Есть 30 «дорожных карт» российско-белорусской углубленной интеграции, плюс самая загадочная и интригующая под номером 31. Эта цифра, как известно, для России тоже непростая — под этим номерам значится статья Конституции, что разрешает митинги, собрания и демонстрации. И вот по роковому стечению обстоятельств №31 стал главной интригой и на «союзных» документах. Александр Лукашенко эту тайну нам приоткрыл: в этой статье речь идет о так называемых наднациональных органах управления российско-белорусским союзом — общем парламенте, правительстве и даже президенте.

Бросается в глаза, что в заявлениях белорусского правителя на этот счет прослеживается некий сумбур. Александр Григорьевич уверяет: мы эту самую карту с Владимиром Путиным не обсуждали, отбросили ее в сторону. Далее он читает историку Алексею Венедиктову лекцию о том, что такое государственный суверенитет — это власть над территорией, которой мы, Беларусь, не делимся. По идее, слушатель должен понять это единственным возможным образом: республика не войдет в состав России и не позволит собой как-то еще управлять, останется суверенной. Будет только экономическая интеграция, о которой Лукашенко говорит как бы вскользь — там таможня, оборона и дипломатия.

Но эта пресловутая карта все-таки существует — ее подготовили. И более того, российское правительство — видимо, Дмитрий Медведев не знает, он-то в Сочи на переговорах с Путиным не был — пыталось эту карту вбросить.

Здесь возможна следующая версия: Дмитрий Анатольевич как бы играет роль плохого следователя. Ведь именно он заведует нефтью, газом и деньгами. Ему нужно дебет с кредитом сводить. Вот он и пытается эту самую карту использовать.


А Путин разводит руками: я-то что? Я к вам всей душой. Но Медведев, понимаете, у него же фонды, социальные обязательства. У нас свои затраты. С премьера и за них спрос. Так что давайте решать, Александр Григорьевич. Вон она — 31-я карта — может быть, логично вернуть ее на стол? Или ищите поддержку в другом месте. Нельзя сказать, что именно так и обстоит дело. Есть еще министры экономического блока. Они тоже могут быть против — с них ведь тоже спрос.

При этом заметно, что на Лукашенко оказывается серьезное давление. И он отбивается, как может: то грозит России войной с НАТО, то мифическими националистами, то готов закупать газ в Польше. Ему тяжело. Старая формула, «я — ваш единственный союзник», больше не работает. Лукашенко проиграл стратег ески. Все на свете когда-нибудь кончается, гласит народная мудрость. Нельзя бесконечно выезжать на одной и той же формуле. Ну, выиграет год. Но ведь все равно рано или поздно придется принимать серьезное и рискованное решение — сказать союзнику «да» или «нет». И в том, и в другом случае он рискует потерять власть. Без субсидий экономику ждет крах. Но теоретически можно начать рыночные реформы и объяснить это народу. А что касается союза, у него ведь может быть только один президент.