Как-то вдова бесследно исчезнувшего оператор ОРТ Дмитрия Завадского Светлана сказала: «От Лукашенко я слышала только циничные заявления. Слов сочувствия я от него не дождалась. Чтобы Лукашенко посочувствовал женам и детям исчезнувших – такого не было».

«Белорусский партизан» вспомнил, что в разные годы говорил глава государства о своих исчезнувших оппонентах. Нельзя не обратить внимание: в его словах очень много нестыковок. 

2000 год: Я убежден, что это провокация
«Вы у меня спрашиваете по Завадскому. Что сказать? Первое, что я хочу сказать, что дело чести и прокуратуры, и МВД – найти Завадского… Дима – отличный парень! Он никакой опасности для спецслужб Беларуси не представлял. И спецслужбы Беларуси такие вещи никогда не делали, не делают и делать не будут! Вы сами это прекрасно понимаете. 

Кому мешал Завадский? Я убежден, что это провокация… Не хочу влезать в подробности, слишком много непонятных вещей для меня в этом исчезновении. Непонятная позиция семьи Завадского, жены и матери, которые на третьи сутки только пришли, чтобы рассказать то, что ее просили в качестве свидетеля. 

Непонятна позиция вашего Шеремета, который сюда приехал, вместо того, чтоб что-то рассказать, день где-то болтался, просил «БДГ», чтоб портреты Завадского печатали каждый день.

Эта акция не пройдет, Дмитрия мы все равно найдем. Мы его найдем, но виновным свернем головы! Покажите это тоже и россиянам, и белорусам, то, что я сказал».

2001 год: Пока не успел ознакомиться с той корзиной мусора, которую мне принесли
Летом 2001 года сотрудники прокуратуры Дмитрий Петрушкевич и Олег Случек заявили о работе в стране «эскадрона смерти», который, в том числе, похитил Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского. 

В ответ Лукашенко заявил, что не намерен отвечать на прозвучавшие обвинения и «пока не успел» ознакомиться «с той корзиной мусора, которую ему принесли». 

«Этот мусор касается вырванных из уголовного дела отдельных листов», — сказал Лукашенко.

2002 год: Я могу думать, что этих людей в Польше и Германии убили
В 2002-м Лукашенко заявил газете The Wall Street Journal, что недавно на территории Польши и Германии без вести пропали несколько белорусских граждан и добавил по поводу исчезнувших оппозиционеров: «Я могу думать, что этих людей в Польше и Германии убили».

«Полторы тысячи человек насчитывает оппозиционное движение в республике. Они не представляют никакой опасности для власти. Если бы у нас и была диктатура, то для самого ярого диктатора был бы совершенно очевиден тот факт, что расправляться с ними какими-то варварскими методами нет никакого смысла», – сказал Лукашенко.

2003 год: Были зацепки по Германии. Там опубликовали фотографию Юрия Захаренко
«Я бы очень хотел, очень, чтобы прояснилась ситуация вокруг ну совершенно невиновного ни в чем человека Димы Завадского. Это наиважнейший для меня вопрос. Я бы очень хотел. Мы предпринимаем некоторые попытки в том или ином направлении. 

Были зацепки и по Германии, вы помните, когда в газете, которую мне принесли, опубликовали даже фотографию Юрия Захаренко. По-моему Захаренко тогда была фотография. Мы уцепились. Мы сделали запрос немцам: объясните. Нам до сих пор, вы это знаете, никакой информации не дали».

2004 год: Если обнародую документы, то дело Завадского превратится в "антидело"
«Уже всем надоело – портреты, ставшие вдруг политически активными жены. Чего они шатаются за границей? Я что, их прогонял отсюда? И на этом себе политическую карьеру делают. Но слушайте, если «скрали» мужей, надо бороться за этих мужей, а они за деньги в какую-то политику лезут. Зачем?
 
Требуют от меня через газеты того уволить, того «задавить», того наказать. И кого? Самых надежных и преданных людей. Вы меня извините, но так не будет. Я за свои десять лет никого не «сдавал». И никогда этого не будет…
 
И вот что удивляет: ну если так родственники переживают, ну вы ко мне придите. Пришел один человек, женщина - понимаете, по какой причине я не могу назвать ее фамилию. Она пришла ко мне, я ее принял, спросила об одном человеке, опять не называю фамилию. 

Меня поразила эта женщина. Молодец. Я с ней три часа беседовал. Я ей показал некоторые документы. Но если я их сейчас обнародую, то дело Завадского превратится в «антидело». 

Это, кстати, моя боль единственная – Дима Завадский. Я бы многое отдал для того, чтобы узнать о судьбе этого человека».

2008 год: Для меня важнейший вопрос найти, если Завадский погиб, труп этого человека
«Я как-то уже говорил, Дима Завадский для меня – самая большая рана. Это абсолютно честный, порядочный человек, он никакого отношения не имел к политике. 

Он несколько раз, я его хорошо знал, он несколько раз меня сопровождал как телеоператор в начале моей президентской деятельности. Бывал в моей резиденции, и, помню, несколько раз за одним столом мы ужинали, завтракали, когда он меня сопровождал. 

По этому уголовному делу обвинение судом вынесено. Человек отбывает пожизненное заключение. Но для меня важнейший вопрос найти, если он погиб, труп этого человека».

Виктор Гончар и Александр Лукашенко, архивное фото
2009 год: Ну какой из Гончара оппозиционер!
«При чем тут Красовский? Он никаким поставленным не был. Дима Завадский – это оператор, который со мной работал. Какое он вообще к политике имеет отношение? При чем тут Витя Гончар, с которым мы постоянно были вместе, мы дружили с этим человеком…

Захаренко – бывший министр, у него бизнес был с Украиной, он кому-то задолжал, предупреждали его: будь аккуратен, не я предупреждал, а люди, с которыми в МВД. Никто из названных вами не были оппозиционерами…

Ну, какой (из Гончара) оппозиционер! Кто деньги заплатит, на того он работал. Ну, я Виктора лучше знаю, чем вы. И дальше, предъявление претензий со стороны родственников: где мой муж, где мой сын и так далее. Это я, прежде всего, должен спросить у семьи, где ваш муж, где ваш сын?»

2009 год: Это убийства на коммерческой почве. След убийц недавно обнаружен в Германии

«Погибли три человека, а СМИ крутят это до сих пор. Лукашенко их убил как противников режима. На самом деле, в двух случаях — это убийства на коммерческой почве, — обещали купить, продать, не сдержали обещание и были убиты, как это водится в полубандитской среде. След убийц недавно обнаружен в Германии. 

Или Дмитрий Завадский с Первого канала. Какой он мне противник, человек со средним образованием.

Почему я должен был его уничтожить? Вы хотите знать об этом правду? Была военизированная группа в Беларуси, возглавляемая неким Игнатовичем, очень подготовленные ребята из спецназа СССР...»

2011 год: Если вы мне не даете ответа, я могу подозревать?
«Мы нашли статью в немецкой газете. Там было фото нашего бывшего министра внутренних дел Захаренко. К тому времени мы пять лет расследовали его исчезновение и не могли ничего найти, а у них есть фото. Мы еще храним эту газету. Наш МИД отправил им информационный запрос. Ответа не пришло…

Я ничего не хочу сказать. Но я могу подозревать? Если вы мне не даете ответа, вот вы написали на немецком языке в своей газете. Не помню, какая это газета, известная газета. Где это? И причем тут Павличенко? Но это уже сейчас. Ну а потом его расследовали, это уголовное дело. Пришли-извинились – и перед Павличенко извинились. И мы его вынуждены были восстановить в должности».

2017 год: Все-таки надеюсь, что где-то их следы есть
«По-моему, Витя Гончар или кто-то еще были сфотографированы в Германии. Мы за это ухватились и начали торпедировать немцев: откуда эти фотографии? Где? Ответа мы до сих пор не получили.

…О покойниках, если они ушли из нашей жизни, плохо не говорят, но я все-таки надеюсь, что где-то их следы есть».