Искусственное удержание на плаву неплатёжеспособных, физически и морально устаревших, предприятий – государственная белорусская традиция последних 25 лет. Между тем, в остальной Европе подобная тактика не правило, а исключение, пишет "Солидарность".

Предприятия-«титаники» в Евросоюзе спасают редко и неохотно, потому что подобный вид помощи считается вредным для конкуренции, а значит, и для экономики в целом. Если в ЕС и решают кого-то удержать на плаву, то делают это по специально разработанным правилам государственной помощи.

На госпомощь могут рассчитывать компании: а) находящиеся в плохом финансовом состоянии; б) с низким кредитным рейтингом; в) с потерей большей части уставного капитала; г) с открытым делом о банкротстве; д) с малым доходом и огромной кредиторской задолженностью. При этом действующие правила запрещают помогать компаниям, работающим менее трёх лет, а также предприятиям угольной и металлургической отраслей.

Оказывать помощь или нет, решает Еврокомиссия, которая проверяет, соответствует ли компания условиям предоставления господдержки по общему и специальным критериям. После анализа критериев для каждого вида помощи, которую компания рассчитывает получить – то ли она просто хочет поправить своё финансовое состояние и восстановить платёжеспособность, то ли ей нужна радикальная реструктуризация, то ли и то, и другое вместе – комиссия определяется с решением.

Для начала государство может поддерживать компанию на плаву до 6 месяцев, но исключительно госкредитами и гарантиями с платой государству за пользование такой помощью. Считается, что этого времени достаточно, чтобы предприятие могло восстановиться, составить глобальный и долгосрочный план выхода из кризиса или принять решение о ликвидации.

Если по истечении полугода компания восстановит платёжеспособность, почувствует перспективы на будущее и докажет Еврокомиссии их осуществимость, у неё есть шанс получить помощь и на реструктуризацию. Если же компания поймёт, что перспектив у неё нет, государство поможет ей ликвидироваться.

При долгосрочной помощи и предоставитель, и получатель должны доказать Еврокомиссии, что она не зря позволяет вкладывать госресурсы. Иногда комиссия корректирует планы реструктуризации и отдельно прописывает дополнительные условия предоставления помощи.


Но в любом случае – и на восстановление платёжеспособности, и на реструктуризацию – и помощь будет ограниченной: правила запрещают стопроцентное финансирование процедуры оздоровления компаний.

Максимальный размер помощи на восстановление будет равен объёму финансирования, необходимого для поддержания текущей деятельности компании до полугода. Для реструктуризации государство может предоставить до 75% от необходимого финансирования, а другие расходы между собой должны поделить акционеры. Более того, в следующий раз госпомощь на реструктуризацию нельзя будет получить ранее, чем через 10 лет.

Это, конечно, довольно жёсткие условия, но зато европейские компании не позволяют себе работать шаляй-валяй. В отличие от белорусских предприятий-«титаников», уверенных, что в трудную годину Батька бросит спасательный круг. Даже если година эта настала из-за неадекватности вызовам времени и несоответствия требованиям рынка.