Кредитные страдания Минска начались в конце октября. Сначала стало известно, что Беларусь не получит последнего транша кредита Евразийского банка развития размером 200 млн долларов. И сразу после этого – очередной удар: неподписание правительственного кредита из России на 630 млн долларов, сообщает "Белсат".

Валерия Костюгова, политолог, экспертное сообщество «Наше мнение»:

«Он, как я поняла, спрятан в пакете договоренностей, что Россия надеется получить от Беларуси. Там все в комплексе: там и газ, и нефть, и какие-то там дорожные карты, и все такое».

Помимо прочего, нерешенный с Кремлем вопрос о так и не раскрытых дорожных картах мешает получить компенсацию за грязную нефть, которой Россия залила белорусские НПЗ еще в апреле. Якобы предвидя проблемы под конец года, отечественное Министерство финансов еще летом начало переговоры с Поднебесной. И вот в понедельник – ссуда. Уникальная в наших с Китаем отношениях.

Вадим Иосуб, старший аналитик «Alpari»:

«Все предыдущие кредиты были связанными, то есть шли на финансирование конкретных проектов, связанных с Китаем, и сразу шли на оплату китайского оборудования, китайских товаров, работы китайских подрядчиков. Сейчас мы впервые получили несвязанный кредит, то есть Беларусь может сама распоряжаться этими деньгами».

Скорее всего. Ведь китайские кредиты имеют такую ​​особенность: публично не озвучиваются условия, на которых Поднебесная выдает деньги. Так и в нашем случае – не известно ничего. Почти.

Леонид Злотников, экономист:

«Оговорка такова, что этот кредит будет способствовать белорусско-китайской торговле, ее развитию. Ну, а для нас развитие этой торговли не очень выгодно – мы примерно в два раза больше импортируем, чем экспортируем».

На сегодня Китай – второй по количеству займов кредитор нашей страны, мы должны Поднебесной вот уже более трех с половиной миллиардов долларов. Прямых заимствований из России в Минске накопилось примерно вдвое больше. За свои кредиты Пекин реализует в Беларуси целый ряд проектов. Возможно, значимых для нашей страны, но не для Китая.

«Беларусь, в частности белорусский президент, очень любит называть Китай стратегическим партнером. Но я думаю, что сам Китай вряд ли догадывается, что Беларусь для него – стратегический партнер. Это очень малая экономика для Китая», – полагает Вадим Иосуб.

Из громких проектов невозможно не упомянуть эпопею вокруг целлюлозно-бумажного комбината в Светлогорске. Его собирались сдать еще четыре года назад, но из-за упущений в строительстве по вине китайской корпорации САМС и протестов местных жителей достраивают предприятие уже белорусы. Это не единственный такой пример.

«Точно так же китайские кредиты были в Добруше – на бумажной фабрике. Мы знаем, что там тоже все уже давно просрочили, всю эту фабрику никак запустить не могут. Строили ее, строили китайские строители и уехали, не достроив, поскольку несведущие», – утверждает Леонид Злотников.


Есть и куда более удачные примеры сотрудничества. Беларусь получила от Китая в дар несколько десятков бронемашин «Смок». А разработанные у нас и вооруженные китайскими ракетами «Полонезы» Лукашенко называет ответом на расширение НATO на Восток:

«Когда начали там ракеты размещать различные… Мы ответили. Мы создали свой комплекс «Полонез». Они заплакали: что вы на нас нацелили? Я говорю: убирайте свои ракеты!»

И, конечно, индустриальный парк Великий Камень – не только как особая экономическая зона, но и как перевалочный пункт на пути амбициозного китайского проекта «Один пояс, один путь» – фактически современная версия шелкового пути. По нему через Беларусь на Запад идут три из четырех поездов из Поднебесной. А изначально собирались идти другим путем.

Леонид Злотников:

«Он рассчитывал, что его путь шелковый отчасти пройдет через Украину, но после 2014 года, после известных событий, они стали смотреть на Беларусь, что можно увеличить число контейнеров, которые проходят на Запад через Беларусь».

Естественно, что Поднебесная не могла рисковать и пускать свои грузы, идущие через два континента, транзитом через пророссийские сепаратистские республики. Даже не брезгливый в выборе партнеров Пекин сразу изменил вектор своего шелкового пути. И именно с 2015 года сотрудничество с Беларусью существенно увеличилось.

Возможно, этот путь и военное сотрудничество с Поднебесной станут дополнительной гарантией нашего суверенитета в условиях тревожных переговоров об интеграции? По словам специалиста, Пекину, естественно, проще работать с независимой страной, но…

«Суверенная независимая Беларусь… Экономическое законодательство у нас такое, что с нашей страной никто особо не хочет работать… Китай, как и все остальные страны, заинтересован в том, чтобы наше экономическое законодательство менялось, и может наступить момент когда-то, когда и Китаю, и России, и всему остальному миру может быть все равно, по каким причинам оно наконец меняется», – полагает Валерия Костюгова.

Учитывая, что мы не имеем практически никаких точных сведений о содержании так называемых дорожных карт в интеграционных переговорах, возможно, оно действительно изменится уже в ближайшее время. По российскому образцу.








X