«Путин, потеряв Украину, боится потерять и Беларусь, поэтому «неправильные» комментарии Лукашенко комментируются Кремлем критично, но аккуратно. И тут несколько причин, — отмечает на Эхе Москвы Матвей Ганапольский.

Во-первых, Путин воспринимает Григорьевича равным, похожим зверем. Путину еще нужно набрать те года, которыми Лукашенко рулит своим послушным народом.

Кроме того, то самое «углубление вплоть до поглощения», о котором мечтает Путин, может для последнего закончится трагически — как мы помним, еще на первых этапах интеграции Лукашенко был значительно популярнее Путина и даже рассматривался народом России, судя по рейтингам, реальной альтернативой. И это тогда!

А сейчас, когда Путин постарел и всем надоел, может случиться неприятный момент. При объединении Лукашенко вряд ли станет второй персоной. Он хочет быть пусть не первой, но равной — чего стоит его приглашение России вступить в Беларусь, а не наоборот. А при равной ступеньке с Путиным в новой иерархии нового государства, он переиграет Путина в легкую. Россияне давно хотят что-то постсоветское, чистенькое, без злобной риторики и вражды с Западом. И чтобы на начальников орали в прямом эфире из колхоза. И чтобы войны не было, гробов и похоронок.


В общем, Лукашенко для девушки-России завидный жених. И парадокс в том, что состоится ли объединение двух стран зависит совсем не от Путина и его газового шантажа, а от Лукашенко. Он сейчас просчитывает, может ли быть тот самый новый абсолютный пик в его карьере. Пик, который он так терпеливо ждал. И не будет он никаким премьером в новом государстве. Он будет только первым или равным. Равным, чтобы чуть позже стать первым.

Но есть в этой истории и другая, крайне неприятная сторона. Ну, Лукашенко можно устранить. А можно устроить народный бунт за объединение, если Лукашенко не захочет объединяться. И тут важно, выйдет ли кто-то в защиту Лукашенко. Вот с этим, боюсь, у него будут проблемы. Всё его царствование он воевал и уничтожал сторонников независимости. Поэтому, выступления за независимость могут быть — они уже есть. Но они за Беларусь без Лукашенко.

Думается, что развязку интриги вокруг Беларуси ждать недолго — Путину нужно что-то положить россиянам на стол. А поскольку класть нечего, то остается либо новая война, либо полюбовная аннексия.

А любовь — это страшная штука.

Особенно между Путиным и Лукашенко».