На оппозиционных акциях иногда все еще можно увидеть их портреты. В начале этого года родные получили справку из Следственного комитета, что расследование приостановлено. 

Заявление бывшего бойца СОБР Юрия Гаравского, который утверждает, что причастен к похищению и убийству политиков, может стать поводом его возобновить. 

TUT.BY решил вспомнить, кем были Захаренко, Гончар и Красовский, и как из людей «команды Лукашенко» они стали его политическими противниками.

Захаренко хотел объединить вокруг себя силовиков
Юрий Захаренко родился в 1952 году в деревне Василевичи Речицкого района. Свою карьеру он начинал следователем, возглавлял следственный отдел, до 1991 года был замначальника управления внутренних дел Гомельского облисполкома. 

Дальше его переводят в Минск. С 1991 по 1992 год — замначальника Межрегионального управления по борьбе с организованной преступностью МВД СССР, дальше — начальник Следственного комитета МВД — до 1994 года. 

На первых президентских выборах был в команде кандидата Александра Лукашенко.

Александр Федута в своей книге «Лукашенко. Политическая биография» предположил, что должность министра уже при президенте Лукашенко 42-летний Юрий Захаренко получил за «расследование обстоятельств так называемого выстрела в Лиозно» (инсценировка покушения на депутата и кандидата в президенты Лукашенко в июне 1994 года). 

Федута в 1994-м был также в команде Лукашенко. После его победы он возглавил управление общественно-политической информации Администрации президента, через полгода ушел в отставку, а потом и в оппозицию.

Юрий Захаренко возглавлял МВД, когда в ночь с 11 на 12 апреля 1995 года ОМОН и сотрудники службы безопасности президента силой вывели из здания парламента голодавших депутатов, которые протестовали против референдума.

В октябре 1995-го Лукашенко отправил Захаренко в отставку.

Есть три версии произошедшего. Первую версию высказывал сам Юрий Захаренко: по его словам, Лукашенко требовал от него выполнения любого приказа, Захаренко говорил, что был готов действовать только по закону. 

Вторая версия — о политической конкуренции (очевидцы тех событий называют ее наиболее правдоподобной) — между Захаренко и управделами президента Иваном Титенковым разгорелся конфликт, и Лукашенко отдал предпочтение Титенкову.

Третья версия — официальная — Захаренко отправили в отставку за грубые финансовые нарушения и упущения в работе, он также был понижен в звании — от генерал-майора до полковника.

Однако Юрий Захаренко продолжил оставаться заметной фигурой в белорусской политике, хотя по воспоминаниям соратников явно президентских амбиций у него не было. 

Захаренко перешел на сторону оппозиции, вошел в Национальный комитет Объединенной гражданской партии. В феврале 1998 года возглавил комитет по безопасности в составе альтернативного, так называемого «теневого правительства». 


Весной 1999-го Захаренко активно участвовал в организованной оппозицией кампании по выборам президента, входил в команду бывшего премьер-министра Михаила Чигиря, ездил по стране, организовывал группы по сбору подписей. 

Был инициатором создания «Союза офицеров Беларуси», который должен был объединить силовиков, разделяющих демократические ценности.

Утром 7 мая 1999 года он встречался с бывшим командиром бригады спецназа в Марьиной Горке Владимиром Бородачом. Обсуждали слежку, которая велась за Захаренко как минимум с марта 1999-го — на автомобилях «БМВ» и «Опель». 

Товарищи пришли к выводу, что Юрию Николаевичу ничего не угрожает: считается, что открытая слежка — лучшая охрана. 

Вечером Захаренко позвонил домой, сказал жене: «Скоро приду, грей ужин», но домой так и не вернулся. 

Известно, что в 23 часа он поставил машину и направился к своему дому, который находился в метрах 900 от стоянки. На пешеходную дорожку около дома №8 корпус 3 по улице Могилевской выехал на скорости автомобиль «Жигули-2105» темного цвета с тонированными стеклами, три человека крепкого телосложения, насильно затолкали Захаренко в салон. Политик звал на помощь. Автомобиль уехал, а двое мужчин из группы захвата разошлись по сторонам.

Уголовное дело по факту убийства было возбуждено спустя четыре месяца — 17 сентября 1999 года. Первое время активно выдвигалась версия, в том числе в прессе, что Захаренко жив и просто прячется за границей. То же потом говорили и о других пропавших политиках.

В пользу этой версии послужило внезапное интервью бывшей главы Нацбанка Тамары Винниковой. Винникова с 1997 года проходила обвиняемой в коррупционном преступлении. Из-за проблем со здоровьем ее перевели из СИЗО под домашний арест — она находилась под круглосуточной охраной, но 7 апреля 1999 года, за месяц до исчезновения Захаренко, просто пропала. 

В декабре того же года Тамара Винникова объявилась в Лондоне, в интервью Ирине Халип она рассказала, что якобы смогла выбраться из квартиры, пока сменялась охрана, пересекла границу и получила политическое убежище в Великобритании.

Ни родные Захаренко, ни правозащитники, ни соратники, которые по крупицам собирали данные об исчезновении политика, не верили, что он прячется за границей.

Супруга и дочери Юрия Захаренко, опасаясь за свою жизнь, уехали в Германию, где им предоставили политическое убежище. Внук Кирилл тоже живет в Германии, он хочет служить в немецкой полиции. 

В Беларуси оставалась пожилая мать политика, все эти годы она ждала, когда раскроется правда об исчезновении сына, но так и не дождалась - в прошлом году Ульяна Григорьевна умерла.

Дочь Юрия Захаренко Елена в интервью «Народной Воле» говорила, что 7 мая — трагический день в их семье:

— В этот день моментально перевернулась вся наша жизнь. Мы знаем, когда был похищен отец, но не знаем, когда и как он умер. Не знаем, что с ним делали после похищения: как и где над ним издевались, пытали… 

А у нас ведь даже нет возможности на могилу сходить. Да и где она, эта могилка? Все же когда человек хоронит своего близкого, видит его в гробу, прощается с ним, через некоторое время сердце как-то успокаивается. А мы ведь не попрощались с отцом, он для нас между небом и землей.

В октябре 2014 года семья Захаренко обратилась в Следственный комитет Беларуси с ходатайством о прекращении расследования по делу о его исчезновении и предоставлении всех документов для ознакомления. 

Но расследование постоянно продлевалось, а спустя 20 лет, в январе 2019 года, Следственный комитет приостановил расследование дел об исчезновении экс-министра внутренних дел Захаренко «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

#1#
«В Гончара влюблялись семьями»
Виктор Гончар родился в 1958 году в поселке Радичево Слуцкого района. Окончил юридический факультет Белгосуниверситета, несколько месяцев поработал стажером в адвокатуре, после чего ушел в науку, преподавал право в «нархозе». 

В 1990 году был избран депутатом Верховного совета 12-го созыва. В апреле 1994 года, еще до первых президентских выборов, баллотировался в Конституционный суд, но не получили поддержки большинства депутатов. 

Гончар как член Конституционной комиссии в парламенте добивался введения в Беларуси должности президента. По воспоминанием очевидцев, выступления его были запоминающимися, он сразу стал заметным политиком.

— Виктор Гончар, бесспорно, принадлежал к числу наиболее ярких политиков, кому путь к вершинам власти в Беларуси был открыт перестройкой, — писал о нем Александр Федута в книге «Лукашенко: Политическая биография». —  В Гончара влюблялись семьями. Он был молод, хорош собой и самоуверен.

Кинорежиссёр Юрий Хащеватский вспоминал, что все знакомые дамы влюблялись в Гончара истерично — не политически, а физически.

— Чуть позже я в полной мере оценил его прекрасную юридическую подготовку, но именно благодаря ей с Гончаром было крайне сложно работать для кино: он даже под объективом кинокамеры старался как можно точнее выбирать слова, формулировать фразы, отчего казался напряженным, как будто палку проглотил. 

И лишь потом, в последний период нашего общения, я увидел его обаятельную улыбку и ощутил его несомненную харизму. Это была харизма человека яркого, решительного, ясно знающего, чего он хочет от жизни.

На президентских выборах в 1994 году Виктор Гончар вошел в команду Александра Лукашенко. Депутат ВС 12-го созыва Сергей Наумчик вспоминал, что у Виктора Гончара и тогдашнего председателя комиссии Верховного совета по законодательству Дмитрия Булахова был план: после выборов Гончар должен быть назначен премьер-министром, а Булахов — председателем Конституционного суда. 

Затем, когда после обвинений в нарушении Конституции Лукашенко отстранят от власти, Гончар будет избран президентом, а Булахов возглавит Верховный совет.

Однако после победы на выборах Александр Лукашенко назначил Виктора Гончара вице-премьером, но уже через полгода он был отстранен от должности. Гончар перешел в открытую оппозицию к президенту, вступил в Объединенную гражданскую партию. С 1995 по 1996 год был генеральным секретарем Экономического суда СНГ.

В 1995 году избран депутатом ВС 13-го созыва и председателем Центральной избирательной комиссии. 

Осенью 1996-го Лукашенко заявил о намерении провести референдум, основным вопросом было изменение Конституции, значительное расширение полномочий президента. 

Гончар заявил, что Центризбирком не признает результаты голосования. После этого Лукашенко своим указом снял с должности Гончара, хотя по закону председателя ЦИК, как и весь состав комиссии, назначал Верховный совет. 

Сотрудники службы безопасности президента физически вытолкнули Гончара из здания ЦИК, его должность заняла Лидия Ермошина, которая вот уже 23 года руководит проведением выборов в Беларуси.

Депутаты, которые не поддержали итоги референдума в 1996 году и настаивали на законности Конституции 1994 года, выбрали Гончара председателем «альтернативного» ЦИК. 

Он был одним из организаторов кампании по проведению выборов в 1999 году (при этом согласно изменениям в Конституцию после референдума-1996, срок полномочий Лукашенко был продлен до 2001 года), которые фактически не произошли. 

Гончар вместе с соратниками готовил почву для проведения импичмента Лукашенко.

16 сентября 1999 года Виктор Гончар исчез вместе со своим другом, Анатолием Красовским.

Семья Виктора Гончара — единственная из семей исчезнувших политиков, которая осталась в Беларуси, но ее члены практически не общаются с прессой. 

В 2005 году, на 78-м году жизни умерла мать политика. После исчезновения сына она неоднократно обращалась к силовым структурам и непосредственно к Александру Лукашенко:

— Вспомните мою доброту, простоту и гостеприимность по отношению к Вам. Помогите вернуть мне сына! — просила Валентина Гончар в 1999 году.

В 2000 году в письме к силовым структурам Беларуси она написала:

— Пожалейте мою седину, мое материнское сердце, не дайте мне умереть, не увидев сына. Не молчите, откликнитесь.


Ответа на свои письма к властям Валентина Гончар не получила.

Известно, что супруга Зинаида вскоре после похищения Виктора потеряла работу в Институте зоологии Академии наук — ее попросили уйти. 

В интервью американскому профессору Григорию Иоффе в 2011 году Александр Лукашенко заявил, что сам дал указание, чтобы жену Гончара устроили в Академию наук. 

«Потому что я знал Зину Гончар, у них дома бывал, сын у него, не знаю где, правда, сейчас, обязательно помоги, от моего имени. Он пошел, встретил, поговорил с ней, устроил на работу. То есть я же не бросаю этих людей, которых я когда-то знал. Ну, а те заигрались в политику. Но до сих пор никто не знает, где они».

Однако повторно на работу в Академию наук Зинаиду Гончар не приняли. Много лет она работала в редакции газеты «Голас Радзімы» (холдинг «СБ. Беларусь сегодня»), куда ей помог устроиться бывший главред «СБ» Павел Якубович

После того, как Якубовича сменил Дмитрий Жук, Зинаида Гончар некоторое время работала в «Народной воле». 

Сын Виктора Андрей был еще школьником, когда отца похитили. Он получил юридическое образование, занимался бизнесом. Андрей вместе с семьей живет в Минске, в той самой квартире, куда не вернулся Виктор Гончар.

«О мести я не думаю. Я думаю о справедливости»
Анатолий Красовский родился в 1952 году в Крупках. Окончил физический факультет БГУ, занимался наукой, в начале 1990-х ушел в бизнес — создал фирму «Красико», которая занималась поставками экзотических овощей, фруктов, виноматериалов, а также издательством журналов, строительством, оптовой и розничной торговлей. 

Поддерживал благотворительные организации, Белорусскую гильдию актеров, Березинский биосферный заповедник. Также финансово помогал общественным организациям, в том числе политическим. Был близким другом Виктора Гончара.

Газета «Народная воля» так писала о Красовском: «О внезапно пропавшем бизнесмене Анатолии Красовском писать сложно. И не потому, что он известный в республике человек. Красовский — личность. Self made man (человек, сделавший себя сам)».

Вечером 16 сентября 1999 года Виктор Гончар и Анатолий Красовский приехали в баню, расположенную в Минске по улице Фабричной, 20. Последний раз их видели примерно в 22.35, когда оба вышли из здания и сели в принадлежавший Красовскому Jeep Cherokee. 

После их исчезновения следствие обнаружило на прилегающей территории осколки пластмассовых рассеивателей автомобиля, следы его торможения и удара машины о дерево, а также следы крови.

Семья Анатолия Красовского была вынуждена уехать за границу — известно, что супруга Ирина живет в США, старшая дочь Валерия — в Нидерландах. Все эти годы родные добиваются расследования как в Беларуси, так и на международном уровне.

— О мести я не думаю. Я думаю о справедливости. Для меня непонятно, как вообще такое могло произойти в центре Европы. Я с этим живу и жду справедливости. А больше, чем справедливости, я жду ответа на вопрос, что произошло и где мой отец, — заявляла дочь бизнесмена в интервью «Радыё Свабода».


Руководитель Белорусского документационного центра Раиса Михайловская сообщила TUT.BY, что семья Анатолия Красовского готовит очередное обращение в Следственный комитет Беларуси с требованием проверить заявление бывшего бойца СОБР Юрия Гаравского, который утверждает, что причастен к убийству Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Юрия Захаренко.