Сначала поломал сетку и поставил его в эфир вместо ранее запланированных собственных сериалов. А потом столь же неожиданно и удалил, перенеся показ на платную платформу PREMIER. Изумленной публике объяснили, что так и было задумано изначально: три первых серии в эфире, а весь сезон — только в интернете. Типа — «маркетинговый ход по повышению узнаваемости платформы PREMIER». Ну-ну.

Публика-то тоже не дура. По крайней мере, профессиональная публика, написавшая в различных СМИ о невероятной премьере ТНТ, а после изучившая опубликованные на сайте телеканала анонсы и программу передач на ближайшие дни.

Значился там голубчик — в прайм-тайм, сразу по три серии ежедневно по будням.

Сам Иван Ургант в среду вечером известил широкую аудиторию о премьере, сопроводив ее словами популярной песни «Это здорово, это здорово, это очень-очень хорошо» (правда, к моменту выхода «Вечернего Урганта» уже было известно о стремительном снятии сериала с эфира, но тут Иван не виноват: его ночной выпуск снимали днем, и такого развития событий ничто не предвещало).

Что тут скажешь? Цирк какой-то. Сеанс черной магии с мгновенным ее разоблачением. Что это вообще было? Почему сначала в авральном режиме запустили «Слугу народа» в российский телеэфир, а потом с беспрецедентной скоростью прекратили показ, спровоцировав при этом новую волну зрительского интереса и к украинскому сериалу, и к украинскому президенту, сыгравшему в нем роль простого учителя Василия Петровича Голобородько, волею народа оказавшегося на вершине власти.

Есть такой социальный феномен «эффект Стрейзанд», суть которого в том, что попытка изъять из публичного доступа ту или иную информацию, тот или иной «продукт» приводит лишь к росту интереса к нему. Имя этому эффекту дала в 2003 году американская певица Барбра Стрейзанд, предъявившая иск к фотографу, случайно запечатлевшему и разместившему в интернете фото ее дома. До иска это фото на сайте кликнуло шесть человек. За месяц количество просмотров возросло до 420 тысяч, а сам суд певица с треском проиграла.

Со «Слугой народа», похоже, будет та же история. Так стоило ли огород городить и устанавливать рекорд, достойный Книги Гиннесса: самое короткое пребывание сериала в эфире. Всякое бывало с сериалами. Разные каналы ставили разные фильмы в прайм-тайм, надеясь собрать максимальную аудиторию. Если же аудитория вдруг массово отказывалась смотреть то, что ей предлагали, вещатели либо переносили потерпевших фиаско на другое время, либо вовсе изымали из эфира — благо поток сериальной продукции никогда не иссякает и всегда есть, чем заменить не оправдавших надежду творцов-производителей. Время в эфире стоит больших денег. Рекламодателям нет никакого смысла размещать рекламу своих товаров и услуг в пустом безвоздушном пространстве.


Но случай со «Слугой народа» особый не только потому, что замеры аудитории еще попросту не были готовы, а потому, что

первый же показанный эпизод подвергся очевидной цензуре, что мгновенно заметили внимательные зрители, уже посмотревшие сериал в Сети.

По старинной советской традиции население восточной части страны увидело некупированный фрагмент фильма, где по сюжету премьер-министр помогает вновь избранному президенту Голобородько выбрать костюм и часы, подходящие ему по его новому статусу. Название часов швейцарской марки Hublot, которые якобы предпочитает Путин, он произносит как «хубло», вызывая у героя Зеленского удивление: «Путин — хубло?»

Но до Центральной части России эта крамольная реплика не дошла. Возможно, кто-то бдительный на востоке услышал-увидел и доложил куда следует. Ведь дальше по ходу действия сериала будут и другие возмутительные эпизоды и реплики, и что теперь делать вещателю? Отсматривать все заранее и трястись от ужаса, что недоглядели, пропустили, допустили? Вот, к примеру, человек государственный, депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Вострецов по просьбе телеканала «Дождь» посмотрел «Слугу народа» перед премьерой на ТНТ и вынес свой авторитетный вердикт: «Здесь такая пародия, такая ненависть. Это завуалированный образ Путина как врага».

При этом сам президент России Владимир Путин, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, которые процитировал ТАСС, смотреть «Слугу народа» не будет. И не потому, что в главной роли там снялся нынешний президент Украины Владимир Зеленский, а потому, что

российский президент вообще сериалы не смотрит: «Времени у него нет».

Впрочем, трудно заподозрить, что лично Путин приказал «Слугу народа» немедленно из российского эфира изъять, так же, как невозможно представить, что лично он давал отмашку: «Можно показывать». Скорее всего, кто-то чего-то не так понял, а когда понял — ужаснулся. Это же прямое покушение на сакральность власти вообще. Пусть у себя в Украине покушаются, а мы им еще в этом и подсобим: гляньте, люди добрые, к чему приводят дешевый популизм и ставка на благоразумие народа? 

Хотите как в Украине? Ради бога. Только наше ВСЁ не троньте. У нас свой сериал вот уже сколько сезонов с успехом идет в эфире всех телеканалов страны. Наш президент, в отличие от украинского, не артист и тем более не комик, а настоящий вождь нации. Отважный — истребитель пилотировал, в батискафе на дно морское опускался, за амфорами бесстрашно нырял, стерхов за собой в полет увлекал, лошадей Пржевальского с ходу приручил. Человечный — поэтому и народ к нему тянется. Где бы он ни появился — окружают, руки тянут, потрогать-обнять норовят, отцом родным называют.

В украинском же аналоге (как в кино, так и в жизни) — какая-то пародия на президента. Слегка перефразируя слова городничего из бессмертного «Ревизора», ну что в этом вертопрахе похожего на президента? Ничего! Вот просто ни на полмизинца не было похожего — и вдруг все: «Президент! Президент!»


Ему на нормандском саммите даже автомобиля приличного не предоставили! Прибыл в Елисейский дворец на обычном «Рено» явно не представительского класса! Сами думайте, что это значит. Именно так комментировали приезд Зеленского на переговоры с европейскими лидерами корреспонденты канала «Россия 24», продолжая творить свою версию «Слуги народа». Документальную. Этому параллельному сериалу нет конца. И вместе в российском эфире им не сойтись.