3,5 млн долларов инвестиций. И остановился на том, в каком состоянии оказался город после его задержания.

— Что имеем по строительству в Жодино? Ни один инвестор не строит. Судятся с горисполкомом за возврат денег за аукцион, это 1,5 млн долларов! Очередь на жилье растет, за 2019 год не пришел ни один инвестор.

Кроме того, по словам экс-мэра, один из бизнесменов отказался поставить в больницу КТ-аппарат, о чем была предварительная договоренность, в результате жители Жодино, как и раньше, будут вынуждены обращаться за помощью в медучреждения Борисова или Минска. Подвис вопрос со строительством бассейна и стадиона за счет бюджета Союзного государства. Провалены несколько проектов с партнерами из Евросоюза — за деньги европейцев планировалось сделать несколько энергоэффективных домов. Планировалось открыть два инновационных класса в школах при поддержке ПВТ, но инициатива ушла в другой регион. Школьники из Жодино не выехали на зимние каникулы на оздоровлению в Словакию, хотя такая возможность была. Не были открыты торговые дома, о чем была предварительная договоренность с партнерами в Армении и Грузии.

— И это я озвучил процентов 20 нереализованных проектов в Жодино, — подчеркнул обвиняемый. — Озвучу «подарки», которые я оставил своей семье, — два кредита — на 74 тысячи и 32 тысячи, дом и все имущество арестовано, у супруги машина, которой 14 лет. Один сын живет в квартире своей жены, второй — в общежитии, строит квартиру от БелАЗа. Если бы я ему помог, на меня было бы еще одно уголовное дело, наверное.


Юрий Шарый несколько раз в своей речи цитировал Александра Лукашенко — выступление на совещании с силовиками, когда президент раскритиковал работу и правоохранителей, и судов.

— Александр Григорьевич сказал: «Взятка — это когда вы зафиксировали аудио, видео, что человеку принесли и дали ее. Все — никуда не денешься, не отвертишься. А что такое, когда человек где-то вспомнил, что он кому-то дал взятки? Должны быть железобетонные доказательства подобных вещей». Так где железобетонные доказательства в этом деле?

Также обвиняемый в своей речи процитировал председателя Верховного суда Олега Сукало, который, подводя итоги совещания о работе правоохранительной и судебной системе в Беларуси, отметил:

— Нарушен главный конституционный принцип уголовного правосудия — принцип презумпции невиновности, когда органы предварительного расследования, дознания придают особое значение первичным оперативным данным, полученным на начальной стадии уголовного процесса. Затем значение этих доказательств, как правило, переоценивается, а после в ходе уже дальнейших процессуальных действий они не подтверждаются.

Отметим, что без разрешения Александра Лукашенко Юрия Шарого не могли задержать, он как глава города входил в кадровый реестр президента, в котором состоят около 850 человек.

— Мне сегодня не стыдно за мою дружную семью, дорогую жену, сыновей, невесток и пятерых внуков, которые с нетерпением ждут своего дедушку, — заявил Юрий Шарый. — Со всех уголков люди пишут мне письма, поддерживают и верят в справедливость. Я не зря живу в этом мире… Высокий суд, прошу вас проявить честность. На суде я говорил чистую правду. Верю в правосудие и справедливость.

За делом экс-мэра Жодино следит буквально весь город. Еще до начала процесса TUT.BY писал, что местные жители поддерживают Юрия Шарого, отмечают, что он был инициативным и смелым руководителем, город при нем заметно похорошел, был налажен диалог между властью и бизнесом.
«Не осознавал, что могу кого-то подвести»
Другие фигуранты уголовного дела довольно кратко высказали свою позицию. Геннадий Шибко и Наталья Товкач попросили прощения у участников процесса, заверили, что осознали вину и попросили не лишать их свободы.

— Я полностью согласна с предъявленным мне обвинением, — сказала Наталья Товкач. — Каждый день глубоко раскаиваюсь в содеянном и готова понести наказание, которое назначит суд. Но прошу о снисхождении. Уверена, что могу принести пользу обществу и белорусской экономике. Я пользуюсь авторитетом у белорусских и иностранных инвесторов, они с надеждой ждут, что я освобожусь и возьмусь за их проекты… Я не держу зла на тех, кто втянул меня в это, я сама виновата. Это явилось большим уроком. Обещаю, что ничего подобного больше не совершу.


— Я осознал свою вину, искренне раскаиваюсь, — заявил Геннадий Шибко. — На прошлом судебном заседании говорили, что я вышел под залог в связи с (признательными. — Прим. TUT.BY) показаниями. Хочу заверить, что это не так. За два месяца в СИЗО у меня было пять гипертонических кризов, это стало причиной (изменения меры пресечения. — Прим. TUT.BY). Прошу прощения у всех участников процесса. Я до конца не осознавал в тот момент, что могу кого-то подвести. В первую очередь прошу прощения у Юрия Александровича. Прошу суд вынести наказание, не связанное с лишение свободы, я могу приносить пользу обществу. А со своим здоровьем в колонии я буду больше обузой, чем заключенным.

Напомним, гособвинитель запросил для Юрий Шарого наказание в виде 8 лет лишения свободы, Геннадию Шибко — 5 лет лишения свободы, Наталье Товкач — 4 года «домашней химии». Приговор по делу будет оглашен 31 декабря.