Ультиматум Медведева, повторно произнесенный базарным сленгом, натолкнулся на невнятный лепет белорусских чиновников, не способных даже правдоподобно оправдаться.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев накануне заявил, что с Минском не согласована дорожная карта, посвященная дальнейшей интеграции, включая создание наднациональных органов, единую валюту и единый эмиссионный центр.

Первый вице-премьер Беларуси Дмитрий Крутой, напротив, заявил, что сторонам осталось обсудить лишь несколько вопросов, которые будут закрыты в ближайшие 2-3 дня. При этом он подчеркнул, что на повестке дня исключительно экономические темы, а не политические.
 
Переговорщики сами не знают, о чем договариваются?

Старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб пояснил ситуацию «Белорусскому партизану».

- Понять, что означают заявления обеих сторон, тяжело: очень похоже на какую-то истерику, причем, к сожалению, с двух сторон.

Господин Медведев говорит о наднациональных органах, единой валюте и едином эмиссионном центре едва ли не как о решенном вопросе. Белорусская сторона ранее неоднократно заявляла, что эти темы находятся за пределами красных флажков.

Но проблема в том, что именно белорусское руководство выступает в роли просящей стороны, которой нужна компенсация налогового маневра, или отрицательный акциз. 

Россия озвучивает свои условия для дальнейшего получения экономических преференций; независимо от того, нравится нам это или нет, это право России – озвучивать что угодно. Ответное право белорусского руководства – соглашаться либо нет. 


В итоге мы имеем: неоднократные заявления руководства Беларуси про красные флажки, что ущерба суверенитету не будет, с другой стороны – дорожные карты обсуждались-подписывались в секретном режиме, их содержания никто не знает; существует 31-я дорожная карта либо ее нет – тоже не очень понятно (либо она существует в глубоко засекреченном режиме, либо фантазии российского премьер-министра) [уже после подготовки материала стало известно о заявлении Лукашенко о 31-ой дорожной карте, в которой действительно речь идет о наднациональных органах и единых валюте и эмиссионном центре - БП]. 

Белорусская власть собственноручно загоняет себя в угол и лишает себя союзников в лице белорусского общества. Одно дело, когда тема переговоров активно обсуждается, суть переговоров раскрывается, содержание дорожных карт доступно белорусскому обществу, - и тогда можно опираться на мнение экспертов и реакцию широкой общественности. 

С одной стороны, реакция вроде и есть, но это реакция не очень широкой общественности и непонятно, на что эта реакция, если учесть, что содержимое дорожных карт неизвестно. Скрывая содержимое дорожных карт от своих граждан, на кого будет опираться белорусское руководство – непонятно.

- Медведев заговорил про 31-ю карту, раскрыв ее содержимое: наднациональные органы, единая валюта, единый эмиссионный центр. Насколько логично совмещать три проблемы в одной дорожной карте, в комплексе?

- Сложно себе представить, что Минск может согласиться на что-то одно, но отказаться от двух других составляющих, или выбрать два из трех, На самом деле, единая валюта и единый эмиссионный центр – это один пункт, единая валюта неразрывно связана с единым эмиссионным центром, поэтому надо говорить не про три, а про два пункта. 

По сути единая валюта с единым эмиссионным центром означало бы окончательную сдачу Беларуси, а с другой стороны это может выглядеть как ультиматум, на который Лукашенко очевидно не может пойти. По одной простой причине, и не потому, что он ярый сторонник суверенитета.

Все 25 лет Лукашенко прилагал максимум усилий для того, чтобы сначала получить абсолютную власть, а потом – удержать ее. Лично для господина Лукашенко наднациональные органы и единый эмиссионный центр - не столько урезание суверенитета страны, сколько урезание его персональной абсолютной власти. Исходя из этого посыла, он вряд ли пойдет на это.

Думаю, и в России прекрасно это понимают, поэтому выдвигают заведомо неприемлемые лично для Лукашенко условия.

Для чего? Чтобы поднять градус игры, чтобы под давлением продавить другие пункты, менее существенные для Лукашенко. В общем, жизнь покажет.


- Пресс-секретарь Нацбанка РБ заявил, что все дело в интерпретации: мол, сначала надо посмотреть, как заработают согласованные дорожные карты, а потом можно и к единой валюте подбираться.

- Любые интеграционные объединения изначально строятся на базовых принципах: что делается, для чего делается, с какой целью делается. Поняв это, можно прописывать детализированные карты.

Сейчас получается любопытная ситуация. С одной стороны, Россия заявляет, что не будет компенсации налогового маневра в виде отрицательных акцизов до полной унификации налогового законодательства. Кажется, звучит логично: российский бюджет не обязан что-то компенсировать белорусским предприятиям. 

С другой стороны, принцип равенства условий хозяйствования для предприятий из разных стран – один из основных принципов ЕАЭС. Позиция: мы одним предприятиям компенсируем, а другие предприятия остаются без компенсации – нарушает принципы ЕАЭС.

С третьей стороны, этот принцип ЕАЭС, в нарушении которого сейчас заслуженно обвиняют Россию, ранее нарушался Беларусью, которая своим предприятиям давала льготы, дотации, льготно-директивные кредиты, и сейчас мы очень гордимся, что 50% нашей продукции идет на экспорт в Россию, включая продукты питания, включая продукцию машиностроения. 

А не будь у белорусских предприятий льгот со стороны белорусского правительства – большой вопрос, имели бы ли мы этот рынок в России.
 
На самом деле интеграционные проекты, начиная от "союзного государства" и заканчивая ЕАЭС, - политиканство в чистом виде. Базовых принципов, которых изначально придерживались стороны, нет. Это такое интересное союзничество из разряда «объегорит». 

В этом процессе белых и пушистых нет: Беларусь позволяла себе играть в эти игры, очевидно делая преференции для национальных госпредприятий; когда в ту же самую игру, в которую много лет играло белорусское руководство, включилась Россия, «вспомнили» про принципы равных условий хозяйствования. 

У беспринципного союза беспринципных игроков принципов быть не может. 


- Каковы перспективы «углубленной интеграции» в свете последних заявлений?

- Последние заявления ничего не изменят после ситуации, сложившейся после переговоров Путина и Лукашенко 20 декабря. Возможно, удастся договориться по ценам на газ (наверное, она не сильно изменится по сравнению с существующей). 

Вопрос компенсации так и останется в подвешенном состоянии. И в ближайшей перспективе общего налогового кодекса, общей валюты, общего эмиссионного центра, я думаю, не будет.