Пять часов переговоров Лукашенко с Путиным в Сочи закончились расставанием по-английски. Публике объявлено о “прогрессе” в союзном строительстве и названа новая дата встречи двух руководителей – 20 декабря в Санкт-Петербурге.

“Углубление интеграции” длится уже год, а народ даже не в курсе элементарного – куда и как углубляются два руководителя.

Директор по исследованиям аналитического центра EAST Андрей Елисеев ответил на вопросы Беларускай праўды о ходе и перспективах “союзного строительства”.

- Пятичасовые переговоры Лукашенко с Путиным в Сочи закончились молчаливым расставанием. Каков результат сочинских переговоров?

- Лукашенко хоть неуверенно, но движется по предложенному Кремлем варианту углубления интеграции в обмен на более значимую экономическую поддержку со стороны России. Как заявлял в своем известном мартовском интервью бывший посол России в Беларуси Михаил Бабич, более выгодный для Беларуси вариант экономического сотрудничества (внутрироссийские цены на газ, компенсации за налоговый маневр, более дешевые кредиты и т.д.) невозможен “без практической реализации положений Союзного договора о единой денежно-кредитной, налоговой, промышленной, аграрной, инфраструктурной, таможенной и прочей политики”.

В этой связи перед Лукашенко, по словам Бабича, “был поставлен вопрос о необходимости определиться с интеграционным форматом, который мы строим – ЕАЭС, Союзное государство или что-то еще”. Ввязавшись в создание и Программы действий по реализации положений Договора о создании Союзного государства, Лукашенко фактически дал зеленый свет формату СГ. Однако его расчет на то, что удастся замылить переговорные процессы, растянуть их до бесконечности и удостоиться экономических бонусов авансом не оправдывается. Кремль не отступает от своей позиции и выжидает, когда Лукашенко определится. У Москвы сейчас, правда, есть своя ахиллесова пята – потенциальный шантаж Лукашенко по поводу транзита российского газа.


- Видение «углубленной интеграции» Минском и Москвой после сочинских посиделок стало более четким и понятным?

- Итоги встречи дополнительно подтвердили, что Москва сменила формат отношений. Ее не устраивает прежняя схема “дешевый газ и нефть в обмен на поцелуи”, она предлагает новый этап “дешевый газ и нефть в обмен на куски суверенитета”.

Стратегия Лукашенко – пойти на минимально возможные уступки Кремлю (и не факт, что на этот раз Москва удовлетворится комфортным для Беларуси и властного Лукашенко минимумом уступок) и одновременно дезинформировать белорусскую общественность – не сообщать и преуменьшать последствия решений в рамках “углубления интеграции” для дальнейшего суверенного развития страны. Последнее Лукашенко и его администрации пока совсем неплохо удается – значительная часть населения Беларуси не в курсе не то что про риски “углубленной интеграции”, а даже про сам факт текущего торга по этому поводу.


- Из конкретики известно одно: руководители Беларуси и России договорились снова встретиться 20 декабря в Санкт-Петербурге. Действительно: если ни о чем не договорились 7 декабря, то зачем встречаться через две недели опять?

- Сторонам необходимо как минимум закрыть вопрос по поставкам газа, потому что текущий контракт истекает 31 декабря. Минск желает обеспечить более низкую цену на газ, а Москве нужен беспроблемный транзит газа через Беларусь в Евросоюз, учитывая, что запуск газопровода “Северный Поток – 2” откладывается как минимум на полгода и договоренности по транзиту газа через Украину у Москвы до сих пор нет. Лукашенко будет стараться привязать к газовому вопросу нефтяной и другие, но это не обязательно получится. То есть, если подписание программы углубленной интеграции и связанных с ней дорожных карт может вновь не произойти, вероятность как минимум газовой договоренности высока. В противном случае не исключена еще одна встреча на высшем уровне до нового года после 20 декабря и даже проблемный транзит российского газа через Беларусь в начале 2020-го.

- Отказ Кремля от дальнейшей поддержки официального Минска формирует новую реальность для Беларуси. Примет ли эту новую реальность Лукашенко?

- Нет иного варианта иначе, как принять новую реальность, вопрос в том, что станет ее следствием. Перед Лукашенко замаячила трудная дилемма: “кинуть” либо Кремль с его “глубокой интеграцией”, либо белорусский народ, который сдавать суверенитет не желает. Судя по тому, что весь процесс переговоров с Россией засекречен от общественности, пока в большей степени взят курс на второй вариант. Как я уже заметил, идеальный вариант для Лукашенко и, по всей видимости, его текущая стратегия состоит в том, чтобы отбиться от Кремля в рамках формата СГ относительно минимальными уступками и приуменьшить восприятие их негативных последствий в глазах белорусской номенклатуры и населения с помощью грамотной информационной кампании.

- На совместной встрече депутатов старого и нового созывов Лукашенко говорил об изменениях в Конституцию, которые предстоит сделать новому составу Палаты представителей. Как Конституция и «союзного государство» связаны между собой?

- В случае дальнейшего давления Кремля и продвижения наднациональных органов в качестве следующего этапа “углубления интеграции”, правки в Конституцию действительно могут быть увязаны и совмещены. Дело в том, что при таком теоретическом неблагоприятном сценарии, согласно Договору о создании СГ, после одобрения Парламентом СГ Конституционного Акта и утверждения его президентами, в странах должны следовать референдумы по поводу изменений в национальные конституции.







X