За предыдущие лет десять Большой театр Беларуси стал одним из самых посещаемых театров страны, приобрел респектабельность и лоск, заработал впечатляющий международный авторитет. Но происходящее в стенах Большого в последнее время вызывает тревогу за его будущее.

Тревожные звоночки раздаются то ту, то там. Много вопросов вызвал недавно прошедший традиционный Минский международный Рождественский оперный форум.

 

Скоропалительные новации

В этом году форум прошел в усеченном формате — без конкурса молодых вокалистов и без приглашения иностранных театральных критиков.

Странно, что решение проводить конкурс вокалистов раз в два года было принято именно в этом году, когда форум отмечал десятилетие. Логичнее было бы провести юбилейный форум по сложившейся традиции, а потом объявить, что последующие будут проходить по-новому.

Пока же такой сюрприз вызвал среди публики разговоры о том, «как бы этот форум вообще не прикрыли». А такой шаг может нанести Большому театру большой имиджевый урон и сказаться на его международном авторитете.

Конкурс молодых вокалистов был нужен не только музыкальной общественности Минска, но и нашим оперным артистам. В жюри конкурса присутствовали директора зарубежных театров, а это шанс получить приглашение выступить на сцене европейских театров — и заработать плюсик не только для личной карьере, но и для своего театра.

 

А критики кто?

Традиционно к нам на оперный форум приезжали маститые театральные критики. Потом они, конечно, делились впечатлениями о белорусской опере и стране в целом с читателями в своих СМИ. Поверьте, что такая реклама гораздо эффективнее той, которая прямо в лоб.

В этом году вместо приглашения мэтров объявили конкурс молодых музыкально-театральных критиков, участниками которого могли стать студенты творческих вузов. Девяти счастливчикам, первыми подавшими заявки, организаторы предоставили места в зрительном зале, остальным — без предоставления места в зале. Конкурсанты должны написать один или несколько материалов и представить их жюри конкурса, которое состоит из профессиональных музыкально-театральных критиков и искусствоведов. Лучшие работы объявят в январе и опубликуют на сайте театра.

Вспомнилась пресс-коференция заслуженной артистки Беларуси, заведующей балетной труппой Татьяны Шеметовец, которая с нескрываемой горечью и недоумением рассказывала, что нынешние выпускники хореографического колледжа не удосужились за годы учебы посмотреть весь балетный репертуар театра. В университете культуры, говорят, и вовсе есть студенты, которые поступили на творческие специальности, но при этом ни разу не были ни в одном театре.

Хочется надеяться, что среди девяти молодых критиков найдутся те, кто раньше бывал в Большом. Но этого мало. Театральному критику нужны «насмотренность» — тут мало увидеть спектакли «в рамках форума», и кругозор — хорошо бы еще заглянуть в оперу, например, Белостока или Львова.

 

Почему «родителей» спектаклей оставили в тени?

Так что же осталось от Минского Рождественского оперного форума международного? В театре сообщили, что к нам приехали более 130 гостей из 16 стран. В основном гости участвовали в двух гала-концертах. Что касается приглашенных солистов в спектакли, то это обычная практика Большого театра.

В день открытия форума давали «Князя Игоря». Это премьера 87-го сезона. Блестящая задумка постановщиков: режиссера Галины Галковской, дирижера Александра Анисимова, хормейстера Нины Ломанович, балетмейстера Юрия Трояна прекрасно воплощена нашими и приглашенными артистами. Билеты, кстати, были полностью распроданы за две недели до спектакля.

Трехчасовой спектакль — динамичное, захватывающее, яркое действие. Свою заметную роль здесь сыграла сценография Вячеслаав Окунева и компьютерная графика Елены Ахременко.

Все было прекрасно, лишь большое недоумение вызвал тот факт, что на поклон постановочная группа, за исключением Александра Анисимова, не вышла. Что за демарш, подумалось?

Все с точностью повторилось и на других спектаклях форума. Снова без режиссера и хормейстера. А ведь хор Большого театра — это давно не статисты. Они полноценные участники действа, по-актерски проявляющие себя в массовых сценах. К слову, во всех операх на хор ложится большая нагрузка.

И на спектакле «Турандот» на поклоне обошлись без режиссера-постановщика Михаила Панджавидзе. Вокруг его персоны сейчас скандал, но это не отменяет его заслуг как творческой единицы. Как ни крути, но во многом благодаря Михаилу Александровичу белорусская опера обрела любовь публики.

За «Князя Игоря» все артисты, исполнявшие главные партии, получили дипломы участников конкурса и по три казенных цветочка. А вот Национальный академический театра оперы и балета Украины, который привез на форум осовремененную версию «Севильского цирюльника», получил один диплом на всех. Хотя из Киева в Минск приехала не какая-то антреприза, а полноценный спектакль — 114 человек

Размышляя, почему же организаторы форума так радикально пошли против театральных традиций, напрашивается только одно объяснение: банально сэкономили на цветах и дипломах.

 

Театр начинается и с буфета тоже

За последние десять лет публика привыкла к доброжелательной, праздничной атмосфере в театре. В стенах Большого зритель чувствовал себя желанным гостем. Теперь в этом нет уверенности.

Например, для «Князя Игоря» не напечатали программки. Женщины в униформе говорили, что «есть только каталог форума за 8 рублей». Поклонников, которые бы коллекционировали такие каталоги, не так уж много. Они интересны участником форума, спонсорам. Рядовой зритель нуждается в программке, где птичкой отмечены фамилии выступающих артистов. Правда, на заключительном концерте уже были программки.

В театре есть своя служба общепита, несколько буфетов для зрителей. Так вот раньше находился работник, убирающий со столов использованную посуду, теперь, видимо, сократили такую единицу.

Если учесть, что наши люди приходят и в заведения, и в театральный буфет, чтобы «посидеть», то очень проблематично найти место, чтобы выпить чашку кофе. Половину из тех, кто занял сидячие места, не сдвинешь, даже когда у них пустые бокалы и чашки. Но если бы официант вовремя собирал пустую посуду, то и сидеть за пустым столом было бы не с руки, да и на стойках не было бы гор грязной посуды.

А ведь из таких мелочей складывается общее впечатление.

 

Экономия на спичках

Очень не хочется, чтобы недавние кадровые перестановки в Большом театре привели к творческому кризису, к тому, чтобы театр начал мельчать, из игрока на международной сцене превращаться в театр местного значения. Не хотелось бы, но оказывается — уже.

Вот что пишет Михаил Панджавидзе на оперном форуме: «Театр вышел из Opera Europe и Operabase. Всё. Мы — местного значения. 2000 евро, кажется, взнос в год был. Отказались платить».

Похоже, Большой театр вступил в полосу жесточайшей экономии. И это можно было бы понять, если бы в экономике был глубокий кризис, упала посещаемость. Но ничего такого не наблюдается. И билеты прекрасно раскупаются и на оперу, и на балет.

Получается экономия на спичках, из-за которой вмиг теряется респектабельность, а именно таким по умолчанию должен быть Большой театр.