Короткое заявление Медведева по Беларуси в подмосковной резиденции «Горки» содержит сразу три важных положения:

Одна из предложенных Кремлем «дорожных карт» в качестве дальнейшего этапа интеграции оговаривает создание наднациональных органов и введение единой валюты (читай: российского рубля) с единым эмиссионным центром (читай: Центробанк России).

Дальнейшая экономическая поддержка Беларуси и Лукашенко со стороны России будет обусловлена исполнением Минском договоренностей по «углубленной интеграции» (читай: сдачей конкретных кусков суверенитета).

Визиты Путина и Медведева в Минск до Нового года не планируются, то есть кремлевское предложение обсуждению не подлежит, Лукашенко предлагается соглашаться на все в пакете.

Подробнее о каждом из этих трех пунктов ниже.


31-я «дорожная карта»
Заявление Медведева объясняет сразу несколько странностей и недоговорок Минска, а главное – почему беларусские власти засекретили весь переговорный процесс от общественности.

После сентябрьской статьи в российском «Коммерсанте» Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь Лукашенко, заявила, что якобы введение “никаких совместных органов” не обсуждается. Позже министр иностранных дел Владимир Макей заявил, что пункта о единой валюте нет, и что предложения о наднациональных органах недопустимы. 

Наконец, в преддверии сочинской встречи Путина и Лукашенко в декабре премьер-министр Сергей Румас также заверил, что «в документах, которые мы будем предлагать главам государств для подписания, никаких наднациональных органов нет».

Эти комментарии создавали впечатление, что Лукашенко удалось отбиться, по крайней мере, от положений о единой валюте и реанимации раздела 5 Договора о создании Союзного государства про наднациональные органы.

Сомнения в этом породил посол Беларуси в России Владимир Семашко, который в самом конце ноября заявил, что вообще-то президенты все так же ставят целью «создать единый парламент и правительство». Правда, и эти слова беларусское посольство в тот же день опровергло, заявив, что они были вырваны из контекста.

Однако на днях на итоговой годичной пресс-конференции уже Владимир Путин однозначно высказался, что для дальнейшей поддержки Беларуси нужны «общие национальные органы – контрольные и эмиссионные».

Похоже, что российская сторона в своем изначальном варианте Программы действий по реализации предложений Договора о создании "союзного государства" предложила и унификацию законодательства практически во всех сферах, и введение единой валюты на определенном этапе, и создание определенных совместных органов.

Однако беларусские власти были уверены, что от самых неудобных пунктов удастся отбиться, а потому решили не «будоражить» беларусскую общественность признанием, что такие серьезные вопросы вообще являются предметом обсуждения и торга. 

В итоге получилось намного хуже – детали последовали из уст другой переговорной стороны. Если Медведев не соврал про предложенные в «дорожной карте» единую валюту и наднациональные органы, то получается, что беларусские чиновники долгое время не просто утаивали от общественности, но и опровергали наличие таких российских условий в рамках переговоров. А ведь они идут в пакете со всеми остальными, указывает Москва.


Вечером – стулья
Весь процесс торга в последние полгода проходил вокруг классического: что должно быть первым – стулья или деньги? Лукашенко и Макей неоднократно давали понять, что сначала Кремль должен покрыть убытки беларусской нефтяной отрасли, снизить цену на газ и пойти навстречу по другим актуальным для Минска вопросам, чтобы далее говорить об «углублении интеграции».

Наиболее беспардонно убедить Москву последовать схеме «деньги вперед» пыталась беларусская государственная пропаганда. Пару недель назад телеканал ОНТ в своем телесюжете заявил буквально следующее:

«Россиянам нужна уверенность в том, что завтра на аэродроме под Оршей не приземлятся самолеты с американскими пехотинцами… Оттого Кремль должен находить очень веские экономические аргументы, чтобы помочь в первую очередь себе, а то вокруг может оказаться сплошь Североатлантический альянс и государство с совсем другой позицией».

Кремль, со своей стороны, в течение года многократно давал понять, что на подобные страшилки более не ведется, и что принцип «деньги вперед» более не работает. Это же снова повторил Медведев: никаких выплат авансом, дальнейшая серьезная поддержка Беларуси и Лукашенко со стороны России будет обусловлена исполнением договоренностей.

Москва настаивает, что сначала страны должны унифицировать законодательство практически во всех сферах (читай: Беларусь должна перейти на российские правовые и институциональные нормы), и уж потом возможны и компенсации за убытки, связанные с «налоговым маневром» в нефтяной сфере, и кредиты, и прочие формы поддержки. 

В Кремле прекрасно понимают, что «углубленная интеграция» на российских условиях лишит Беларусь реального суверенитета и практически необратимо привяжет страну к России; именно это слово употребил в «Горках» Медведев.

Москва: Пакетные предложения не обсуждаются
Беларусская сторона до последнего рассчитывала и по-видимому все так же рассчитывает, что на уровне президентов Программа действий по углублению интеграции будет поправлена, и планы введения общей валюты будут вычеркнуты / замылены / отложены на неопределенный срок. 

Рассчитывая на эту уступку, Лукашенко 10 декабря анонсировал предновогодние встречи с Медведевым и Путиным.

Об этом он сообщил бывшей и нынешнему главам Администрации президента Наталье Кочановой и Игорю Сергиенко по итогам телефонного разговора с Медведевым, который якобы «с удовольствием согласился» прибыть в Минск в предновогодние дни. 

После переговоров с российской стороной на полях евразийского саммита в Санкт-Петербурге Лукашенко уже не был столь уверен во встрече на высшем уровне, заявив, что возможно обсудит «пару президентских вопросов» с Путиным по телефону.

Заявление Медведева о том, что такие встречи не планируются, означает, что Кремль предлагает Лукашенко принять российские условия в пакете, без возможности избирательного подхода.


Итого: перед Лукашенко предстала сложная дилемма. 

С одной стороны, влиятельный Кремль, который требует от очень экономически зависимой Беларуси и политически уязвимого Лукашенко углубления интеграции на своих условиях. 

С другой стороны, представители номенклатуры, которые все больше сомневаются в способности Лукашенко обеспечивать выгодные договоренности с Кремлем, и миллионы беларусов, не желающие сдавать суверенитет. 

И все это на фоне низкого рейтинга и грядущих президентских выборов.







X