Один из основных месседжей состоит в том, что Томчин обвинен именно по ст. 431 УК (дача взятки). А к этой статье есть следующее примечание:

Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки либо если это лицо после дачи взятки добровольно заявило о содеянном и активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления.

По словам адвоката, в судебном заседании установлено, что Томчин 21 августа 2018 года в строгом соответствии с законодательством обратился к органу уголовного преследования с явкой с повинной. А 29 августа было дополнение к повинной.

«...Однако от уголовной ответственности в соответствии с Примечанием к ст. 431 УК освобожден не был. И в этой части органом уголовного преследования нарушен уголовный закон!» — заявил адвокат.

К тому же защитник считает, что в целом обвинение, которое предъявили Томчину, «в своей большей части является необъективным, незаконным и необоснованным».

Часть обстоятельств, описанных в обвинении, по словам адвоката, не были подтверждены на суде и «являются вымыслом, домыслом, предположением».

Леонида Томчина обвинили в том, что он:

1) в один из дней 2007 года вступил в преступный сговор с  на дачу взятки   в крупном размере;

2) действовал во исполнение единого преступного умысла, направленного на дачу взятки в крупном размере;

3) с 2007 по 2013 год в Бресте через Альтшулера передал Гнитию в качестве взятки не менее 12,5 тыс. долларов (202,9 БВ);

4) 10 июня 2014 года в Бресте взятка составила не менее 1 тыс. долларов (67,5 БВ);

5) 17 февраля 2015 года в Витебске — не менее 1,5 тыс. долларов (123,8 БВ);

6) действуя с группой лиц по предварительному сговору с Альтшулером, 7 июня 2013 года, находясь в кафе «Жюль Верн» (в Бресте), передал Гнитию взятку в размере не менее 2 тыс. долларов (174,2 БВ).

Адвокат, как и полагается, озвучил целый ряд претензий к этим пунктам. Во-первых, не раскрывается методика расчета окончательного размера взятки: какие курсы валют использовались, на какую дату берется размер базовой величины и т. д.


...Обвиняемый вправе знать, от какого обвинения ему следует защищаться! И иметь возможность осуществлять эту защиту!

Другая претензия: в обвинении не отражены никакие смягчающие ответственность обстоятельства. Хотя Томчин признал ну в каждой даче взятки. Но он отвергает некоторые моменты. Например, выступил против того, что изначально, уже в 2007 году, вступил с Альтшулером в преступный сговор на дачу взятки Гнитию в крупном размере. Томчин также не согласен с тем, что в передаче взятки Гнитию 7 июня 2013 года участвовал Альтшулер.

Другой нюанс состоит в том, что на суде Томчин признал: он давал деньги Альтшулеру для их дальнейшей передачи Гнитию в качестве подарка, благодарности за сотрудничество с ООО «ВитФармМаркет».

О том, что подобная благодарность является взяткой, Томчин узнал в ходе следствия, но он соглашается и не оспаривает данное обстоятельство.

Защитник обратил внимание на то, что аптечная сеть холдинга Томчина была представлена ранее во всех регионах Беларуси, кроме Брестской области.

Вполне естественно, что он был заинтересован в открытии аптек холдинга в данном регионе. Процесс открытия аптек жестко регулировался Министерством здравоохранения, и особо учитывалось мнение руководителей региональных фармаций. Из бесед с представителями некоторых коммерческих структур Томчину было известно, что Гнитий не был сторонником открытия негосударственных аптек. Он понимал, что без налаживания отношений и договоренности с Гнитием они получат отрицательный ответ на официальное обращение холдинга. Он решил предварительно лично встретиться с Гнитием и выяснить его отношение к возможности открытия аптек холдинга „АптекаГрупп“ в Брестской области и заручиться его поддержкой в этом вопросе.

Также адвокат в своей речи отметил, что 7 июня 2013 года Томчин по окончании встречи с Гнитием поздравил последнего с Днем медицинского работника и передал ему конверт с 2 тыс. долларов.

Смущает защиту и то, что по двум взяткам постоянно назывались одни и те же суммы. Но по другим эпизодам они существенно изменялись.

Общий размер взяток определен стороной обвинения исключительно на показаниях Гнития, однако исходя из максимальных значений, что ухудшает положение обвиняемых. При этом Гнитий, как указано выше, неоднократно менял свои показания в части размера передаваемых ему сумм и не смог объяснить эти противоречия суду.







X