В частности, глава района собирал дань с подчиненных и местных руководителей. 
Озвученные на суде факты “Белорусскому партизану” прокомментировал Николай Лысенков, который в 2000-х работал заместителем начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Столбцовского райисполкома и председателем колхоза.

– Первое, что впечатлило после информации о задержании вертикальщиков: супруга Драневского работала начальником отдела экономики в том же Браславском райисполкоме. Это вообще нормально для Беларуси?

– Я такое встречаю впервые. Сам, когда прочитал в прессе, удивился. Допустим, у нас в Столбцах чиновники, заняв пост председателя райисполкома, также пристраивают жен на хорошие должности – но не к себе, а в другие организации: банк, какую-то службу и т.д.

У нас законом запрещено, чтобы близкие родственники работали на руководящих должностях, где один из них находился бы в прямом подчинении другому.

– Кто должен был контролировать ситуацию и не допустить, чтобы супруга Драневского работала начальником отдела экономики?

– Облисполком. Все назначения идут через областной комитет. Думаю, там точно знали, что муж и жена работают в одном ведомстве и находятся в прямом подчинении.

Николай Лысенков

— На суде бывшая управляющая делами Браславского райисполкома рассказала, что Драневский был на хорошем счету в облисполкоме, и там никого не волновало, почему в районе с его приходом начались кадровые перестановки и уходы опытных сотрудников.

– Вот это очень типично для Беларуси. У нас как: приходит новый губернатор – назначает под себя председателей райисполкомов. А главы районов начинают под себя менять руководителей на местах. 

У нас самое главное – вертикаль власти. Чтобы структура была управляемая. А она будет управляемая, если у тебя в подчинении “свои”, лояльные лично к тебе люди, которыми легко управлять.

Поэтому если хороший хозяйственник отказывается подчиняться – его убирают, несмотря на то, что под его руководством предприятие приносило бы хороший результат.

Смена руководителей в большинстве своем сказывается на работе хозяйств и предприятий отрицательно. Хотя бывает, что кадровые перестановки идут в плюс: если, например, при прежнем главе района какой-то руководитель занимал свое место незаслуженно.


Но, как правило, руководителей меняют не потому, что предприятие плохо работает, а потому что председателю райисполкома нужен свой послушный человек во главе.
Добавлю, что как таковых критериев оценки работы райисполкомов нет. 

Эта стуктура, которая не нужна для развития общества. Местное самоуправление было бы намного полезнее, чем нынешняя вертикаль.

– Как считаете, насколько виновен в произошедшем в Браславе губернатор Витебской области Николай Шерстнев?

– Отвечу так: в каждой области выстроена своя система. 

В Браславе подчиненные председателя райисполкома платили ему дань – якобы на некие мероприятия. В Столбцах во время своей работы я такого не встречал. Да, требовалось покормить в столовой колхоза приехавшую проверку – но это везде само собой разумеющееся. 

В то же время в соседнем с нами Кореличском районе (Гродненская область) в 2000-х было нормальным, что руководители хозяйств скидывались на какой-то общак. Два стоящих рядом района – а такая разница.

Считаю: при существующей системе власти все, что происходит на местах, "губернатор", конечно же, должен знать. Проще всего главе облисполкома теперь посыпать голову пелом и говорить “я не знал”. Но на черта такой "губернатор"? 

– В Браславе от предпринимателей на районные субботники требовали по 3 тысячи рублей наличными. Сталкивались с подобным?

– То, что сбрасывались наличными, которые потом неизвестно куда шли, – это нетипичная ситуация. Вообще есть такая практика: председатель райисполкома вызывает предпринимателей и просит: ты это обкоси, ты тут помоги городу. 

Если деньги перечисляются – то на официальный счет ЖКХ или райисполкома. По крайней мере, для правохранительных органов так проще отследить, куда потом уйдут деньги.

– В Браславском районе на селекторных совещаниях по сельскому хозяйству вынуждены были сидеть люди, которые к этой сфере не имели отношения: работники райпо, ЖКХ.

– Когда работал в колхозе, и не такое видел. За хозяйством могли закрепить, например, начальника налоговой или начальника отдела культуры (!). Они должны были выполнять функции надсмотрщиков – доложить, выехал в шесть утра трактор из гаража или нет. Понятно, что это чистая показуха.


– Сотрудники Браславского райисполкома отдавали председателю часть своих премий. Как думаете, почему они шли на такое – просто из-за страха потерять работу? 

– Как я это вижу с психологической точки зрения: когда работники получают премию, то не осознают что она из бюджетных денег, а думают: “А мне же эту премию могли и не дать – теперь не жалко отдать половину денег наверх, откуда они пришли”.
Начальство этим пользуется.

На другом месте в пределах вертикали власти (вне райисполкома) мне руководитель напрямую сказал: купи мне мобильный телефон. 

Я отказался и покупать не стал. Потом этот человек поплатился за свои повадки: со мной не прошло, он взял другого подчиненного в оборот – и понес наказание.