Юрий Гаравский, признавшийся в соучастии в убийствах критиков Лукашенко в 1999 году, ответил на слова Павличенко, что он якобы пил и сидел в тюрьме.

Фото: DW

Гаравский рассказал DW, что по приказу основателя СОБРа подполковника Дмитрия Павличенко участвовал в похищениях и убийствах оппозиционных политиков, добивавшихся отставки Александра Лукашенко. Это были экс-глава МВД Юрий Захаренко, экс-глава Центризбиркома Беларуси Виктор Гончар и бизнесмен Анатолий Красовский.

Павличенко заявил, что в 1999 году Гаравский не служил, а отбывал наказание за вымогательство, и обвинил его в пьянстве. Чуть позже основатель СОБРа забрал свои слова обратно, заявив, что все перепутал и вообще не помнит такого бойца.

«Теперь я могу дышать полной грудью и до конца уже идти показывать, что совершала власть по приказу Лукашенко. По-любому он был в курсе всех этих событий», — сказал после интервью Гаравский, который сейчас находится в Германии.

«Я не знаю, почему Павличенко так отнекивается от меня. Он наблюдал за мной, за моими поступками, как я физически подготовлен, морально устойчив, какие у меня данные.

По поводу того, что я бухал: я никогда в жизни не напивался так, чтобы не помнить ничего. Я работал у людей, ехал на служебной машине, там дорога поворачивала вправо. И в меня на скорости влетела фура.

В 1999 году в тюрьме я не сидел. В моем военном билете стоит: 15.07.1998 года принят на военную службу по контракту командиром в/ч 3214, номер приказа 134 от 15.07.1998. И в похищениях я участвовал как контрактник первой роты в/ч 3214. То есть СОБРа как такового еще и не было, он был создан задним числом после ранения одного из бойцов. И меня в него зачислили», — продолжил Гаравский.

Он также рассказал, что за уголовное дело имел ввиду Павличенко.

«Я тогда решил умолчать об этом. Но сегодня вижу, что всю мою жизнь, все белье выворачивают наизнанку. Я и Будько подъехали к знакомым Павличенко по его просьбе, сказали, что мы от него. Они нам объяснили всю ситуацию, ну и мы начали разбираться. Там люди должны были, грубо говоря, 25 тысяч долларов. Они в ответ написали заявление, что у них вымогают деньги, и нас арестовали. Но нас выпустили, дело передали в военную прокуратуру, и оно дошло до суда. По суду всем предпринимателям были даны сроки. Владимиру Будько дали три года химии, а мне — четыре года», — уточнил он.